В Дору всё суше. Часть первая

22 июля 2010
Время, когда винные эксперты говорили «Оказывается, в Португалии есть не только портвейн, но и очень хорошие сухие вина» как о чем-то только что открывшемся, уже прошло. Португальское виноделие, помимо порта, — первая «Золушка» в мире вина, нашедшая свою хрустальную туфельку уже в XXI веке. С «туфлей» помогли свои — отлично отлаженная портвейновая индустрия. Рейтингов и мирового признания первыми добилась долина Дору: в регионе, где создается портвейн, и к сухим винам нашли правильный подход. Рейтинговые образцы получаются пока в основном на основе ториги насьонал — благороднейшего из сортов, которые используются в производстве порта. Но само то, что Португалия заявила о себе как о создателе достойных внимания сухих вин, помогло и другим ее регионам взглянуть по-новому на свои возможности. Поняв, что могут играть в высшей лиге, виноделы сделали рывок. В плюсах — климат, сложный рельеф и сокровищница уникальных сортов. Старые традиции виноделия в большинстве регионов при подпитке современными технологиями тоже оказываются скорее плюсом. После вступления страны в Евросоюз в 1986 году виноделие получило инвестиционную подпитку, и сегодня в Португалии с техническим оснащением всё так неплохо, что иные хозяйства можно назвать одними из самых продвинутых в этом плане в Европе. Отрасль перестраивалась по мере того, как кинты* отклеивались от крупных кооперативов и обзаводились собственными этикетками. Еще одним большим плюсом стал интерес хороших виноделов из Франции к португальским терруарам.
Выпить, кроме вина • Португальцы говорят, что в их стране есть три великие вещи: портвейн, фаду и футбол. • Считается, что португальцы умеют варить кофе лучше, чем бразильцы. • Португальское пиво вкуснее испанского и несравненно лучше французского. Поэтому его можно найти даже в бордоских шато.
Кристиано ван Зеллер и Сандра Таварес да Силва (для Quinta do Roriz). Ван Зеллер — представитель семьи, которая до AXA владела домом Quinta do Noval. Таварес — один из первых «местных» энологов-консультантов в Португалии. Специализируется на сухих винах.

Вездесущие французы

«Я всегда считал, что Дору — один из величайших терруаров мира», — говорит Бруно Пратс, который, продав в 1998 году Chateau Cos d’Estournel («супервторое» из Сент-Эстефа) почти что осел в Порту, где совместно с семейством Симингтон — крупнейшими землевладельцами Дору (у них совокупно почти 9 тысяч га, 22 отдельных кинты, дома портвейна Graham’s, Warre’s и др.) — делает Chryseia — самое про-бордоское из топовых сухих вин региона. В Дору собралась почтенная компания «летающих» бордосцев (только Ротшильдов не хватает). Франсуа Люртон завел здесь хозяйство в 2004 году (Pilheros, Quinta do Malho). Жан-Мишель Каз из Chateau Lynch-Bages с местным семейством Рокетт, владельцами дома Quinta do Crasto, выпустил ассамбляж на основе ториги насьонал — Xisto. Он же в 1994-м привел в Дору группу AXA-Millesimes, которая купила легендарный дом порта Quinta do Noval. Ставший его управляющим Кристиан Сили сразу провозгласил: «Уверен — в Дору должны быть свои Latour, Mouton и Margaux». Поначалу он имел в виду, конечно, что новалевские портвейны равны бордоским премьер крю по статусу, но через несколько лет, представив миру сухие вина Noval, он и к ним применил своё программное заявление. Сили, кроме Noval, затеял и совместное предприятие лично для себя в Дору — с Quinta do Romaneira. Эту старинную кинту превратили в один из самых роскошных отелей Португалии, а виноградник разбили новый и делают с него не порт, а сухие вина. Первый урожай — Romaneira 2004 (80% торига насьонал) получил 94 балла по WS. Из важных французов в Дору закрепился еще и шампанский дом Louis Roederer, купивший в 1994-м году дом портвейна, которым традиционно владели не англичане, как здесь водится, а португальцы — Ramos-Pinto. Сухие вина группы Ramos Pinto – Louis Roederer выделены в отдельный проект — Quinta dos Bons Ares. Группа Douro Boys строит новый имидж Дору. Пятеро «знаковых» португальцев, у каждого из которых в арсенале есть отличные сухие вина, совместно делают кюве Douro Boys — бленд отборных бочек каждого из хозяйств. Продается это вино только с аукциона. На последнем, например, лот из 60 магнумов урожая 2005 и 6 магнумов Quinta do Crasto Maria Teresa 2003 ушел за 17 000 евро при начальной цене менее 4 тысяч. * традиционное название хозяйства с собственными виноградниками

Свои парни

Если в эпоху становления индустрии портвейна в Дору укрепились англичане, то сегодня, когда на повестке дня топовые сухие вина, долина переживает французское нашествие. «У нас тут всё просто кипит!» — говорит, наблюдая за наполеоновскими планами, Дирк Нипур из семьи владельцев дома портвейна Niepoort. Он из местных. Нипур один из самых яростных защитников идеи серьезных сухих из Дору. Топовые линейки — Charme, Batuta, Vertente. Нипур был и идейным вдохновителем группы Douro Boys — одной из новейших и важных реалий «сухого» Дору, которая была создана, кажется, в пику французам. В группу с парнями входит и одна девушка: энолог Сандра Таварес да Силва. Вместе с мужем она ведет собственное хозяйство Wine&Soul, граничащее с Quinta do Noval. Их сухой бренд — Pintas представляет собой купаж 30 (!) различных сортов из Дору. Но в Douro Boys Сандра входит как винодел Quinta do Vale Dona Maria, оплота «местных» идей: сортовое многообразие и старые лозы. У «Доны Марии» в среднем 80-летние лозы и 41 (!) сорт на винограднике. В этой кинте Сандра Таварес кооперируется с Кристиано ван Зелером — еще одним важным персонажем «сухого» Дору. Он из семьи, которая с 1894 года владела Quinta do Noval, подняла дом до заоблачных высот, а в 1994-м продала его AXA. Другой ван Зелер, кузен Кристиано, — Жоао объединился всё с теми же Симингтонами в производстве чуть менее амбициозных сухих красных под брендом Quinta do Roriz.

Сухая выжимка

Один из членов Douro Boys — Франсиско Ферейра, представитель старой портвейновой династии, продавшей Ferreira в 1987 году крупной группе Sogrape. Носитель славной фамилии начал с нуля, основав хозяйство Quinta do Vallado, выпускающее Adelaide — самый дорогой ($250 в закупке), хотя и не самый рейтинговый бленд на основе ториги насьонал. С имени Ferreira начиналась история «сухого» Дору. Из недр этого дома появилось Barca Velha. Первый урожай был 1952 года. «Старую лодку» с тех пор часто называли «португальской Вегой Сицилией». До сих пор она остается самым дорогим сухим вином на внутреннем рынке, хотя теперь оно — гордость не Феррейры, а Sogrape. Эта крупнейшая на сегодня винная компания Португалии поднялась на созданном в 1950-х бренде Mateus Rose — полной противоположности Barca Velha, «португальском Либфраумильх». В 1980-х на Mateus приходилось 40% португальского винного экспорта, продажи достигали 3,25 млн. ящиков. Следующим в игру с сухими винами всерьез вступил дом Ramos-Pinto в начале 1990-х с брендом Duas Quintas. Всё последнее десятилетие XX века в Дору готовили почву для гордого выхода в мир в новом амплуа, но настоящий прорыв случился с очень удачным урожаем 2000 года. После него сразу пара десятков кинт обзавелись рейтингами 90+, а про Дору стали говорить, что она повторяет историю Тосканы 30-летней давности. «Сейчас мы переживаем эйфорию от открытия того факта, что наши сухие вина могут оказаться такими же востребованными, как супертосканские. Но нам нужно слегка прийти в себя и усмирить всё это ликование, чтобы укрепится на рынке», — говорит Пол Симингтон.
Из истории 1170 Первое упоминание вин Рибатежу в королевском эдикте. 1420 Португальцы высадили лозы на необитаемом до того острове Мадейра — это первый в истории факт «вывоза» европейской лозы за пределы континета и, по сути, начало развития виноделия Нового света. 1427 Начало колонизации Азорских островов и производства вина на них. XVII—XVIII вв. Россия становится основным рынком вина с Азорских островов. Особой популярностью пользовалось белое вино из сорта верделью с острова Пику. После революции в 1917 г. запасы этого вина были обнаружены в императорских погребах. 1697 «Рождественский заказ», отправленный с острова Мадейра в Лондон, составил 11 кораблей или 100 000 галлонов вина. 1703 Создание крепленого вина «портвейн» англичанами, переключившимися на вина Дору из-за войны с Францией. 1756 Делимитация винодельческого региона производства — долины реки Дору, первый «аппелласьон» Европы. 1876 Ученый Антониу Аугушту де Агийяр исследовал почвы и сорта региона Байррада, ставшего вторым «аппелласьоном» страны. 1870 Основана компания Amorim, ставшая крупнейшим производителем корковой пробки для бутылок в мире. Ее глава сегодня — самый богатый человек в Португалии. 1908 Дао делимитирован как винный аппелласьон.

Стилистические распри

Главное, что поражает того, кто только начинает знакомиться с хорошими сухими португальскими винами, — они не обязательно очень мощные и сверхалкогольные, что казалось бы естественным, если исходить из географического положения страны и хрестоматийного образа портвейна. Вовсе нет — и в Дору, и в других регионах Португалии рождаются вина самых разных стилей, а водораздел между ними не пролегает буквально между местными виноделами и иностранцами. Скажем, Нипур, по его словам, ищет не просто классического баланса, а бургундской тонкости. Элегантность «по-бордоски» важна для Симингтонов и Пратса с Chryseia так же, как и для Сили с Noval и Cedro. Хотя откровенные тяжеловесы в Дору, конечно, тоже есть. Благородная стать достигается разными способами. Скажем, жарко спорят виноделы о том, можно ли использовать в сухом производстве лагареш*, или они здесь излишни. Нипур, Сандра Таварес и даже Франсуа Люртон считают, что в случае с португальскими сортами лагареш выигрывают у стальных чанов. Симингтоны тоже используют для сухих вин лагареш, но только «роботизированные» — в них «пляшут» стальные ноги. Кристиан Сили, напротив, считает лагареш пережитком и повторяет в Noval привычные ему бордоские технологии. Не меньше дискуссий и о сортах. Хотя торига насьонал вне конкуренции, но многие считают её доминирование в регионе с 80 сортами нелогичным. Так что своих адвокатов нашли и другие: торига франка, тинта рориш, тинта као, соушао. Наконец, спорят и о том, нужно ли ставить на старые лозы. Почвы Дору в основном сланцевые с гранитными породами. Сланец обеспечивает высокую концентрацию антоцианов и сахара в ягодах, а также является гарантом долгожительства лозы. Старых лоз в регионе много, и такие виноделы, как Нипур, считают, что только они могут давать великие вина. Он подчеркивает тот факт, что получает всего по две маленьких грозди со 100-летних лоз. С ним не согласен Кристиан Сили, который предпочел высадить новые виноградники. * традиционные бетонные низкие резервуары, в которых виноград давят ногами. Затем в них же вино и бродит. Chryseia Плод совместных усилий Брюно Пратса и семьи Симингтон — ассамбляж ториги насьонал и ториги франки с добавлениями тинто рориш (темпранильо) и тинто као. Производится только в лучшие винтажи. 2007 — 93 балла по WS, 2001 — 94
  • 22 июля 2010

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari