Chateau Margaux: действующие лица

13 января 2010
Фото: Clay McLachlan специально для SWN Статья из архива журнала за 2008г. В это трудно поверить, но в 1970-х годах репутация Chateau Margaux была под угрозой. Поль Понталье, интервью с которым вы найдете выше, еще застал тот период нестабильности

Мизансцена

С 1934 года шато принадлежал семье Жинесте — некогда могущественным негоциантам Бордо, которые владели долями во многих известных поместьях. Жинесте вроде бы видели себя символами прогресса, первыми в Бордо они стали употреблять слово «маркетинг», которое их соседи воспринимали, как ругательство. Скажем, в 1960-х они придумали смешивать вина неудачных урожаев из разных шато и продавать их под маркой Ginestet, они стали давать рекламу своих вин в автомобильных журналах и в Lui (французском аналоге Playboy), за что бордосцы устроили им бойкот. В отсутствие поддержки коллег дом Ginestet сильно пострадал во время финансового кризиса, начавшегося в 1973 году, когда продажи вин Бордо снизились до критической отметки. В погребе шато было уже три непроданных урожая, но гораздо хуже то, что качество, как говорили наблюдатели, больше не соответствовало уровню премье крю. Несколько веков Chateau Margaux было, пожалуй, главным символом величия Бордо, и его упадок в духе настроений того времени воспринимали как культурную катастрофу. Жинесте решили продать его. Готовилась сделка с домом Remy Martin, но она сорвалась. Потом о намерении купить шато заявила американская компания National Distiller: французское правительство запретило продажу на основании того, что Chateau Margaux является национальным достоянием. Chateau Margaux

Андрэ Ментцелопулос

В 1978 году его, наконец, купил Андрэ Ментцелопулос — грек по происхождению, он все же был весьма уважаемым человеком во Франции, так что его прибытие было воспринято не как вторжение, а как операция по спасению. Ментцелопулос был сыном крестьянина с Пелопонесса. Тот, хотя не учился даже в начальной школе, сумел в юности эмигрировать в Америку, а потом вернуться домой, стать владельцем двух отелей, мэром родного городка и обеспечить прекрасное образование своим четырем детям. Андрэ говорил на шести языках, а еще у него было «шестое чувство» — интуиция удачливого предпринимателя. Значительный капитал он сколотил в Пакистане, где был вхож в круги политической элиты и поддерживал будущего президента страны Зульфикара Али Бхутто (отца Беназир Бхутто). В конце 1950-х в Швейцарии он познакомился с будущей женой, Лаурой. Она была из Тулузы и ехать с ним в Пакистан отказалась. Поэтому Андрэ сам переехал во Францию в 1958 году. По совету владельца Printemps, он купил сеть Felix Potin, в которой было 80 бакалейных магазинов. Через 20 лет их стало 1600 по всей стране, Ментцелопулосу также принадлежало много недвижимости в Париже, при этом его считали одним из образцов добропорядочного ведения бизнеса. Он не был «акулой», его уважали, а не боялись. В Бордо его не приняли в «штыки». Понимая значение Chateau Margaux, он не рассчитывал что-то быстро на нем заработать. Он предвидел, что у Бордо наступит новый Золотой век. Он видел на 20 лет вперед.

Эмиль Пейно

Все сомневались, что Ментцелопулосу удастся быстро поднять великое хозяйство на ноги, но он сразу пригласил на помощь Эмиля Пейно, и всего за год эти двое заставили мир признать, что «Margaux возродилось из пепла». Пейно — первый и величайший энолог XX века, который и разработал всю эту практику консультирования сразу нескольких хозяйств. Сегодня явление «консультантов» расценивается неоднозначно, но вклад Пейно в современную историю Бордо неоценим. Его часто называют отцом всего современного виноделия, потому что он заложил основы общепринятых сегодня винодельческих практик. В 1949 году он защитил докторскую диссертацию по биохимии вина и стал профессором Университета Бордо. Он опубликовал более 300 научных трудов, посвященных всем аспектам производства и анализа вина. Параллельно он консультировал разные шато, поскольку считал, что виноделам нужна поддержка со стороны науки, чтобы преодолеть кризис. Принципы, которые он проповедовал, сейчас кажутся элементарными, но тогда требовали доказательства: например то, что винодел должен уметь определить момент оптимальной зрелости винограда (его зачастую собирали недозрелым, просто чтобы не рисковать); что нужно проводить селекцию и удалять поврежденные ягоды, а не сваливать сразу все в чан; что во время ферментации нужно следить за температурой и не позволять суслу перегреваться (это именно благодаря «пропаганде» Пейно в Бордо в 1960-х появились первые стальные чаны с термоконтролем); что в погребе нужно поддерживать идеальную чистоту и т.д. Он был сторонником новых бочек лишь потому, что был противником старых, зараженных бактериальными инфекциями. Собственно с «большой уборки» он и посоветовал начать операцию по спасению Chateau Margaux. Ментцелопулос сразу же начал строить новый погреб, а Пейно составил программу постепенного обновления виноградника. Все оборудование привели в порядок, и уже урожай 1978 года был очень удачным. Вклад Пейно был всеми оценен высоко. Он удобно устроил в Margaux свою лабораторию и оставался здесь вплоть до конца 1980-х годов. Хотя за свою жизнь Пейно был консультантом более 150 хозяйств, и многие из них стали, благодаря ему, звездами своих регионов, но работу в Chateau Margaux всегда упоминают в числе его главных достижений. Эмиль Пейно умер в возрасте 92 лет в 2004 году. Коринн Ментцелопулос Коринн было 25 лет, когда ее отец купил Chateau Margaux. Она его единственная наследница (ее младший брат трагически погиб в возрасте 18 лет). В юности она мечтала стать профессором философии и обожала все университетские курсы по филологии и лингвистике. Но она всегда знала, что ее предназначение — продолжить дело отца, так что, с университетским дипломом по латыни и древнегреческому, она занялась и бизнес-образованием, получила MBA, начала свою карьеру в парижском маркетинговом агентстве, потом перешла в Felix Potin. Когда отец стал владельцем шато в Бордо, она не думала, что это изменит ее жизнь. Сеть Felix Potin в 1980-м году была продана, а в декабре 1980-го Андрэ Ментцелопулос неожиданно умер от аневризмы. Коринн должна была принять на себя управление хозяйством, она была полна решимости с честью выполнить миссию. Конечно, она могла рассчитывать на поддержку Пейно и бывшего в то время главным виноделом хозяйства Филиппа Баррэ. Они научили ее всему. Коринн вспоминает: «Мне и тогда часто приходилось давать интервью, и когда журналисты спрашивали меня что-нибудь такое о вине, чего я не знала, я прерывала интервью, говорила, что мне нужно сделать срочный звонок, и бежала звонить Баррэ, чтобы он объяснил мне, как я должна ответить, чтобы выглядеть компетентной». Но с такими учителями Коринн скоро стала полноправной хозяйкой великого замка. В 1983 году Баррэ собрался на пенсию. Поль Понталье, явившийся на замену, оказался тем первым человеком, кого Коринн сама приняла на работу в шато.
  • 13 января 2010

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari