Темпранильо для всех и каждого

29 сентября 2014

Добрых полгода понадобилось винной общественности для того, чтобы переварить и осмыслить статистику урожая 2013 и найти всему соответствующее объяснение. И вот теперь, когда новый урожай — урожай 2014 — уже в пути, винные критики, журналисты, писатели и блогеры принялись массово обсуждать, какие уроки следует извлечь из 2013-го и как дальше быть?

Вы спросите меня «а что случилось?». Давайте обо всём по порядку. Согласно статистике, публикуемой OIV, мировое потребление вина неуклонно снижается, даже с учётом активно растущего китайского рынка. На протяжении десятилетий в Старом Свете наблюдается кризис перепроизводства вина — по различным оценкам от 10 до 15% производимого в Европе вина не находит своего покупателя и отправляется на переработку. В 2007 году Евросоюз запустил программу финансовых выплат виноградарям за вырубку и реструктуризацию малоценных виноградников. И до недавнего времени казалось, что всё идёт по плану — ведущие страныпроизводители вина ежегодно рапортовали о снижении площадей под лозой на несколько процентов. За последние пять лет Франция раскорчевала 50 тысяч гектаров виноградников, а Италия — 40 тысяч. Испания, которой принадлежит самый большой виноградник, и вовсе уменьшила его площадь аж на 250 тысяч га. Кажется, проблема «лишнего вина» будет вот-вот решена. Но нет — по итогам 2013 года Испания объявила о рекордном росте объёмов производства, с 35 до 50 млн гектолитров, что превышает её собственные показатели конца 1990-х. На рынок «выливаются» неожиданные полтора миллиарда литров вина. Как? Откуда? Почему? И что со всем этим делать?

Ларчик, как всегда, открывается просто: испанцы повели себя как настоящие потомки Игнатия Лойолы, коварно и изощрённо. В самом деле, если Евросоюз даёт дотации на реструктуризацию виноградников, то почему же их не брать? Тем более что виноградников хватает! Но каких виноградников? До начала XXI века основной формой испанского виноградника, особенно в центральной и южной областях страны, были кустовые лозы, растущие в очень рыхлой посадке (2500–3500 лоз на гектар), без всякой шпалеры, самостоятельно добывавшие себе несколько капель воды из глубоких слоев почвы и дававшие очень небольшой урожай. Однако в начале века в большинстве регионов Испании разрешили применение орошения на виноградниках, и на сегодня более трети всех лоз страны обеспечено капельными системами. Мало того, раскорчевав три-пять гектаров «рыхлого» старого виноградника, владелец получал достаточно дотаций, чтобы пересадить ещё один гектар, но в современной, плотной посадке с 8-9 тысячами лоз и капельной ирригацией. И через четыре-пять лет начать собирать урожай пуще прежнего. Так и получилось — до поры до времени, пока молодые лозы не вошли в плодоношение — «правильное» снижение площадей виноградника и выработки вина, а потом взрывной рост.

В итоге планы Еврокомиссии по выводу отрасли из кризиса летят в тартарары, испанцы ищут покупателей на произведённое вино, виноторговля ожидает снижения цен на массовые вина. И только итальянцы с французами разводят руками в недоумении: «А что, можно было?».

Domaine Yves Cuilleron La Petite Cote Condrieu Viognier 2012

Начало осени — пора плотных белых вин, в которых тонкая и пронзительная летняя минеральность уже не играет первую скрипку, а проявляется больше в нюансах, а основную часть букета составляют множественные фруктовые тона, жёлтая слива, персик и даже морошка. Белые вина долины Роны просто созданы для этого времени. Вионье редко ведёт себя как легкомысленная вертихвостка, а будучи как следует выдержан на осадке и аккуратно оформлен дубом, предстаёт во всей своей полноте и маслянистости.

  • 29 сентября 2014

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari