Михаил Зыгарь и его винная рать

Ваня Березкин

Фотографии

Ольга Бебекина

Автор

1 июля 2019

Солнечным летним днём мы встретились с автором бестселлеров «Вся кремлёвская рать» и «Империя должна умереть» Михаилом Зыгарем и, попробовав шесть красных вин Южной Италии, разговорились об Австралии, истории и идеях, которые приходят во время беседы за бокалом.

Михаил Зыгарь, в прошлом военный корреспондент и главный редактор телеканала «Дождь», сегодня — известный писатель, исследователь и, как он сам себя называет, «изобретатель» — новых форматов и стилей подачи информации. Наше интервью и дегустация итальянских красных вин проходят в апартаментах MOSS в центре Москвы. Вина стройным рядом уже ждут на столе. Михаил сосредоточенно рассматривает бутылки и фотографирует на айфон этикетку Cygnus от Tasca d`Almerita.

— Как человек ответственный, я хочу помнить, что я пью. Незначительных мелочей не бывает, я ко всему отношусь как к важному и серьёзному делу. 

И к вину как к делу?

— Конечно. Такой подход удваивает удовольствие. Я стараюсь не закрывать на что-то глаза, а наоборот — обращать внимание на всё. И в людях ценю это качество.

Этот принцип заметен в вашей работе: исторических проектах, книгах, которые мало того что собраны из интересных деталей, так ещё и читаются взахлёб, как «Игра престолов». 

— Надеюсь, скоро «Империя должна умереть» станет сериалом. Сейчас я веду переговоры с несколькими голливудскими компаниями.

Будем ждать! Сегодня мы дегустируем красные вина Южной Италии. Какие у вас с ними отношения?

— Я очень люблю Италию, итальянскую кухню, но, к сожалению, обладаю скудными знаниями о винах. Поэтому я и выбрал эту тему дегустации. У меня неплохое представление об австралийских винах, когда был в Бароссе, очень проникся ширазами.

Что насчёт белых?

— Предпочитаю Новую Зеландию, не только совиньоны, но и гевюрцтраминеры и рислинги.

Как вас занесло в Австралию? 

— Я уехал туда на месяц, когда ушёл с телеканала «Дождь». Страна вне какого-то политического контекста соответствовала тогдашним моим настроениям. Я в то время думал над многими вещами, в том числе над тем, что больше не хочу заниматься новостями. Новости — это сложный арт. Чтобы делать их по-настоящему качественно, нужно хорошо постараться. Их можно делать классными, интересными и не постыдными. Для этого как минимум нельзя потакать низменным желаниям аудитории. Но такой подход не всегда ведёт к успеху. И ещё я понял, насколько в России люди погружены в прошлое, в отличие от Австралии, где жители смотрят в будущее.

Как вы выбираете вино?

— Чаще наугад. В путешествиях мне нравится пробовать что-то неизвестное и странное. А поскольку человек я довольно везучий, такой подход обычно не подводит.

А как произошло ваше осознанное знакомство с вином? Тоже в путешествии?

— Сложно вспомнить какой-то конкретный момент. Моя молодость прошла на войне. Будучи военным корреспондентом, я много ездил по странам, где алкоголь был либо вообще запрещён либо не отличался особой изысканностью. Мне довелось попробовать странные экземпляры, египетское вино «Омар Хайам», алжирские вина — это часть моего военного прошлого. Как вы понимаете, работа не предполагала неспешного смакования хороших вин.

Когда мне хорошо, я не хочу виски, я хочу вина, оно стало для меня олицетворением мирной жизни.

Вино пили, чтобы отвлечься?

— Нет-нет, вино вообще не пьют, чтобы отвлечься, как мне кажется. Особенно в с­итуации военных действий. Чтобы отвлечься пьют что-то покрепче. Поэтому так вышло, что я не люблю и не пью крепкий алкоголь. За десять лет в горячих точках он стал ассоциироваться со стрессом и проблемами. Когда мне хорошо, я не хочу виски, я хочу вина, оно стало для меня олицетворением мирной жизни. Кстати, сказанное выше не касается текилы. Некоторое время я учился в Мексике, и этот период моей жизни был очень даже весёлым. С текилой связаны только хорошие воспоминания, она бодрит и не угнетает, в отличие от других крепких.

От водки?

— Честно говоря, ничего не знаю о водке. Я пил её несколько раз в жизни. Возможно, в моём мире, в том «бáббле» (bubble), в котором я живу, не пьют водку, а пьют исключительно вино.

Есть ли вино, которое у вас ассоциируется с праздником?

— Наверное, это эльзасские вина, с ними я познакомился в пору частых поездок в Страсбург. Эльзасский гевюрцтраминер — вот полюс чего-то приятного и расслабляющего. Недавно со мной произошёл забавный случай. Мы с друзьями катались на лыжах во Франции. На ужине я захотел познакомить друзей с гевюрцем, но напрочь забыл, что означают слова Vendange Tardive, даже не обратил внимания на надпись. Ребята кляли меня на чем свет стоит, вино оказалось слишком сладким. Но при этом совершенно прекрасным.

Вот он, стереотип сладких вин.

— Конечно, это переваривание советской травмы. В СССР вина были либо неприемлемыми, либо сладкими, что смягчало их неприемлемость. Так и пошло с тех пор, мол, нас не обманешь, сахар маскирует шнягу, раз вино сладкое, значит плохое.

В ваших исторических изысканиях вам не попадались интересные сюжеты про алкоголь?

— Масса! Первое, что приходит в голову в тему нашего разговора, — любовь Григория Распутина к сладким винам, особенно к мадере. Его последний ужин описан в мельчайших подробностях, известно, что перед смертью он выпил много мадеры. Но убило его всё-таки не вино, а пуля. Версия с отравлением, вернее с тем, что он выжил после него, всего лишь байка — убийцы хотели придать смерти Распутина большей мистичности. 

Недавно из-под домашнего ареста вышел Кирилл Серебренников, с которым вы дружны. Отмечали?

— Кирилл практически не пьёт. Я помню его выпивающим до домашнего ареста, но сейчас это уже совсем не соответствуют его суперрабочему состоянию. Он стал очень дорожить временем, хочет реализовать все задуманные проекты. Я не удивлюсь, если в эти дни он вообще не пьёт, чтобы не отвлекаться. У меня тоже был такой период: нужно было закончить «Империю» к определённому сроку. Выход книги планировался в октябре 2017 года, к столетию революции, причём на русском и английском одновременно. Понимая, что времени остаётся все меньше, я решил, что не выпью ни глотка, чтобы не распылять внимание. Так прошли четыре месяца.

То есть для вас вино и работа вещи несовместимые?

— Не совсем так. В некоторых сложных и требующих сосредоточенности случаях оно может мешать, а иногда, наоборот, помогать. Какие-то стимулирующие воображение средства, которыми не пренебрегают некоторые артистические натуры, — это вообще не из моего мира. А вот пофантазировать с бокалом вина иногда полезно и интересно. Вообще есть два состояния, в которых у меня рождаются идеи: во время занятий спортом, особенно когда я нарезаю круги в бассейне, и за бокалом вина, причём, как правило, за разговором. Вспоминается отличная фраза моей подруги Наташи Синдеевой: «Чтобы о чём-то подумать, мне нужно с кем-то поговорить». Это не совсем про меня, но беседа действительно помогает точнее сформулировать свою мысль. А с бокалом вина, как ни странно, это получается ещё лучше. 

Вы упомянули два довольно разных дела: спорт и вино. По-вашему, вино и ЗОЖ совместимы?

— Конечно. Я каждый день занимаюсь спортом, но не с целью, как вы сказали, ЗОЖа. Спорт помогает мне структурировать расписание, распределить время, чтобы успевать со всеми моими многочисленными проектами, которые запускаются почти одновременно. Мобильный художественный театр — первый спектакль вышел прошлой осенью как раз с Кириллом Серебренниковым. Совсем скоро грядут несколько премьер, в том числе спектакль «Мастер и Маргарита». Для британской телекомпании Viasat мы работаем над проектом про 1939 год. И ко всему прочему я пишу новую книгу. Забавно, что c некоторыми друзьями я по утрам встречаюсь на пробежке, а вечером за бокалом вина. Диссонанса я тут не вижу. В моём окружении много любителей и ценителей вина, с которыми можно бесконечно разговаривать за бокалом. Для них винная культура — неотъемлемая часть интеллектуальной жизни.

Южно-итальянские жаркие вина для прохладных летних вечеров.

Дегустация вин южной Италии.

Каждый образец Михаил проассоциировал со знаменитостью итальянского происхождения

Donnafugata Tancredi Terre Siciliane 2014

Сицилия / каберне совиньон, неро д`авола, другие сорта / 13% / 12 мес. в новом и старом франц. дубе, 20 мес. в бутылках

Кюве с юго-запада острова, области Контесса Энтеллина, отразившее яркость и сочность красок терруара, выдав букет из красных и чёрных ягод, специй, трав, табака и бальзамика.

Софи Лорен. Очень яркое вино сразу сражает наповал, с первого носа. Голливудская Италия, броская, глаз не отвести. Нарочитая красота.

Agricola Punica Barrua Isola dei Nuraghi IGT 2014 (выбор Михаила)

Сардиния / 85% кариньяно, 10% каберне совиньон, 5% мерло / 14% / 15 мес. во франц. дубе, 12 мес. в бутылке

Звезда Сардинии, рождённая на юго-западе острова при сотрудничестве Tenuta San Guido, Cantina Santadi и энолога Джакомо Такиса, который увидел в кариньяно и Сардинии идеальную пару. Вино отличает яркий аромат чёрной вишни, сушёных трав, специй и сливового джема вместе с полным телом и мягкими, слегка сладковатыми танинами.

Джузеппе Верди. Очень интересное и необычное вино. Я бы даже сказал, музыкальное. Основательное, танинное, глубокое. А кто у итальянцев мастодонт и музыкант? Конечно, Верди. Это вино хорошо бы сочеталось с его операми. Мой фаворит дегустации.

Tenuta San Guido Guidalberto Toscana IGT 2016

Тоскана / каберне совиньон, мерло / 14% / 12 мес. во франц. и амер. дубе

Рождение Guidalberto в 2000 году Николо Инчиза объяснил двумя причинами: желанием показать, на что способен сорт, который раньше не использовали, и предложить клиентам кюве, легко пьющееся молодым. Выразительная супертоскана с оттенками чёрной сливы и вишни в аромате, приправленном специями и чёрным трюфелем.

Джироламо Савонарола. Немного суровое вино, строгое, но прямое и честное. В нём есть какая-то мистичность, тайна. С этим вином можно и даже нужно вести долгие беседы.

Dino Illuminati Zanna Montepulciano d'Abruzzo Colline Teramane Riserva DOCG 2013

Абруццо / монтепульчано / 14% / 24 мес. в бочках из славонского дуба

Монтепульчано со старейшего виноградника хозяйства. Вино привлекает сложным, многогранным букетом спелых чёрных ягод, фиалки, кожи и шоколада. 

Франко Дзеффирелли. Я бы сравнил его с режиссёром, чьи фильмы и сейчас смотрятся очень современно. Вот и это монтепульчано будто вне времени — обаятельно и несмотря на возраст молодо и свежо. 

Vespa Raccontami Primitivo di Manduria DOC 2016

Апулия / примитиво / 16% / 12 мес. в дубе

Топовое примитиво от телеведущего Бруно Веспы и энолога Риккардо Котареллы, удостоенное 3 бокалов Gambero Rosso. Сочное вино с тонами подлеска, джемовых ягод и освежающих трав, задорное и бархатистое.

Джузеппе Гарибальди. Чуть сладковатое, яркое, мощное вино подкупает своей бесхитростностью. На ум сразу приходит Джузеппе Гарибальди, простой, но отважный парень, народный герой.

Tasca d`Almerita Cygnus DOC 2016

Сицилия / каберне совиньон, неро д`авола / 14% / 14 мес. во франц. барриках, 30% новые 

Cygnus на латыни — «лебедь». Говорят, Р­ихард Вагнер дописывал оперу «Парсифаль» (1881) в саду виллы Таска, любуясь живописным озером с грациозными лебедями.

Петрарка. При всей мощи и структуре вино можно назвать легкомысленным. В ряду с чёрными сочными ягодами — мята и цветы. Такое вино настраивает на поэзию, романтику. 

Выражаем благодарность MOSS Boutique Hotel за помощь в организации съёмки.

Адрес: Кривоколенный пер., 10, стр 4, +7 (495) 114 55 72

  • Ваня Березкин

    Фотографии

    Ольга Бебекина

    Автор

  • 1 июля 2019

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari