Свет в конце тоннеля. Часть первая

28 февраля 2011
За последние 10 лет все стали принимать вина Нового Света как данность. Да, они есть, да, всё чётко: чистые ароматы, ясные вкусы, низкие цены. Что дальше? Винная отрасль «великолепной шестёрки» переживает не самый лёгкий этап развития.

Заокеанские столпы

В сущности, шестёрка — это не совсем точное определение. Это пятёрка: США, Аргентина, Австралия, Чили, ЮАР — и примкнувшая к ним по ряду исторических и маркетинговых причин Новая Зеландия. Пятёрка уверенно удерживает позиции во всех ранглистах: входит в Топ-10 мировых производителей вина по объёму, а также удерживает и всячески наращивает экспортную мощь. Новая Зеландия в обоих случаях не входит даже в 20-ку, но зато развивает виноделие семимильными шагами: только за период 2005–2008 площадь виноградников в стране увеличилась более чем на 50% (с 19,9 тыс. га до 29 тыс.). При этом, несмотря на обильные урожаи последних лет, Новая Зеландия удерживает среднюю цену своих вин на полках показательного рынка Великобритании на целый фунт выше, чем у ближайшего конкурента – Франции (?6,02 против ?5,01). С «киви» приходится считаться, потому как они взбаламутили европейскую винную науку, особенно бордоскую, которая никак не может себе простить, что новозеландцы обошли её на повороте в раскрытии потенциала «родного совиньона» и идентификации веществ, отвечающих за его сортовой аромат. Так что Новая Зеландия пока остаётся единственной страной, вина которой копируют в Старом Свете, а не наоборот. Усилия бордосцев в иных случая приводят к тому, что даже Пессак-Леоньян стал пахнуть «Новой Зеландией».

Детки в клетке

В остальном у вин Нового Света всё не так «розово». Несмотря на целый ряд общих соглашений (как, например, о взаимном признаний этикеток от 2007 года, что высвободило в каждой стране по несколько десятков миллионов долларов, тут же перенаправленных на маркетинговые цели), на большинстве основных рынков страны шестёрки являются жесточайшими конкурентами не столько со Старым Светом, сколько друг с другом. И уже они уже стали копировать друг друга. Ошеломляющий успех австралийских ширазов привел к тому, что шираз/сира теперь не производит только ленивый и в любом вздумавшемся месте, включая холодную Касабланку (Чили), Центральный Отаго (Новая Зеландия) или жаркий Свортленд (ЮАР). А так как сира хорошо отражает терруар, на рынке появилась целая плеяда новых, разных и очень интересных сира из новых мест. «Киви»-совиньон не оставляет равнодушными и новосветичей – Чили и ЮАР уже в состоянии предложить такие же яркие и, при этом, с терруарным нюансом вина из того же сорта.

Обмен полушариями

За эти годы Европа тоже переняла азы сортового маркетинга у шестёрки и стала успешно их применять. Ронцы вовсю кричат, что они – «это тоже сира/шираз», бордосцы для экспорта пишут на этикетках Bordeaux Merlot (что внутри страны недопустимо), пулийцы беззастенчиво переименовывают своё примитиво в зинфандель, а в Каоре над виноградниками ставят бигборды с надписью «Здесь — мальбек». Поэтому то место на полке, где вина Нового Света были сильны и вальяжно занимали всё пространство, теперь стало теснее и уже. Но не только из-за Европы. В прошлом году появилось понятие «Новый Новый Свет», куда определили такие быстро развивающиеся страны-производители, как Китай, Бразилия, Индия и вся Восточная Европа. Китай уже занимает 6-е место среди стран-производителей, и, как мы уже не раз писали, мировая практика показывает, что если китайцы усваивают производство чего-нибудь, то через время они им заливают весь остальной мир вопреки его воле. В мировом масштабе Бразилия может и не так заметна, но в России – 4-м мировом рынке по объёму импортируемого вина, — бразильцы уже вошли в Топ-10 стран-поставщиков, буквально «выпихнув» Чили, поставщика бутилированного вина из Нового Света №1, за её пределы — впервые в новой истории. Новые конкуренты отнюдь не вселяют уверенность стран шестёрки в безоблачном будущем. Ещё одним фактором, сыгравшим с новосевтичами плохую шутку, стал меняющийся климат на земле. Если Европа в целом от него пока выигрывает (урожаи стали собирать поменьше, а каждый регион стал показывать разнящиеся друг от друга миллезимы, вызывающие всё больший интерес), то Новый Свет пока проигрывает – тут ведь нужно постоянство качества и количества, потому как именно этого ожидает потребитель, а стужи и землетрясения (Чили), засухи и наводнения (Австралия) этому никак не способствуют. Куда же движется каждая из стран шестёрки? * Белый зинфандель – розовое вино, сделанное путём прямого отжима и винификации «по белому» сусла из красного сорта зинфандель. Обычно содержит остаточный сахар.

США

Единственная страна из шестёрки, где внутреннее производство не покрывает потребление. Там силен импорт и не так силён экспорт. К тому же в США вино употребляет только 10% населения – пространство для роста колоссальное! В масс-маркете ситуация во многом меняется к лучшему – пришедшая из Италии мода на пино гриджо вызвала и среди местных виноделов взрывную волну: у этого сорта самые быстрорастущие посадки (+61% в 2009 году). Это хорошо, потому что на пино гриджо переключаются традиционные потребители мусорного «белого зинфанделя»*, а он куда более гастрономичен, в первую очередь. Вторая любовь американцев – это пино нуар. Мог ли Александр Пейн, режиссёр вышедшего в 2004 году фильма «На обочине» предположить, что его полотно будет так сильно и столь долго влиять на винный рынок этой огромной страны? Думается, что вряд ли. Посадки пино нуара за год выросли на 47%, он чемпион среди красных, при этом вин из него по цене меньше $25 американцам по-прежнему не хватает! Правда, без чисто американских перекосов не обходится: в прошлом году в сети долго пылала горячая дискуссия о стилях пино нуар: традиционалисты обвинили новаторов в «обамериканивании» бургундского благородника, сравнив то вино, которое те делают, с продажной женщиной, пытающейся угодить всем, кто хорошо платит. Новаторы в свою очередь называли критиков узколобыми и нежелающими видеть новые, неизведанные стороны сорта. Но во времена кризиса хуже всего «королю», который зачастую оказывается голым. Каберне. Как каждый солдат мечтает стать генералом, так каждый винодел в Калифорнии мечтает сделать 100-балльное каберне. Даже есть специальные фирмы, которые разбирают на молекулы вина, получившие от 94 балла и выше у Паркера, Wine Spectator-а и иже с ними, и гарантируют вам, что если вы их возьмете в консультанты (за немалые деньги), то вы получите свои баллы за каберне.
Калифорнийские виноделы продолжают слать мне образцы 2005 и 2006 года, хотя они уже должны были бы продавать 2007-й. Это значит, что трубопровод у них несколько подзасорился. Линда Мёрфи на Jancisrobinson.com
Это привело к тому, что рынок начал задыхаться от высокорейтинговых и дорогих каберне, темп продаж замедлился в отдельных случаях на год – два. Американцам даже срочно пришлось придумать и запустить в 2010-м году «Международный день каберне» (2-го сентября), который они сами же и отпраздновали. На Азию они смотрят с такой же надеждой, как и потрёпанные кризисом производители дорогого бордо – запущена целая программа по продвижению калифорнийских вин в Китае и других странах региона, открываются тематические бары, в прессе поднимается шум. Но короля «раздел» на самом деле урожай 2010 года – в истории Калифорнии не было худшего года для вина, а в особенности для каберне. Холод и дожди не позволили каберне дозреть, многие так его и не собрали, оставив гнить на лозе.

Австралия

Если в первые годы глобального потепления австралийцы гордо заявляли, что оно их не касается и что у них всё, как и прежде, созревает тогда, как и всегда созревало, то теперь они смотрят на мир затравленными глазами, в которых читается крик души «Доколе?». Беды начались в 2007-м с тотальной засухи, сократившей урожай и вынудившей их закупать балк в других странах, чтобы выполнить контракты. В 2008 и 2009, кроме засухи, еще и кончилась вода, а вслед за этим — квоты на воду под полив: виноградари массово покидали бизнес, поскольку он стал невыгодным. Потом были пожары, которые долго тушили. Потом — отколовшиеся неподалёку в Антарктике гигантские айсберги, учёные пугали изменениями в климате и экологии. В конце 2010-го Австралию залило и затопило, в основном в районе не сильно винного штата Квинсленд. Беда ещё в том, что лозы шираза после трёх лет чрезмерного гидростресса умирают.
Проблема австралийских вин в том, что потребитель устал от этих накачанных хлопцев: бутылку такого за присест не выпьешь, а еду как пить дать в нокаут отправит. Джессика Мартикорена (La Tercera)
В Австралии задумались, а правильно ли они разработали многолетний план развития, основываясь преимущественно на перспективах шираза? Были голоса, не предпочесть ли ему выдерживающий жару и засуху гренаш. Они быстро затихли, поскольку мало того, что гренаш накапливает больше сахара (соответственно даёт выше градус в итоге), но из него также нельзя вытянуть такой цвет, как у шираза, а австралийцы пока не могут представить себе красного вина, которое было бы хотя бы чуть-чуть прозрачным. Природные невзгоды пришли не одни: в прошлом году случилась и эпидемия мильдью, да такой силы, что имеющиеся в стране запасы допустимых химсредств для борьбы с ним очень быстро кончились. Виноградари, три года мучавшиеся от засухи и наконец увидевшие свет в конце тоннеля, опять потеряли весь урожай. Ориентация Австралии на один сорт и только на два рынка (США и Великобритания) стала ярким подтверждением пословицы о яйцах в одной корзине. На конец 2009 года непроданного вина в стране накопилось столько, сколько составляет весь ее годовой экспорт в Великобританию! Кризис не рассосался и в 2010-м, что привело к ряду быстрых отставок директоров Wine Australia в этой стране и итоговом назначении человека не из винного бизнеса на эту должность, чтобы он в срочном порядке вернул в положительное русло пошатнувшийся было имидж страны.

Аргентина

Винную отрасль страны с «правильной» (right) стороны Анд сильно пошатнуло в 2008-м, когда экспорт балка в Россию, основного покупателя и «спасителя» местных производителей непотребных вин, упал на 70%. Эксперты грозили тотальным коллапсом отрасли. Но аргентинцев спасли американцы. Они полюбили мальбек так, как не любили даже родное каберне – по росту популярности в прошлом году мальбек заткнул за пояс всех остальных! Аргентина впервые обогнала Чили на рынке США по объёму поставок, при том, что средняя цена за ящик у неё выше ($27,80 против $26,60).
Американцы по уши влюбились в мальбек. Они любят в нем ненапряжную зрелость, пряность, градус и цену. Дженсис Робинсон
Ларчик открывается просто. В 2005 году Роберт Паркер опубликовал 12 «предсказаний» о том, что случится с винным миром через 10 лет. Предсказание №7 было посвящено Аргентине: «К 2015 году величие аргентинских вин из сорта мальбек будет восприниматься как данность», — сказал Паркер. А так как он чётко работает по принципу «пацан сказал – пацан сделал» (см. цены на топовые бордо), он запустил всю мощную машину Wine Advocate в поддержку мальбека. Пока результаты есть. Но не постигнет ли Аргентину судьба Австралии, тоже закладывавшейся на одном сорте? В Европе мальбеки далеко не так популярны, а ежегодно расходуемые крупные бюджеты по «приручению» европейцев, которые значительно превышают бюджеты, идущие на американский рынок, не дают нужного результата. Другое дело в подверженной влиянию Паркера Азии – аргентинцы даже решились на открытие офиса «ПроМендосы» в Шанхае.
  • 28 февраля 2011

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari