Художник тосканских холмов

3 июня 2009
Хозяин фаттории Petrolo о вине говорит с азартом и убежденностью влюбленного и точностью философа. Лука Санджуст родился и вырос в Риме. Закончил римский университет «Ла Сапиенца». Женился. Стал художником, добился признания, а потом за минуту до славы бросил живопись ради вина и поселился рядом с семейным виноградником в Тоскане, что находится на пол-дороги из Сиены в Ареццо, между Кьянти и долиной Кьяны, у подножья зеленых, будто бархатных холмов. «Природа идеальна. А мы, люди, можем только разрушать. Когда мы работаем в погребе, я все время повторяю: «Давайте ошибаться как можно меньше». «Сегодня хорошие вина есть почти везде. Но между хорошим и великим вином огромная разница. Нужны исключительные условия — особый микроклимат. Нужно, чтобы природа тебе помогла, только тогда, работая много и упорно на винограднике, можно создать великое вино. Мы стараемся делать это». Fattoria Petrolo «Закон энтропии говорит о неизбежных потерях при трансформации, поэтому при превращении винограда в вино я стараюсь потерять как можно меньше той красоты, которую мне дала природа». «У вина должна быть честная цена. Вино — это удовольствие физического уровня, и если оно стоит слишком дорого, то перестает быть удовольствием. Моя страсть — вино, моя работа — вино. Я могу позволить себе покупать практически любые вина, но иногда у них настолько абсурдная цена, что это меня останавливает. Бутылка Petrus не может стоить 3000 евро. Каким бы особенным это вино ни было». «Я пытаюсь делать максимально хорошее вино за минимальную цену, и за это меня все критикуют. Цена «Галатроны» на треть меньше, чем у равнозначных вин Тосканы, потому что я так хочу. Я хочу, чтобы у «Галатроны» была такая цена, при которой почти каждый мог бы себе позволить выпить бутылку». «Я был художником. Рисовал больше 15 лет. Потом бросил. Не мог заниматься живописью и виноделием одновременно. Решил, что я могу делать хорошо только что-то одно. И тогда я бросил живопись, как будто это была другая жизнь. В один прекрасный день просто выбросил ключи от мастерской в озеро и вот уже лет десять, как она закрыта. Все картины остались внутри». «Мой дед был военным инженером. Он приехал в Тоскану сразу после войны и влюбился в эту землю. Тогда цены были другими, и он смог купить ее. Годы спустя моя мать решила, что здесь подходящая земля для мерло. Сейчас я как раз воплощаю мечты своей матери. Надеюсь, что мой сын и сын моего сына поймут лучше меня потенциал этой земли и воплотят мои». «Название «Петроло» происходит от латинского имени загородной виллы для знати — там, где сейчас наш дом, располагалась вилла одного из консулов Римской империи. Именно тогда была достроена и башня, римляне просто использовали старый фундамент этрусков». «У нас есть документы начала XIV века, тех времен, когда Петроло находилось под патронатом епископа Ареццо. Местные крестьяне отдавали ему все, что производили, а епископ с радостью писал в письме: «Я очень доволен, потому что вино и масло из Петроло превосходны. Я отправляю их на север и выручаю немало денег от продажи». «И все-таки, я начал сажать мерло под вдохновением l'Apparita от Castello di Ama. Мы уже много лет дружим с Марко и Лоренцей, и наши хозяйства находятся по соседству. Первая, небольшая часть виноградника «Галатроны» — это побеги мерло из Castello di Ama, привитые к лозами нашего старого виноградника санджовезе». «Двадцать лет назад, занимаясь исследованиями почв, мы обнаружили, что, помимо обычных для Тосканы пород, здесь залегает пласт глины. Она создает идеальные условия для высадки мерло. Сходные с Помролем условия: сверху камни и песок, внизу — глина, которая даже в самое жаркое лето держит влажность на нужном уровне». Fattoria Petrolo «Мне повезло: в свое время я подружился с Дени Дюранту — он один из крупнейших в мире специалистов по мерло. Он создает помрольское Chateau L’Eglise Clinet и научил меня многому. Двадцать лет назад он приехал к нам сюда и оценил возможности Петроло. Потом я подружился с Франсуа Тьенпоном (вы ведь помните, что Le Pin — это его детище), но даже больше — с его братом Александром, владельцем Vieux Chateau Certan. Можно сказать, что они стали в некотором роде моими духовными наставниками». «Мерло нужна влажная почва, чтобы максимально самовыразиться. В отличие от санджовезе. Последний — немного мазохист, по нему, чем больше лоза страдает, тем лучшие плоды она даст. У санджовезе мужской характер, типично тосканский, — все тосканцы немного замкнуты и нелюдимы». «Из мерло очень легко сделать хорошее вино и невероятно сложно сделать вино великое. В мире мало великих вин из чистого мерло: Petrus, L’Eglise Clinet . В Тоскане это — Castello di Ama Vigna l'Apparita, Galatrona, Tuarita Redigaffi, Le Macchiole Messorio, Masseto...» «Я закончил университет по курсу истории искусств и философии, то есть я не знаком с технической стороной винного производства, и поэтому мне нужны специалисты. Я знаю свою землю, знаю, как она выражается в вине, знаю, чего я хочу от виноградников. Но мне нужны специалисты, которые в состоянии превратить мои идеи в реальность». «Команда Petrolo — это я, моя мать, которая и была вдохновительницей всего, агроном Карло Нестерини и энолог Стефано Гвиди. Еще у нас есть внешний консультант, Карло Феррини, который помогает нам при ассамбляже». «У нас небольшое производство, мы стараемся делать все максимально хорошо, иначе крупные производители нас съедят. Особенно это касается ежедневного наблюдения за виноградниками: большие производители просто не могут себе этого позволить, у них другие сроки, и они вынуждены работать стандартно. Мы же гораздо более мобильны — на случай изменения погоды у нас всегда есть другой план». Fattoria Petrolo «В виноделии главное — небольшие детали, за которыми надо следить. Это почти как «Формула 1», достаточно одного расшатавшегося болта, чтобы все пошло насмарку. Ты можешь быть гениальным пилотом, можешь быть самим Шумахером, но если ты не работал, как сумасшедший, проверяя все от мотора до последней гайки в колесе, — ты не выиграешь гонку. И не только пилот — вся команда должна работать на износ». «Урожаи — как люди: бывает, что души похожи, но лица всегда разные. До Феррини нашим консультантом был Джулио Гамбелли. Он говорил: «Я работал с 65 урожаями, и ни один не был похож на другой». «Первый урожай «Торрионе» — 1988 год, «Галатроны» — 1994. Мы решили сконцентрироваться только на двух крю и делать только два вина высокого уровня. Нельзя сказать, что одно из них старшее, другое — младшее: это просто два разных крю». «Наше мерло «Галатрона» во многом похоже на наше санджовезе «Торрионе», потому что они из одного микроклимата. Они братья. В великих винах всегда говорит земля. Ты всегда слышишь терруар». «В «Торрионе» я ценю концентрацию, тонкость и долготу вкуса, равновесие, элегантность и глубину. Из последних миллезимов исключительным получился 2006. Предыдущий, 2005, — более сдержанный, элегантный и минеральный, как будто это сама душа Тосканы». «Раньше при плотности высадки 1500 лоз на гектар производили 3500 гектолитров вина. Сейчас у меня 500 лоз на гектар, а вина мы получаем в 6–7 раз меньше. Это и есть революция качества, которая произошла в Тоскане. И все это благодаря французам, Бордо и Бургундии». «После зеленого сбора на каждой лозе мерло остается около полукилограмма винограда, на лозе санджовезе — 0,7 килограмма, ровно столько, чтобы сделать полбутылки вина». «Итальянские критики лучше различают полутона и обращают на них внимание, критики же интернациональные хотят, чтобы их удивили, но зато у них есть возможность сравнивать со всем миром». «Я не думаю, что винная критика помогает виноделию развиваться, как, например, литературе помогает критика литературная». «Оценки — вещь абсолютно субъективная. Все равно что выставлять баллы рассказу Хемингуэя или полотну Пикассо: в этом году Рафаэль заработал 9 баллов, а Микеланджело — 10. Мы делаем вино не для критиков и не ради высокой оценки, а для того, чтобы его пили». «Вино должно помогать еде а еда должна дополнять вино, поэтому мне нравятся вина с хорошей кислотностью, которая поддерживает вкус еды. Идеальное вино для меня — то, которое можешь пить за обедом или ужином, и можешь выпить много». «Я любопытен, мне нравятся эксперименты, но я предпочитаю традиционную кухню в современном прочтении. У меня есть сложности с молекулярной кухней: она слишком интеллектуальна — это как маньеризм или искусство ради искусства». «Я много лет мечтал побывать в Киото и увидеть сад камней. Мне повезло, я попал туда рано утром. Еще не было туристов, я был там абсолютно один, в тишине и одиночестве — и вдруг пошел снег. Невероятное зрелище, до мурашек по коже. Это было самое лучшее из моих путешествий». «Не знаю, почему, ведь моя культура даже концептуально далека от Японии, но там я чувствую то, что встречал только на картинах раннего Возрождения, — поиск, стремление к синтезу между природой и человеком. Мне вообще очень близка идея взаимосвязи — что каждый из нас является частью мира и одновременно сам есть целый мир». «Вино — трансформация природы в культуру. Когда я был художником, я должен был выразить идею, не имея, кроме опыта и желания, ничего, на что можно было бы опереться. А сейчас мне помогает природа». «Вальтер Беньямин написал в одной из своих книг про ангела Истории, который летит в сторону будущего с лицом, обращенным к прошлому. Это очень важно при работе с вином — помнить о традициях и не останавливаться никогда, потому что нет пределов для совершенства».

Признание

В 2007 году Galatrona стала одним из лишь двух вин Италии (вместе с Montevetrano из Кампании), которые получили высшие оценки всех пяти ведущих винных гидов страны

Цифры Петроло

270 га — площадь поместья 31 га — виноградники 25 га — виноградники, урожай которых идет на Galatrona и Torrione, а это 35 тысяч лоз мерло 100 тысяч лоз санджовезе 500 лоз на гектар — плотность высадки 10–16 лет — возраст лоз мерло 15–16 тысяч бутылок в год — объем производства

Фаттория

Кроме вина и оливкового масла, Fattoria Petrolo — это еще и агритуризмо: при желании и везении тут можно снять на неделю-две один из пяти домов-казале, способных вместить от 4 до 10 человек или же — саму виллу Петроло, построенную в начале XVIII века архитектором Массимилиано Солдани, получив в придачу не только частный парк, но также бассейн и теннисный корт. Galatrona Torrione
  • 3 июня 2009

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari