Крайности подхода

21 февраля 2012
В 1911 году в Шампане на почве вина случилась гражданская война
Во многих винных регионах мира междоусобицы у виноделов сложнее, чем просто рыночная конкуренция. Виноделы, которые в своем ремесле видят высокий смысл и чувствуют себя вполне миссионерами, по-разному относятся к тем или иным технологиям, а главное, имеют разные взгляды на то, какими по стилю должны быть вина их малой родины. Мы выделили самые политизированные регионы и, ради шутки, окрестили противодействующие группировки виноделов партиями. В мире вина нашлись свои националисты, правые и левые, зеленые и либералы, социал-демократы и роялисты. Классифицируем их!

Франция: терруарократия.

Общая идея винных «партий» во Франции, как и повсюду в мире, простая: одни стоят на старом, другие бросаются во всё новое.
Нет в Евросоюзе более политизированной нации, чем французы. 10-летний ребёнок легко расскажет вам разницу между Николя Саркози и Жаном-Луи Борлоо. Одна из самых популярных в стране программ — Gignoles на Canal+, русский аналог которой, «Куклы», давно почил на задворках памяти. Ни одна избирательная кампания не обходится без винодельческого ресурса: то сестра Сеголен Руаяль, кандидата в президенты от социалистов, прикуёт себя цепью к лозе, протестуя против вырубки нерентабельных виноградников, то президент-трезвенник Саркози отправится в Шатонёф-дю-Пап выступать против их безлимитной высадки, зарабатывая предвыборные очки. Французские виноделы — активные участники разных забастовок и акций протеста. Их легко можно поделить на ряд «политических» течений.
Во время президентской кампании 2007 кандидат Сеголен Руаяль приковала себя цепью к лозе в Бордо.

Шампань: социализм с человеческим лицом.

Закон 1911 года чётко разграничил права негоциантов и виноградарей. Последние получают с тех пор каждый год твёрдую цену на виноград, устанавливаемую Комитетом шампанских вин, она варьируется только в зависимости от класса коммуны. Уравниловка в действии. Умеренные левые Большинству из 1800 виноградарей Шампани есть, что терять, кроме своих цепей: 1 га виноградника здесь стоит от 600 тыс. евро. И всё же в этой среде сильны протестные настроения: все помнят волнения 1911 года, когда нарушение прав виноградарей обернулось кровью. За построенный в боях социализм теперь держатся обеими руками, тем более что цена за 1 кг урожая здесь более 5 евро — одна из самых больших в мире. Правый центр Негоциантские Дома начали складываться в XVIII веке, это основа Шампани. Прокоммунистическое законодательство мешает им покупать в массе земельные угодья. Всё же такие, как Moёt et Chandon, владеют по 1000 га, а у Roederer — 214 гектаров собственных виноградников, что обеспечивает 2/3 винограда от необходимого для производства.
Либерал-демократы Класс рекольтанов, ставших виноделами. Это такие семейные микродома, как De Souza и Pierre Gimonnet et Fils. Рейтинги и цены у них часто как у крупных Домов, вина сделаны с претензией на терруарность (скажем, Gimonnet Cuvee Oenophile котируется не ниже кюве де престиж Домов из числа гранд-марок). Многие из рекольтанов обосновались в коммунах гран крю Кот?де?Блана, например De Souza и Jacques Selosse живут в Авизе. Многие из них убеждённые биодинамисты, а Селосс для ассамбляжа использует… систему солера, позаимствованную в Хересе. Ансельм Селосс
Крайние консерваторы Дуб здесь в почёте, вино делается по старинке, как тихие вина Шампани пять веков назад. Даже бургундские бочки с батоннажем имеются. Krug, Roederer, Bollinger. Что ещё, кроме классики, можно ждать от шампанского Cristal, на этикетке которого герб Российской империи?
Умеренные консерваторы Негоциантские Дома, предпочитающие заимствовать современные технологии, в частности выдержку и винификацию в стали. Gosset, Delamotte, Tattinger и прочее большинство.
293 негоциантских Дома Около 15 000 виноградарей, из них 4776 независимых виноградарей (рекольтанов), остальные объединены в 66 кооперативов, 293 негоциантских Дома. 33 344 гектара виноградников. 90% земли принадлежит виноградарям. Лишь около 3% шампанского производят независимые виноградари (рекольтаны) под собственными марками. продажи 319 613 186 бутылок, из них 219 100 890 — Дома (69%), 100 512 296 — виноградари и кооперативы (31%). во Франции 185 098 656 бутылок (58%), из них 103 059 579 — Дома (56%), 82 039 077 — виноградари и кооперативы (44%). на экспорт 134 514 530 бутылок (42%), из них 116 041 311 — Дома (76%), 18 473 219 — виноградари и кооперативы (14%).

Эльзас: мелкий сепаратизм

Этот регион так долго колонизировали то французы, то немцы, что местное население решило осознать себя просто эльзасцами без заморочек.
Националисты Немалая часть старых семей Эльзаса, особенно в центре и подальше от границы с Германией, придерживаются сухого стиля вин, они объясняют это приверженностью традициям. Вина левого берега Рейна, где горы Вогезы ограждают лозы от атлантических дождей, а на виноградниках больше солнца, чем в Лангедоке, всегда были более сухими, чем немецкие. Это стиль Leon Beyer, Albert Mann: сахара меньше 2 г/л. К ультраправым (профранцузским) относятся те, кто не только отстаивает сухость вина, но и отрекся от официальной классификации крю: прежде всего, Дом Trimbach. Дом Hugel, хотя и солидарен с Тримбахами в отрицании гран крю и даже является родственным по крови, исторически слывет пронемецким. «Законом Хюгеля» называют продавленное в INAO в 1976 году разрешение делать абсолютно со всех виноградников Эльзаса, как в Германии, вина ботритизированные и позднего сбора. Названия для них пришлось перевести с языка Шиллера. Центр Здоровый и прочный центр представлен огромным классом кооперативов и малых семейных доменов, большинство из которых стоят на платформе биодинамизма. Лидер здесь домен Weinbach. Самое важное: в сухих винах чуть больше сахара, они по-прежнему гастрономичны, но с поправкой на северофранцузскую, немецкую, азиатскую кухни. Левые Местные социал-демократы не настаивают на дедовских традициях, а конкурируют с рислингами Германии на их же поле. У эльзасских конформистов сухие вина имеют по 6—8 г/л остаточного сахара (много!), пользуясь успехом на рынках Азии, в соседних Бельгии и Германии. Во главе движения семейные домены Bott-Geyl, Zind-Humbrecht. Ультралевый блок представлен Жаном Мишелем Дайсом (Marcel Deiss), который ассамблирует четыре благородных сорта Эльзаса и протащил закон, по которому указывать сорт на этикетке вовсе необязательно, — бомба замедленного действия под строгой эльзасской системой.
Жан Мишель Дайс

Бургундия: просвещённый консерватизм

Все «партии» Бургундии признают высокую ценность терруара, защищают семейственность, препятствуют притоку внешнего капитала и не любят пришельцев. Спорят тут только о том, как, собственно, делать вино.
Братья Брокары, сыновья Жан-Марка
Правые Одно из различий во взглядах виноделов — подход к гребнеотделению. Ряд классических виноделов, вне зависимости от увлечения биодинамикой, винифицирует грозди пино нуар целиком, не отделяя ягод от кисти. Cчитается, что это компенсирует недостаток танинов в кожице. Таковы Domaine de la Romanee-Conti, Domaine des Lambrays. Центр Фракция сильна в Бургундии, как нигде. Это и «пещерные» виноделы, в офисе которых вместо Интернета Minitel, и роскошные негоцианты с трёхуровневыми гравитационными погребами, как Bouchard Pere et Fils. «Нерушимый блок коммунистов и беспартийных» объединяют «инновационные» способы виноделия, введённые Анри Жайе: отказ от химии на виноградниках, гребнеотделение, по возможности гравитационные погреба. Левые Левачество расцвело в 1980-х под влиянием энологических идей ливанца Ги Аккада, который убедительно пропагандировал ряд спорных практик, в том числе недельную холодную мацерацию перед брожением. В результате вина получались особенно концентрированными, но лишёнными бургундской элегантности. Левых обвиняли в подстройке под пресловутый американский вкус. Один из верных последователей — Domaine Comte Senard. Этьен Гриво (Domaine Jean Grivot), ученик Аккада, сегодня отошел от его идей. Шаблизианская фракция Микрорегион со своими правилами стоит отдельно от остальной Бургундии. В абли прогрессивные виноделы полностью отрицают выдержку шардоне в дубе. Таковы Дома Jean?Marc Brocard, Louis Michel, Domaine de la Malandes, Durup. Им противостоят «махровые» традиционалисты Drouhin, Dauvissat, Billaud-Simon и др. Впрочем, все они, конечно, адаптируются под современность: так или иначе используя дуб, они используют его менее новым и в виде более крупных емкостей, хотя в стиле вина он все равно ощущается — в сравнении со 100%-но стальными шабли. Только Domaine Servin отваживается использовать 100% нового дуба в формате пиес, и то только для единственного кюве.
  • 21 февраля 2012

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari