Кто вы, месье Лишин?

18 мая 2009

Этот основательный на вид винодел и бизнесмен, любитель джаза и собак един в трех лицах. Француз Sacha Lichine родился в шато своего отца в аппелласьоне Марго, посвятил полжизни виноделию в Бордо и теперь с энтузиазмом поднимает на новые высоты розовые вина Прованса. Лишин-американец – выпускник Бостонского университета, работает в винном импорте США, живет с семьей в Чикаго и выстраивает бизнес во Франции с далеко не французской педантичностью. Прямой потомок московских дворян и одной из побочных ветвей Романовых Александр Алексеевич Лишин дает своим пятерым детям русские имена и строит в своем шато православную часовню. «Когда я впервые попал в серьезный винный ресторан (так вышло, что я там работал помощником сомелье), я удивился невероятной возможности пробовать по нескольку тысяч лучших вин мира в месяц. Затем каждое лето я проводил во Франции, работал винным гидом в Бургундии и Бордо, возил по винодельням богатых американцев. Так Шабли, Меркюрэ, Сент-Эстеф стали для меня не словами на этикетках, а осязаемыми вещами». «Я продал Prieure с семидесятью гектарами, в то время как отец купил его всего с одиннадцатью гектарами не самых лучших виноградников. Он много чего там построил, изменил. Продавать семейное поместье было нелегко. Но еще управляя шато, я понял, что дальше двигаться некуда. Отец добился в Марго всего возможного. А мне хотелось чего-то нового и чего-то своего – так я взялся за Лангедок, а потом за Прованс». «Я объездил всю Францию, и помогая отцу писать книги, и по своим делам. И я увидел, что Бордо далеко не лучший по климату регион этой страны. Дожди, не всегда вызревающий урожай… Сначала я было взялся за виноградники Испании, но Франция притягивала меня больше. И так я нашел Chateau d’Esclans: старые лозы, интересный терруар. 1800 солнечных часов в год в Бордо и 2800 на Лазурном берегу – это, сами понимаете, две большие разницы». «Будущее – за солнечными винами. При хороших терруарах это и постоянство урожая, и высокое качество, минимальные риски. А главное солнечное вино – это rose. Его популярность невероятна, и она будет расти год за годом. Я занимался этим вопросом долго и понял, что виной всему английские и американские дамы с Лазурного берега. Шампанское быстро им надоедает, а тут вроде бы легкое вино и вместе с тем серьезное, идущее к любой кухне». «Долгие годы rose считалось легким вином, и это обеспечило ему дурную славу. Вспомните rose d'Anjou, white zinfandel Калифорнии – все эти полусладкие, cheep and cheerfull, как говорят американцы. Но имиджу хорошего rose помогло розовое шампанское, в иные годы получающееся лучше блан де бланов! Возьмите дух праздника, красивый цвет, замечательных английских женщин и помножьте все это на качество серьезного вина – вот путь к успеху».

 «Патрик Леон, которого я знал с детства, энолог Mouton-Rothschild, Opus One, Almaviva и вин моего отца, счел меня сумасшедшим, когда я позвал его делать великое rose. Потом присмотрелся, понял, что есть старые лозы, хорошие участки, и согласился. Винодельня была полностью перестроена, хозяйство было переведено на бордоские принципы – сбор в маленьких ящиках, сверхнизкая урожайность. Понемногу дело пошло». «Провансальские розовые обычно получаются бледными и невыразительными. Я победил этот дефект с помощью двух вещей. Во-первых, в Провансе боятся жары, а я прекратил практику ранних сборов, стал собирать виноград на две недели позже. А во-вторых, стал засыпать собранный виноград сухим льдом, стал охлаждать помещение триажа. Теперь нам не нужно проводить мацерацию, чтобы добиться хорошего розового цвета. Все вина идут самотеком». «Элегантность, минеральность гренаша отлично сочетаются с маслянистостью белого сорта ролль, этого шардоне Прованса. Для трех из пяти rose мы винифицируем их вместе, по-бургундски, в деревянных чанах, проводя батонаж и все, что полагается. Wispering Angel винифицируем только в стали, Chateau d’Esclans – в стали на 80%. Баррики для выдержи Garrus и Les Clans покупаю у поставщика, который работает c Domaine de La Romanee-Conti. Из таких мелочей рождается хорошее вино». «Кухня для наших rose – это средиземноморская рыба, это все легкое, ароматное, что едят на южных пляжах. Но вот наш японский импортер удачно сочетает их с суши. А я предпочитаю с трюфелями и черной икрой, особенно Les Clans. Думаю, и в России найдутся свои интересные сочетания». «Я выпил немало вина, прежде чем придумать образ марки Sacha Lichine. Ее идея – это новосветские вина во Франции. У них такие игривые названия – Poule Blanche, Poussin Rouge. К каждому вину я выбрал свои любимые мелодии, которые слушал в отпуске на Карибских островах, когда размышлял о будущих названиях: Шарль Азнавур, Rolling Stones, Эдит Пиаф…» «Для вин Sacha Lichine я выбрал вместо пробок крышечки Stelvin, которые стоят дороже иных пробок… Да, когда сомелье открывает подобную бутылку в ресторане, смотрится это не так уж красиво и поэтично. Зато молодежи нравится. Эмиль Пейно во время моей молодости наблюдал за первыми экспериментами с крышечками. Он часто спорил с отцом и пророчил Stelvin будущее. Сейчас его слова сбываются». «Если бы я в свое время занялся белыми или красными винами, никто бы сейчас не говорил о Саше Лишине. А я решил посвятить жизнь rose – и не прогадал. Прованс для розовых – это как Шампань для игристых. Розовые по всему свету, но все равняются на Прованс. И я с радостью могу сказать, что в нынешних условиях мы популярнее шампанского. Только что вернулся из Флориды: продажи шампанского упали на 20%, продажи rose выросли на 30%. В Англии вместо 12 миллионов бутылок в 2007 году в 2008-м выпили 18 миллионов. Розовое – вино будущего, вспомните мои слова». «Моя жена – француженка американского происхождения, и четверо из пяти детей живут с ней в Чикаго. Недавно мы с ней обвенчались в часовне Chateau d’Esclans, которую я построил с разрешения православного епископа Франции. Моя старшая дочь от первого брака, Нина, живет в Париже, ей 16 лет, а Сашке, младшей, 2 года. И я решил перебираться в этом году со всей семьей в Париж. Так и до Москвы и Петербурга рукой подать, буду чаще ездить к вам. История рода в последние годы интересует меня все больше и больше…»

Даты Саши Лишина 1960 – появляется на свет в семейном Chateau Prieure-Lichine (4-me Grand Cru Classe) в Марго, в семье, где отец русский, а мать – наполовину бельгийка, наполовину немка.     1966 – уезжает с родителями в Нью-Йорк, учится во французском лицее. 1973-1976 – учится в закрытой школе Милбрук, штат Нью-Йорк. 1976 – поступает в Бостонский университет, учится коммерции. 1978-1981 – по настоянию отца работает сомелье в Anthony's Pier 4, лучшем винном ресторане Бостона. 1982 – заканчивает университет, занимается импортом бордоских вин в Массачусетс. 1987 – основывает в США собственную компанию импорта Carribean Chateau LTD, работая с бордоскими «пти шато». 1990 – открывает в Бордо негоциантскую компанию Borvin. 1994-1996 – работает в Southern Wine & Spirits of America, крупнейшем в США импортере-дистрибьюторе. Специализируется на гран крю бордо и лучших винах Тосканы. 1995 – начинает разливать под маркой Sacha Lichine вина Лангедока. 1997 – принимает в управление семейное Chateau Prieure-Lichine. 1999 продает Chateau Prieure-Lichine после смерти отца. 2005 – покупает вместе с партнерами у швейцарского благотворительного фонда часть акций Chateau d’Esclans, собирает по крупице лучшие виноградники у соседей-фермеров. 2008 выкупает 100% акций Chateau d’Esclans.

Отец

Алексей Александрович Лишин родился в Москве в 1913 году, его отец был банкиром, потерявшим все во время революции. В 1919 году родители вывезли Алексея в Париж. Подобно многим русским эмигрантам, Алексею-Алексису нужно было очень много трудиться, покоряя новую родину. Благодаря хорошему владению русским, французским и английским уже с 16 лет он работал гидом в Лувре, а затем – корреспондентом американской Herald Tribune. Отправившись однажды за репортажем в Бордо, он познакомился с Дилонами, владельцами Chateau Haut-Brion, где и остался на три года – изучать азы виноделия. В 1940 году Лишин перебрался в США, где поступил на службу в военную разведку и закончил войну в звании майора. После войны он вернулся к вину – издавал книги, торговал французскими винами в Америке и обучал калифорнийцев принципам французского виноделия. После создания и поныне существующей негоциантской марки Alexis Lichine он оказался в состоянии купить Chateau Prieure и Chateau Lascombes в Бордо. Так Лишин стал американцем №1 в Бордо и первым бордосцем в Америке. К его авторитетному мнению прислушивались по обе стороны Атлантики, он даже пытался инициировать пересмотр классификации 1855 года. В Бордо же рождаются его дети – дочь Александра и наш герой. В 1999 году, после смерти отца Саша продал купленное в 1951-м за 8000 фунтов Prieure-Lichine за 28 миллионов долларов.

Генеалогия

У великого князя Константина, любвеобильного брата Александра I, отказавшегося от престола, была внебрачная дочь Констанция. Ее матерью была французская актриса Анна-Клара Лоран, родившая великому князю также сына, будущего изобретателя отечественных боевых ракет генерала Константина Константинова. Зашифрованные под фамилией Константиновы, дети выросли во дворце отца в Варшаве, их воспитателем был князь Голицын. Уроки музыки им давал Шопен, и вообще воспитание, которое великий князь дал внебрачным детям, было достойно царского. Юная Констанция была завидной невестой, она вышла замуж за генерала Андрея Федоровича Лишина. Храбрый генерал в свое время был воспитателем Лермонтова в юнкерском училище, а потом возглавлял Строительное училище в столице (сегодня это Санкт-Петербургский архитектурно-строительный университет). Его внук, Алексис Лишин, отец Саши, был, таким образом, праправнуком императора Павла I. Саша Лишин, по-видимому, стремится догнать своего прадеда-генерала с его восемью детьми и уже произвел на свет пятерых от двух матерей. Он готов часами рассказывать о своих знаменитых предках и детей – Алексея, Никиту, Нину, Сашку (это полное имя) и Марго (именно Margaux, в честь аппелласьона, в котором так прославился его отец) – воспитывает в семейных традициях. Переживает Лишин об одном: если он по-русски говорит совсем чуть-чуть, то дети вообще не знают языка предков. «Вот приеду к вам в Москву в этом году, женюсь на русской. Бог любит троицу», – рассуждает он. Собаки Саши Лишина Гаррюс – так звали любимого ретривера Саши Лишина, с которым он часто фотографировался и даже назвал в его честь одно из rose Chateau d’Esclans Garrus, урожай которого 2006 года получил 90 баллов у Wine Spectator. Увы, прошлой осенью бедного пса во время сбора урожая переехала машина. Лишин горевал и некоторое время стоял перед дилеммой: и собака новая нужна, и вино не переименуешь. Решил взять щенка ретривера и назвать его Гаррюс Второй.

Логотип Саши Лишина

В логотипе собственной компании Sacha Lichine Vins Sans Frontieres («Вино без границ») Лишин воплотил все три свои природы. Это забавная пирамида из зверей с русским медведем, американским орлом и французским петухом: основа – Россия, центр – Америка, и выше всех Франция, гордо смотрящая вдаль. 

Chateau d’Esclans Cotes de Provence Rose Les Clans 2006

Главное из пяти розовых вин шато, происходящее с лучших участков и полученное методом jus de goutte, то есть на 100% самотеком, – самое дорогое и самое удивительное rose в мире. Концентрированные ароматы чернослива, специй, вишни, легкое и вместе с тем маслянистое, минеральное в финале. И все это при нежнейшем цвете – воистину вино-загадка, разгадывать которую можно спокойно вплоть до 2011 года. С покупкой стоит поторопиться – выпущено всего 750 ящиков. Старания Лишина и Патрика Леона были оценены Wine Spectator в 91 балл, что сделало Les Clans самым рейтинговым rose в истории. Simple

  • 18 мая 2009

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari