Терра инкогнита

Терра инкогнита

22 декабря 2010
Календарь Simple 2011 – пятый сет арт-проекта, который соединяет мир вина и актуальное фотоискусство. Французский мастер Давид Бельмeр, которого в профессиональной среде чтут как восходящую звезду, колдовал в своей уникальной манере на виллах и виноградниках сицилийской земли.
Календарь Simple 2011 Концепция: Максим Каширин, Simple Куратор: Александра Анисимова, Anis Photo Фотограф: Давид Бельмeр (David Bellemere), Франция Ассистент: Аделин Гован (Adeline Gauvain), Франция Cтилист: Энжела Роберсон (Angela Roberson), США Визажист: Тацуюки Яманака (Tatsuyuki Yamanaka), Япония Парикмахер: Максим Масе (Maxime Mace), Франция Модели: Элиза Ратс (Eliisa Raats), Эстония Камила д’Алонсо (Camilla d’Alonso), Италия Клементин Ледюк (Clementine Leduc), Франция

Максим Каширин:

Наш календарь становится всё более захватывающим проектом. Решение удивлять, создавать каждый год что-то принципиально новое толкает нас к поиску и открытиям. Из Ломбардии и Трентино мы двинулись на юг, в самый загадочный и харизматичный регион Италии. Здесь невероятное богатство культурных наслоений: греческих, арабских, норманнских, испанских влияний; очень разнообразный пейзаж: и уютные морские бухты, и суровые горы, и выжженные солнцем холмы, и райские кущи. И всё это объединено особым сицилийским духом, без которого, как говорил Гёте, не понять, что такое Италия. Вuна здесь тоже особые благодаря интереснейшим автохтонным сортам. Сицилия — винодельческий регион на подъёме. А наша задача на этот раз состояла в том, чтобы найти ещё не раскрученного, но очень талантливого и оригинального художника. К счастью, нам это удалось. Давид Бельмер, француз, — восходящая звезда искусства фотографии. Мне показалось, что его чувственный, исполненный тайны и в то же время аскетичный стиль наиболее созвучен Сицилии. И я не ошибся. «Это туфли Камилы, итальянки. Не знаю, как они оказались у меня в руках. А Давид вообще-то сдержан, но иногда любит покрасоваться» Максим Каширин Как всегда, фотографу была предоставлена полная свобода. Мы каждый год проводим съемки в сентябре, но если в самом первом календаре (2007), который делал Влад Локтев, в кадре был собственно урожай: гроздья, пена на ферментирующемся вине, шланги, ведра, то в этот раз нет ни лоз, ни бочек, ни самого вина: на весь календарь одна фотография, где в кадре есть стальной ферментационный чан, но и там не сразу поймешь, что это за конструкция. Не задействовав винодельческий антураж, Давид уловил главное — те ощущения, которые мы очень часто ждём от вина: удивление и очарование. Давид — один из самых «жестких» фотографов по организации процесса: подъём в 5 утра, с 7 утра начинались съёмки. Как только заходило солнце, мы быстро паковались и мчались к следующему пункту не менее полутора часов. Совсем не та ситуация, что в Венето, когда мы со Славой Филипповым во время съемок календаря 2009 года успевали поснимать в один день сразу в нескольких соседних хозяйствах. Давид работает в очень высоком ритме, и его команда профессионалов, с которой он сотрудничает уже не первый год, понимает его без слов, действует очень слаженно и быстро. Мы за три дня сняли календарь. Со Стивеном Лайоном в прошлом году мы снимали пять дней, но у него была другая технология: он долго выстраивал композицию, световые приборы. Давид, напротив, работал с естественным светом и действовал как бы по наитию. «Иногда мне прелагали поместить в кадр бокал вина - хорошо, пусть будет бокал вина, он мне не мешал» Давид Бельмeр. Нас как всегда очень тепло принимали виноделы. Граф Лучо Таска предоставил нам свою уникальную виллу в самом сердце Палермо с роскошным садом в 10 гектаров. С нами были его сыновья Джузеппе и Альберто, а уже после съёмок Анна Таска Ланца дала мастер-класс по сицилийской кухне. В поместье Дома Доннафугата (Контесса Энтеллина) нас очень радушно встретили Джакомо и Габриэла Ралло. В этом году календарь цветной. От кинематографичной контрастной съёмки Стивена Лайона мы делаем разворот в сторону атмосферных, дышащих светом работ Давида Бельмера. Фотография — это целый мир, глубокий, многослойный, загадочный, и обнажённая женская натура — лишь его элемент. Винодельческие регионы тоже невероятно разнообразны. Я никому не рассказываю о том, где мы собираемся снимать календарь в следующем году, пусть это останется сюрпризом. А пока наслаждайтесь тем мягким, почти магическим очарованием, которое дарит искусство Давида Бельмера.

Давид Бельмeр Искусство изъятия лишнего

Давид Бельмер — парижский фотограф, 38 лет, женат на модели. Выпускник парижской школы искусств, профессионально занимается фотографией с 21 года. Работает для журналов Marie Claire (Италия), S-Magazine, Elle. Выполнял частные заказы для крупных клиентов, таких как Eres, Zadig & Voltaire, Charles Jourdan, Hermes. Бельмер — один из немногих фэшн-фотографов со стопроцентно узнаваемым стилем. Операции с естественным светом, фактурой поверхностей, мнимыми дефектами плёночной съёмки приближают его к художникам, работающим в ключе ностальгии по 70?м. Драматургия кадра и цветовая игра отсылают к манере Ги Бурдена, а прочтение женской сексуальности и общий градус чувственности обнаруживают влияние Хельмута Ньютона. Если сравнивать работы Бельмера со стилями виноделия, то это скорее органика: для биодинамики в них не хватает ритуала и пафоса. Они не претендуют на тайные знания, на магическую способность видеть больше других, они как бы предоставляют жизни возможность течь, как ей хочется, и выхватывают из неё мгновения красоты. Мягкость света и теплота оттенков, почти ощутимое дыхание жизни, чистота и лёгкость эмоций, которые характерны для работ Бельмера, — результат колоссальной сосредоточенности художника на своём эстетическом чувстве. На съёмочной площадке он не советуется ни с кем, работает в высоком ритме и не просматривает съёмку даже по вечерам. «Фотографировать — изымать лишнее», — говорит Бельмер. Его главная ценность — внутренняя свобода. «Давид словно колдует над моделями. Он любит работать в одиночку и один на один - многофигурные композиции его не вдохновляют» Александра Анисимова. — Вам понравилось делать календарь для Simple? — О, да. У меня была полная свобода. Максим просто сказал: «Делай, как считаешь нужным». Всё, что от меня требовалось, — создавать красоту так, как я ее понимаю. Это счастье для художника. — А как Вы понимаете красоту? — Фотография очень отличается от живописи, от музыки. В них художник привносит. А фотография — это искусство изъятия лишнего. Чтобы сделать хорошую фотографию, нужно отстраниться от своей личной жизни, от стереотипов и клише, нужно убрать из кадра всё, что мешает глазу. И тогда из-под этого налёта возникает красота. — Как Вы стали фотографом? — Я родился в маленьком городке на севере Франции. Когда я взял в руки фотоаппарат, я понял, что это мой билет в большой мир и ключ к миру. Мне было 16. Я бросил колледж, в котором изучал биологию, и поехал в Париж, чтобы делать то, что мне действительно нравится. — Ваш первый успех? — Не знаю, был ли какой-то первый успешный кадр. Мне нравилось то, что я делаю, иногда это нравилось другим. Бывают моменты разочарования: я смотрю на свои снимки и не вижу ни одного, который стоило бы сохранить. А иногда смотрю и не могу выбрать хоть один, без которого я мог бы обойтись. — Ваши любимые кинорежиссёры, фотографы? — Режиссёр — Дэвид Линч. Из фотографов люблю классику: Хельмута Ньютона, прежде всего. Если говорить об эпохе — 80-е. Меня восхищают мастера, которые сумели обрести свободу и не стали заложниками ни моды, ни коммерции, ни каких-либо стилей. — Что Вы ищете как художник? — Хочу испытывать удивление, трепет, хочу быть очарованным тем, что вижу. В какой бы стране я ни находился, где бы ни работал, всегда делаю одно и то же: стремлюсь уловить эмоцию. — Как бы Вы охарактеризовали свой стиль? — Я работаю при естественном свете. Минимум вмешательства в кадр, лёгкий мэйкап. Мне важно увидеть красоту в том, что у каждого из нас под носом, и поймать её в объектив. Красота естественна, ей не нужно яркой оправы. Лёгкие блики, полутени, полусвет, отражения как бы скрывают её от нашего взгляда, а на самом деле презентуют наилучшим образом. А на отретушированном кричащем глянце женское тело становится такой же вещью, как колье или флакон духов. «Видно было, что девушкам нравится позировать Бельмеру, иногда и они брали в руки камеру» Максим Каширин — У Вас интернациональная команда. Легко ли находить общий язык? — С Тацу и Максом я работаю давно, они понимают меня без слов. Очень талантливые ребята и отлично чувствуют мой стиль. С Энджелой у меня было несколько интересных проектов. Стилистам со мной непросто, им особо негде развернуться, но она как-то подстроилась. И потом, у неё бездонный личный гардероб дизайнерской одежды. — Как Вы выбирали моделей? — Элиза со мной работала в моём персональном проекте (книга о моде). С Камилой, неаполитанкой, мы дважды делали журнальную съёмку. А Клементин как-то попросила сделать ей портфолио. Трудно угадать наперёд, какая модель лучше раскроется, через кого пойдёт поток. В этот раз это случилось с эстонской девушкой. — Как выглядел постпродакшн? — Очень лёгкий, так же как мэйкап и декорация. Я не пользуюсь услугами ретушёров. Немного очищаю, немного выправляю цвета. Для меня главное, чтобы кадр был живой, чтобы он дышал.
  • 22 декабря 2010

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari