Добрый великан

30 мая 2016
Крупнейшее бургундское биодинамическое хозяйство выросло за 40 лет более чем в 100 раз. Его основателю Жан-Марку Брокару есть что рассказать о шабли, одном из самых популярных в мире белых.

Жан-Марк Брокар — коренной бургундец из крестьянской семьи, винодел в первом поколении, невероятным образом сумевший построить винную империю в Шабли, которая оставила позади многие старинные негоциантские дома. Адепт утонченного минерального вина, он год за годом оттачивал его качество, попутно скупая у нерадивых соседей всё новые и новые участки. Став крупнейшим шаблийским бизнесменом, он ничуть не изменил себе. 33 сотрудника его домена нередко наблюдают, как Жан-Марк, подобно графу Толстому, шагает, засучив рукава, за плугом по своему коронному винограднику Sainte-Claire. Плуг тащит здоровенный, под стать хозяину тяжеловоз-першерон. Крестьянин в душе, Жан-Марк порой делает уходящим на пенсию сотрудникам подарки в виде трети, а то и половины гектара виноградника, закатывая с ними шумные пирушки под занавес сезона и в его начале. Он искренне считает шабли вином наступившего тысячелетия, одним из самых успешных и востребованных в мире.

Когда я попал в Шабли, то понял, что никуда отсюда не тронусь. Дело не в семейной истории: магия этого места зачаровывает. Я вырос в затерянной в лесах деревушке, и крупные регионы, где виноградники простираются до горизонта, мне не понять. Я не люблю юг. Мне куда ближе эта мозаика маленьких терруаров, разбросанных от холма к холму, туманы и снег зимой. Влюбившись в это место, я стал рассказывать о нём людям. Самым доступным языком, через вино.

В Шабли температура всегда на 2-3 градуса ниже, чем в Бургундии. Немало и осадков: мы ближе к океану. Однако здесь спасением выступают наши почвы. В Кот д'Оре виноградарь после дождя вынужден выжидать два часа как минимум, иначе он не сможет ходить по рядам из-за липкой глины. У нас я иду на виноградник уже через полчаса после любого ливня.

Мы начали с участка в 0,3, потом в 12 га, а затем выросли просто невероятно, хотя никогда не планировали делать домен самым крупным в Шабли. Он рос словно сам по себе, вместе с моими детьми, с интересом к нашему вину в разных частях света. Чем больше в мире употребляют морепродуктов, чем чаще люди отдыхают на море, тем больше они будут пить шабли: это такой же очевидный факт, как и то, что шардоне — один из лучших белых сортов мира. Можно назвать шабли выгодной долгосрочной инвестицией, но я далёк от таких размышлений. Я просто вложился в землю, которая за 40 лет стала для меня родной.

Шабли, как и вся Бургундия, — северный винодельческий регион. Здесь огромно влияние милле- зима, существенны нюансы почвенных различий. На юге в факторах терруара доминирует солнечная активность. Она очень высока, она выравнивает мил- лезимы, даёт высокую зрелость, накапливает сахара и полифенолы: но и для белых вин, согласитесь, это не очень полезно. То ли дело солнце у нас: при обычной прохладе солнечная осень — невероятная благодать для виноградников. Я заметил, что когда после холодного лета наступает солнечный сентябрь, урожаи бывают великими. Вот и в этом году мы рассчитываем собирать шардоне не раньше середины октября, а это очень хорошо.

Пти Шабли чаще всего делается с участков, где мало киммерийского известняка. Это малая часть виноградника Шабли, но в последнее время мы замечаем, что Пти Шабли с вершин холмов, с бедных почв порой лучше стандартного Chablis АОС. Это, конечно, исключение. Но границу между этими двумя аппелласьонами лично мне провести трудно. Мы, живя здесь, знаем, какой участок какое качество даёт. Всё сложнее аппелла- сьонного деления, как это порой бывает. Есть участки где киммерийский ярус скрыт под тонким слоем портлендского. Где они смешаны по причине эрозии почв и так далее. Тогда большую роль играет экспозиция, но опять же это всё теория. Ведь у нас есть гран и премье крю, которые обращены и на восток, и на запад, и на юг, и даже на северо-запад! Все эти нюансы подчёркивают терруарносгь шабли.

Проект наших геологических вин — это попытка дать слово природе, дать ей выйти на первый план в вине и подчеркнуть особенности терруаров. Мы ведь в регионе, где очень показательно геологическое разнообразие наших слоёв известняка, они так и просились на этикетку. Так родились портландское, киммерийское, юрское шардоне. Один и тот же сорт, одинаковая ви- нификация. Вина безумно интересные для молодёжи. Если хотите, это мой вклад в винное образование. Это учебник для сомелье в бутылках!

Говоря о Шабли, порой забывают, что у нас тоже есть Левый и Правый берега, как в Бордо. Это берега реки Серен, которая течёт на северо-запад и впадает в Йону. На левом берегу экспозиция очень сильно меняется от участка к участку, рельеф сложный, много киммерийского известняка на вершинах холмов. На правом берегу премье крю соседствуют с гран крю, там в почвах содержится много глины, порой её больше известняка. Да и экспозиция однородная, все виноградники смотрят на восток, на юго-восток. Здесь вина мощнее и насыщеннее, хотя на оба берега найдутся свои любители.

Шабли — универсальное вино для северных стран, вовсе не случайно оно так популярно в России. Скандинавия тоже невероятно растущий рынок для нас, там шабли просто воспевают как ожившее в бутылке море, я читал такие отзывы. Вино вообще очень поэтическое, я думаю, вы заметили, ведь и ваш Пушкин рекомендовал его к рыбному супу («Влей в уху стакан шабли» — прим, ред.) Действительно, что ещё пить в таких рыбных местах, как Стокгольм, как Петербург! А юмор-то весь в том, что Шабли — это самый центр Франции, самое удалённое от всех морей место.

Парк юрского периода — вот что такое наше Шабли. Все эти раковины, окаменелые моллюски, следы древнего моря — мы не для красивых фотографий их достаём. Они просто буквально повсюду. Не бывает ни одного запахивания виноградника, которое не откроет несколько таких раковин. Вот какой парадокс, моллюски оживают в наших винах, а люди пьют их под современных моллюсков. Круг замыкается, и мы — самые морские виноделы Франции!

Биодинамику принёс в наше хозяйство мой сын Жюльен. Сам он признаётся, что сказались биодинамические опыты некоторых бургундцев, в частности, Domaine Lafon, Лефлевов. Я не могу объяснить досконально влияние этой практики на наше вино, но вино действительно словно оживает. Когда био- динамисты говорят о воскрешении, оживлении тер- руаров — это не пустые слова. Винодел чувствует себя в гармонии с лозой, со всей природой. Он становится одухотворённее, он превращается в настоящего творца. А на этом подъёме он и к винам относится более творчески. Я это испытал на себе.

К биодинамике виноделов приводит не просто общепринятая любовь к экологии. Это поиск чего- то истинного, живого. Природного. Поиск идентичности терруара и самого себя. Я до Жюльена этого не понимал, хотя никогда не злоупотреблял химией, практикуя опрыскивания по необходимости, да порой гербициды применял, трактором распахивал междурядья — как все. А Жюльен меня убедил, что и лошадь может быть не хуже трактора, да и технологии виноградарства ушли далеко вперёд. Я скажу невероятную вещь, но биодинамика — это никакой не возврат к корням, это движение вперёд. Это очень современно. У сына образование научное, он инженер — и вот этот парень яростно стал защищать первичность природы перед техникой.

Миллезимы последних лет:
комментарии Жюльена
Брокара

Классический шаблийский миллезим — это вино, в котором одновременно будут свежесть, кислотность, минеральность, йодистость. Это те самые свойства, которые делают шабли уникальным вином и раскрываются в лучшие годы. Для раскрытия этих свойств погода должна быть прохладной, но не обязательно: были случаи, когда вина раскрывали минеральные черты, оставаясь зрелыми. Пить базовое шабли можно пить быстро, но следует помнить: в хорошие годы вино раскрывается меделеннее. Если нравятся кислотные шабли — пейте их молодыми, а вот йодистую и минеральную структуру надо подождать от пяти до десяти лет. Вот почему она раскрывается в винах старых лоз.
2012 имеет хорошую структуру, кислотность, это один из лучших урожаев последних лет, минеральные, зрелые вина.
2011 вышел менее зрелым, но очень тонким, неполнотелым, элегантным. Эти вина нравятся нынешним потребителям своей субтильностью и свежестью.
2010 год абсолютно шаблийский, много минеральности, много кислотности, сила и структура, йодистые нотки. Вино будет долго стареть, его можно класть на полку.
2009 выглядит очень спелым, очень насыщенным и малокислотным. Вина фруктовые и округлые, их надо пить молодыми. Читайте: можете пить уже сейчас, они достигли оптимального возраста зрелости.
2008 год с высокой кислотностью, минеральностью, вина были излишне напористыми в молодости, но со временем это сгладилось и нынче они входят в идеальное состояние, это показательное шабли великого года.

vino.png

Шабли со старых лоз — история для знатоков, конечно, это вино дано понять не сразу. Les Vieilles Vignes de Sainte Claire стало практически квинтэссенцией киммерийских почв, это история терруара во всей его глубине, ведь корни тех лоз уводят нас на 70 лет назад. У этого вина колоссальный успех среди профессионалов. Хью Джонсон его просто обожает и даже вводил в свои дегустации перед шаблийски- ми гран крю, и трижды оно оказывалось успешнее. У этого вина столько же именитых поклонников, как у половины наших других вин, особенно в Великобритании, в скандинавских странах. Йодистое, минеральное, глубокое и долгое. Во Франции сомелье его ценят очень высоко, для Джеймса Саклинга это эталон, идея шабли в самом чистом выражении.

Наш туристический проект вырос из обычной традиции семьи. Она такая же, как у многих бургундцев: радушно и гостеприимно встречать людей, которые приехали к вам с открытым сердцем. Когда мы только завоёвывали свою известность, я всегда говорил, что люди, купившие одну бутылку, шесть бутылок, шесть тысяч бутылок вина Jean-Marc Brocard имеют право рассчитывать на равный приём, на равное внимание. Да, таких «частных клиентов» постепенно становилось всё больше и больше. В этом мы, кстати, схожи с компанией Simple, которая всегда вкладывалась в винное образование.

Среди наших ключевых клиентов могут быть и шведы, которые купили вино в супермаркете, и японцы, нашедшие его в суши-баре, и русские, однажды заказавшие его в московском ресторане. И парижане, которые едут в сторону Дижона и вдруг видят на дороге указатель со знакомым именем. Даже такой винный треугольник зародился: Шабли-Бон- Шампань. Или вот британцы к нам заезжают с круизов по Луаре. Всех их приводит к Брокарам интерес. Это фактически послы и нашего домена, и Шабли. Когда они видят всё своими глазами, то становятся (я надеюсь на это) ещё ближе к нашим винам.

Когда-то жене досталось по наследству несколько гектаров пино нуар в Иранси, неподалёку от (Эсера. Сначала мы держали эти виноградники просто из уважения к истории семьи, а теперь делаем неплохое пино нуар и даже розе для людей, которые не могут себе позволить дорогие вина. Да, Irancy не престижный аппелласьон, но он имеет право быть серьёзным. Там у нас и лозы шестидесятилетние, и стараемся мы делать эти вина так же, как остальные, независимо от их статуса. У меня есть приятели-счастливцы, имеющие по несколько гектаров гран крю и больше ничего. Так им некуда развиваться! А здесь я делаю лучше наши «маленькие» вина, потом стараюсь сделать ещё лучше премье крю, а гран крю должны быть ещё на голову выше: вот он, смысл этого движения. Надо постоянно соотносить свои результаты с той «планкой», который ты себе мысленно наметил. Это внутренняя динамика.

Мы планируем в ближайшее время взяться за вина Кот-д'Ора. Именно красные, потому что с белыми у нас всё отлично и здесь. Я берегу эту мечту до тех дней, когда будет больше времени, когда я буду удовлетворен всем тем, что сделано в Шабли. Знаю, это нескоро произойдет, но стремиться к Кот-д'Ор надо. Это ведь моя родина, я родился в 25 километрах от Бона.

Ещё одна моя мечта, к реализации которой я уже прихожу, — как-то объединить все эти маленькие домики-отельчики, которые сдают фермеры в Шабли и заняться строительством собственных гостевых домов Хочется вообще вдохнуть новую жизнь в наши места. И уточнять, усложнять нашу гамму крю, отдельных виноградников. В этом плане я на полном серьёзе считаю себя преемником тех древних монахов, которые разбивали наши виноградники, и возводили шесть столетий назад нашу церковь.


  • 30 мая 2016

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari