Гип-гип-гибрид!

Софья Мироедова

Иллюстрации

Биссо Атанасов

Автор

1 июля 2019

Гибриды наступают! Да-да, может, вы их не замечаете и не знаете даже, что они где-то есть, но они, как «Чужой» из одноимённого фильма, не только обосновались на нашем «корабле», они тайно лезут к нам внутрь, скрываясь за неприметными этикетками.

Для начала давайте разберёмся с терминологией. Кросс — это когда один сорт европейской одомашненной лозы Vitis vinifera скрещивается с другим с­ортом этого же вида. Например, каберне фран × совиньон блан = каберне совиньон. Это кросс. А гибрид — это когда Vitis vinifera скрещивают с лозой другого вида, обычно американского или азиатского происхождения. Например, изабелла американского происхождения (ибо там Vitis lambrusca), а голубок — азиатского, так как у него в родословной Vitis amurensis. 

У гибридов было два крупных «прихода»: первый в конце XIX века, когда европейский виноградник пытались спасти от филлоксеры, скрещивая местные сорта с американскими, устойчивыми к тле. И хотя проблему решили иначе (прививанием черенков евролозы к корням американской), попытки скрестить ежа с ужом не прекращаются вот уже более полутора веков. Просто американская лоза устойчива ещё к двум заразам, убивающим е­вролозу, — милдью и оидиуму. Их тоже, к слову, завезли в Европу незадолго до филлоксеры, и на данный момент это те две напасти, на борьбу с которыми тратится больше всего «химии» в разрезе всего сельского хозяйства.

Второй приход у гибридов проходит в наши дни. Не в последнюю очередь это связано с «давлением на общество» экологически озабоченных граждан, засильем почитателей органической еды и питья и прочих зожников. Логика проста — гибриды могут существовать без пестицидов, значит, высаживая их, мы бережём природу и не загрязняем окружающую среду, ура-ура! Крестьяне, особо те, кто живёт с выращивания и продажи винограда, только этого сигнала и ждали и, ликуя, кинулись сажать гибриды — ведь при фиксированных ценах на виноград чем меньше ты потратишь на его обработку, тем больше заработаешь. Так ли всё просто на самом деле?

Давайте посмотрим на успехи гибридов в наше время. Гибриды типа соляриса довольно распространены в северных широтах из-за морозостойкости и очень короткого вегетативного цикла. То есть они успевают созреть за недолгое северное лето. В Канаде гибрид (правда, уже в энном поколении) видаль отвечает за самые рейтинговые и дорогие айсвайны страны. Вы никогда не задумывались, почему американская жвачка или косметика «с запахом винограда» пахнет всё той же и­забеллой? Просто в США виноградный сок, что п­родаётся в супермаркетах, производится почти исключительно из устойчивого ко всему гибрида конкорд, и этот запах знаком тамошним детям сызмальства. Гибрид под названием «Достойный» стал лучшим вином России два года назад. А буквально на днях один из старейших и, судя по результатам, уже загнивающий конкурс вина, а именно Брюссельский международный, присудил болгарскому вину из гибрида регент аж золотую медаль. В А­встрии к двум ранее разрешённым гибридам добавили ещё три белых, причём один из них советской послевоенной селекции (цветочный или блютенмускателлер в их прононсе), мы об этом писали в январском номере SWN. Посадки гибридов в Австрии достигли уже 400 га! В остальной Европе потихонечку начинают выдавать региональные разрешения на посадку гибридов (ранее был панъевропейский запрет на это), особенно преуспели и­тальянские р­егионы Венето и Фриули.

Есть четыре актуальных аспекта развития ситуации по гибридам, которые направят её в ту или в иную сторону.

Потребители

Несмотря на восторженные возгласы природозащитников потребитель не готов вкушать гибридные вина, уж слишком у них плохая репутация (напомним, в Европе они под запретом из-за смертельных случаев отравления метанолом во второй половине ХХ века). Поэтому производители их всячески прячут, как бы стесняясь публично признаться в том, что они с ними работают. Названия гибридов не упоминают на этикетках или на сайтах виноделен. Немцы даже ввели красивый термин для них — PIWI, что в переводе означает примерно «сорта, устойчивые к грибковым атакам», по-русски СУКГА. Этот термин стал приживаться и в других странах (например, в Италии). Названия новых-старых гибридов мимикрируют под «обычные» сорта типа Souvignier Gris или Muscaris.

Конкуренция

СУКГА-производителей не очень жалуют и те, кто работает с евролозой. Особенно яростно против них выступают «натюрщики» и прочая винная гопота. На выставке «натуральных вин» Vinnatur в Виченце в этом году Анджолино Мауле (Maule), предводитель одного из итальянских движений натюрщиков, разразился уничижительной тирадой в адрес СУКГА-вин, мол, пробовал много раз, пить это невозможно, это как фанта со спиртом, зачем такое вообще делать и где тут вино? Я бы ему ответил, что 80% того, что делают его подопечные, тоже пить невозможно, и задать те же вопросы, но речь сейчас не об этом. Ясно, что piwi-сты оттягивают клиентуру у «натюрщиков», ибо в борьбе за то, кто более «натуральный», первые явно выигрывают.

Окружающая среда

Природозащитники и не догадываются, что гибриды не так уж б­езобидны, но это не только их проблема, а сельхоза и человечества в целом. Дело в том, что в любом живом организме природой заложено стремление выжить, в том числе во вредных грибках, жучках и даже бактериях. Со временем они начинают мутировать и становятся устойчивыми к бóльшей части применяемых против них средств защиты. Анджолино приводил пример из собственной практики, когда 20 лет назад он высадил огород с киви, которое вообще не надо было тогда обрабатывать. Через 20 лет новый владелец огорода опрыскивал его защитными средствами более десяти раз в год. Ибо появились новые заразы, к которым киви оказался неустойчивым. Другой винодел рассказывал, как видел во Фриули лозы фраголино (оно же изабелла), полностью изъеденные милдью, к которой сорт вроде устойчив. Масло в огонь подливают и биопроизводители, ибо бóльшая часть применяемых ими средств заразу не убивает, но отпугивает. И получается так, что зараза с удвоенным остервенением кидается на другие культуры, в том числе на окружающие сельхозугодья леса, к тому же вырабатывает резистентность даже к конвенциональным средствам защиты. 

Общественное мнение

Существует способ «улучшить» вкусовые показатели гибридов (убрав их лишнюю «изабелльность») путём «редакции генов», т. е. генной инженерии. Грубо говоря, ген, отвечающий за устойчивость к какой-то напасти, замещает другой ген в ДНК евросорта. При гибридизации передаётся, напомним, 50% генов неевропейской лозы, причём не обязательно те, что нужны. И пока учёный получит сорт с нужным геном, могут пройти десятки лет. «Редактура», конечно, гораздо быстрее, но общественность пока жёстко против ГМО. Второй аспект — это так называемое «наследие человечества». Гибриды в своё время были запрещены в том числе из-за того, что возникла опасность потерять сортовое богатство мира. Сейчас это тоже актуально. На конференции Vinnatur журналист из Рима спросил у одного молодого СУКГА-производителя из Альто-Адидже: «Ваш дедушка производил вино из местных европейских сортов, скьява, там, совиньон, пино гриджо и т. д. Вы всё это искоренили, оставив 0,5 га пино бьянко, и высадили гибриды. Вам не кажется, что вы лишили человечество того, что было в его распоряжении на протяжении тысячелетий? Что вы оставите своим детям?». Молодой человек моргал и сбивчиво отвечал: «Но я же защищаю природу…». 

А защищает ли, на самом деле? И стоит ли эта «благая кауза» таких потерь, подумайте сами?


Вино месяца: Vigneti Massa Pertichetta Vino Rosso 2011

Вальтер Масса любит говорить: «Для конвенционалистов я слишком био, для био слишком конвенциональный, потому я себя считаю зелёным нулем на рулетке».

  • Софья Мироедова

    Иллюстрации

    Биссо Атанасов

    Автор

  • 1 июля 2019

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari