Место силы

20 сентября 2011
Сделка, заключенная на Vinexpo, — залог успеха. Эта примета много раз оправдывалась, и главный салон по вину не теряет блеска вот уже 30 лет. Все сильные винного мира каждые два года в июне съезжаются в Бордо. Показаться на Vinexpo ? необходимый представительский расход. У каждого, кому посчастливилось там быть, найдутся свои страшные истории про хаос в расстановке стендов, очереди в закусочных, испорченных устриц, ужасные пробки на 10 км вокруг, интеллигентно-наглых таксистов и даже грязные туалеты. В этом году к числу тем для светских бесед на приемах в разных шато добавились анекдоты про китайцев, которых среди посетителей не-французов была ровно треть.

Дорогие гости

«Приходят китайцы на стенд к Chateau de La Gardine и говорят: «Продайте нам ваш лучший шатонёф, только без этикеток. Мы на него наклеим Bordeaux, и будет отлично продаваться в Китае». История вызывает бурю эмоций: «Так зачем им тогда шатонёф, еще и La Gardine? Пошли бы вон, что ли, к Ла Манче». Споры заканчиваются общим выводом, что китайские байеры не лишены вкуса и вино хотят интересное, но только оно должно называться Bordeaux и точка. Хозяйство La Gardine, к слову, имело один из лучших стендов и очень порадовало серией вертикальных дегустаций с проекцией до 1950?х годов по шатонёфу Gaston Philippe и до начала 1990-х по белым винам. «Приходят китайцы на стенд к Chiarli и говорят: «Налейте ваше самое простое ламбруско в бутылки от вашего лучшего ламбруско, и мы купим у вас две фуры по цене вашего среднего ламбруско». Китайский рынок развивается и теперь интересуется не только кларетом, но также белыми и даже игристыми винами. На многих стендах висели таблички «Мы говорим по-китайски», иллюстрирующие маниакальное стремление виноделов со всего света пробраться в Поднебесную. Сами бордосцы упоминают уже не только о наличии говорящих по-китайски сотрудников, но и о том, что китайский учат их родные дети! Сотернское Chateau Guiraud презентовало свой новый погреб в… Шеньчжене (на границе с Гонконгом), где будут выдерживаться вина, предназначенные для продажи местному населению. Новоявленного китайского Р. Паркера в туалетах от-кутюр, Джинни Чо Ли, хозяева всех приемов брали под крылышко, как особо желанную гостью. (Главные леди всех последних Салонов, Серена Сатклиф и Дженсис Робинсон, либо вообще не приехали, либо были совсем незаметны, а журналистки из Wine Spectator и Decanter злословили по углам: «Видели бы вы ее [Джинни] бриллианты во время недели ан-примёров, когда мы все здесь умирали от усталости ? это ведь тяжелый труд!»). Апофеозом заигрывания стал Fete de la Fleur, гала-ужин на 1500 персон к закрытию Салона, который прошел в Chateau Lascombes: терракотовые китайские солдаты в полный рост встречали гостей, а меню было напечатано на французском и на китайском.

48 122

посетителей из 148 стран (+3,22% к 2009?му году)

40 000 м2

площадь экспозиции

2400

экспонентов из 47 стран

17 910

посетителей ? иностранцы (остальные французы), из них: 2974 китайца, 1403 американца, 1342 англичанина, 1172 бельгийца, 363 японца, 254 — из России

1254

журналистов из 54 стран

2011-й

Fete de La Fleur ? традиционный праздник цветения лозы, к оному привязанный в большей мере, чем к самой Vinexpo (в отличие от выставки, FF бывает каждый год, хотя не так помпезно). На этот раз его в пору было переименовать в праздник верезона, ведь из-за жаркой весны цветение случилось на месяц раньше, а к Vinexpo грозди уже выросли с ладонь. К счастью, 20?24 июля, пока шел Салон, было прохладно и моросило, чего во время Vinexpo за последние 10 лет не случалось ни разу: обычно здесь всё раскалено. В 2003?м, в 38-градусный ад, в выставочном центре отказала система кондиционирования. В 2011-м кондиционеры работали исправно (в холлах было холодно), перебои же наблюдались с доступом в Интернет. Это породило шутку дня на Салоне: «Угадай, что сломается у Vinexpo в 2013 году?». Интернет-бессилие особо нервировало экспонентов, которые хотели показать, как хорошо они внедрили в сеть информацию о своем продукте (разные микрочипы в этикетках, приложения для смартфонов и пр.), а таких было много. Даже у «Вин Молдовы» имелся инфо-бочонок в полный рост, с врезанной в него сенсорной панелью для тыканья пальцами по электронной презентации.

Парк развлечений

Экзотика пробивается между стендами заслуженных винных регионов на Vinexpo всё более прытко. «Вина Внутренней Монголии» от Hansen из пустыни Гоби с берегов Хуанхэ из сорта каберне герништ оказались не так ужасны, как можно было ожидать, ? у них ведь консультант-француз! На вина Японии и Тайланда все ходили как на аттракцион. Вина Турции (Doluca, Kavaklidere, Vinkara) представляли публике одни из лучших сомелье мира ? Филипп Фор Брак (мэтр из ASI), Паоло Бассо (действующий чемпион Европы), Иса Бал (р-н Fat Duck). Турецкие сорта карасакиз, эмир и богазкере покоряют экспортные рынки: Doluca в одну только Бельгию продает 900 тыс. бутылок в год. Марокко и Ливан на Vinexpo чувствуют себя состоявшимися винными державами (семь экспонентов на двоих), не говоря уже о Бразилии, которая заручилась поддержкой Оза Кларка и Чарльза Меткалфа и представила вина семи хозяйств под лозунгом «Мы больше не экзотика, а самый актуальный Новый Свет». Уругвай удачно скооперировался с французским Мадираном в продвижении вин из танна: 12 виноделов лично комментировали свои детища на сравнительной дегустации. Мадиранцы выигрывали по комплексности и балансу, уругвайцы объясняли свою забористость поговоркой «Если у тебя есть скакун, станешь ли ты превращать его в осла?».

И поле боя

Впрочем, не на этих потешных опциях держится бизнес Vinexpo. 20 миллионов €, составившие куш организаторов выставки, это по большей части деньги маркетинговых структур из разных стран. 40 аппеласьонов Луары, 75 виноделен Калифорнии и десятки других крупных региональных стендов доминируют в экспозиции, но не вносят в нее никакого порядка. Вообще-то, хаос — это не недосмотр организаторов, а особый стиль Vinexpo, который она блюдет, как француженка, одетая в несочетаемые вещи и выглядящая притом непревзойденно элегантно. В километровой кишке главного холла, дополненной квадратными аппендиксами с двух концов, стенды расставляют без всякой логики: ни по странам или регионам, ни хотя бы по алфавиту ? сплошной полевой купаж. От этого посетители бегают туда-сюда как ошпаренные, срывая галстуки. Добавьте сюда 430-метровый плавучий и трясущийся мост с красным ковром через озеро, ведущий к Palais des Congres, где происходит часть мероприятий, и вы получите представление о шарме Vinexpo, который клянут, но любят. Эта француженка уже не молода. На традиционный вопрос о том, как могут быть такие вот сортиры при таком шикарном поводе, как всемирная винная выставка, директор Vinexpo Робер Бейна стоически отвечает: «Выставочному комплексу 40 лет и принадлежит он городу Бордо. Модернизация туалетов будет завершена в течение еще двух выставок, хотя на этот раз часть из них была обновлена». Не суть. Главной неудачей Vinexpo-2011 Бейна называет отсутствие стендов Gallo и Constellation: «Для денег они нам не нужны, но мы надеемся, что они вернутся». Из реноваций в устройстве Салона в этом году главная ? появление 9-ти выделенных зон Tastings by Vinexpo для разных мероприятий. Особенно частили итальянцы: по случаю 150-летия Рисорджименто они устроили 16 полуторачасовых лекций-дегустаций (из всех 57, проведенных за четыре дня Салона). Формулируя темы, приплели и римских пап, и цезарей, и Верди, и Беллини, и даже Моцарта. Местами было занудно, но старые винтажи бароло собрали аншлаг. И все же за итальянскими винами нужно ехать на Vinitaly ? в Бордо они не смотрятся. События с азиатским фокусом происходили тут и там: «Сотерн и барсак с сычуаньской кухней» (хорошая оказалась идея, но сотерны надо выбирать попроще), запуск La Revue du Vin de France на китайском языке с конференцией «Китайцы и вкус вина». От Азии в ответ устроили дегустацию «Саке с французской кухней». Посетить и даже просто перечислить всё интересное, что творится внутри и вокруг Vinexpo, решительно невозможно ? вот если бы выставка продолжалась круглый год! О её драйве лучше всех в этот раз написал Ричард Сиддл из Harper’s. Он сравнил ее с той «параллельной вселенной», в которую вы попадаете за паспортным контролем в крупном международном аэропорту, где люди, страны и направления перемешаны в одном бурлящем котле. «Время от времени вы получаете весточки из внешнего мира, но ничто из того, что происходит снаружи, не имеет значения для тех, кто внутри Vinexpo».

Витало в воздухе

Кроме китайцев, тем на злобу дня было две: жадность бордосцев и их новостройки, которые они благодаря ей имеют. Об ан-примёрах говорили сквозь зубы. Беспокойства с лиц негоциантов не сгоняло даже обилие азиатских гостей, у которых звенело в карманах. Все ждали, что как раз во время Vinexpo пул главных шато объявит цены. Однако к концу выставки первые и супервторые так и не выстрелили. Но и того, что уже было известно, хватало для нецензурных комментариев. Вкратце, все были в ужасе от недальновидности хозяев шато, которые снова задрали цены, хотя мировая общественность убеждала их хотя бы остаться на уровне прошлого года. Героем дня стал элегантный Лоран Эрман, CEO Дома Barriere-Freres, который дал от ворот поворот довольно популярному Chateau Rauzan-Segla’10 из-за нелепой объявленной цены (+40% по сравнению с 2009?м). На вечеринке, устроенной Barriere в принадлежащем ему Chateau Beychevelle, он вставил в свою приветственную речь: «Теперь все говорят, что я единственный в Бордо парень с яйцами». Это стало началом бойкота.

Памятники золотому веку

В истории Vinexpo-2011 останется как «бумостроительная». Инаугурация нового погреба и демонстрация последствий капитального ремонта стали самыми модными поводами для вечеринок в шато. Всю неделю важных гостей прямо из выставочного центра вертолетами вывозили на новостройки. Все не сумевшие попасть в Cheval-Blanc и посмотреть на чудо современной архитектуры, которое прилипло к старому замку, кусали локти. Группа Louis Roederer кардинально обновила нутро своего Chateau Pichon Longueville Comtesse de Lalande. Раньше замок был жилым, а теперь он образцово-показательный. Сильно похудевшая баронесса Филиппина де Ротшильд свой светский раут устроила не в «Мутоне» (который тоже перестраивается), а в доселе скромном шато Clerc Milon, которое хоть и находится между «Мутоном» и «Лафитом», но принадлежит всего лишь к 5-му классу. Его новое хайтековское и сертифицированное по HQE («высшее экологическое качество») здание построил архитектор Opus One Жан Эмануэль Данжу. А на приеме у баронессы, кроме звезд мира вина, были Фанни Ардан и Ф.Ф. Коппола.
Вечеринки первого класса Cheval Blanc: инаугурация погреба Пьер Люртон презентовал новый погреб стоимостью 13 млн. €, спроектированный архитектором Кристианом Порзампаром: огромное насквозь просвечивающее пространство, экологические материалы, ценные породы дерева. Обед накрыли рядом с бетонными чанами инновационной конструкции. Подавали Petit Cheval’00, Cheval Blanc’90, Yquem’86. Haut-Brion: Conseil des Grands Crus Classes для прессы Ужин для 250 отборных журналистов готовили трёхзвездные повара: свекла с какао от Яника Алено, хвосты омара в консоме с малиной и горошком от Анн-Софи Пик, телятина с ризотто из спельты от Алена Пассара. Звездный кейтеринг немного разочаровал. Были так же балет на входе, предельно церемониальная подача и ассортимент старых винтажей вин лучших шато. Lascombes: Fete de la Fleur 120 магнумов белого Haut-Brion’06, Lascombes’05 в империалах, Yquem’08 и другие, слишком молодые вина. По оценкам наблюдателей, стоимость ужина на 1500 гостей составила 1,35 млн $. Готовил Эрик Фрешон, шеф Le Bristol. Икра жирондских осетров, фуа гра и огромный устричный бар особенно запомнились гостям.
Да, были разговоры, что, мол, построить новый погреб за 10+ миллионов ? отличный повод заставить говорить о себе. Ну кто раньше на вскидку вспомнил бы название рядового сент-эмильонского гран крю Chateau Faugeres? А теперь, в контексте обсуждений строек, его упоминают через запятую с Cheval?Blanc и Cos d’Estournel. Хозяева Faugeres и не скрывают посыла: «Нам нужен был новый погреб, и мы решили, что стоит потратить на 10% больше и пригласить известного архитектора, чтобы наш вклад в новое лицо Бордо был всем заметен» (теперь у них тоже умопомрачительный хай-тек и полная гравитация). Та же история с Chateau Soutard, далеко не самым славным из 38-ми GCC того же Сент?Эмильона: перестройка позволила ему в дни Vinexpo устроить столь пышный прием, что он чуть ли не затмил сам Fete de La Fleur. Над «новым лицом Бордо» прямо сейчас работают: Petrus (целых полгектара мифического виноградника выкорчевали ради стройки), Le Pin, Mouton, Smith Haut Lafitte, La Dominique (там авангардный проект реализует выдающийся английский художник Аниш Капур). И, наконец, сам город затеял стройку века: к 2014-му обещают закончить Центр винной культуры. 114 архитектурных бюро участвовали в тендере, в итоге был выбран самый немыслимый проект: здание похожее на чулок, надутый воздухом и трепещущийся на ветру (хотя «полиэтиленовая» матовая оболочка здания некоторым дает повод и для других сравнений). «Чулок» авторства парижанина-китайца X-Tu обойдется Бордо в 55 млн €. Его макет был выставлен рядом с пресс-центром. А значит, на следующих Vinexpo нам будет, что отмечать.
  • 20 сентября 2011

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari