Юный задор

26 июня 2009

Начало пути

Новозеландское виноделие – едва ли не самое молодое даже в Новом Свете. В XVIII веке, когда в Чили испанские миссионеры уже вовсю обучали местных жителей растить виноград, а сладкие вина южноафриканской Констанции были хорошо известны в Европе, в Новой Зеландии еще никто не видел местного виноградного вина. Лозу сюда привез некто Марсден только в 1819 году, а первое документально зафиксированное виноградное вино сделал англичанин Джеймс Басби в поместье Вайтанги в 1833-м. Сегодня официально старейшей винодельней страны считается Mission Vineyards в Хокс-Бей, основанная в 1865 году. Кстати, место французские миссионеры для своих виноградников под вино для причастия выбрали прекрасно – Хокс-Бей стал одним из трех лучших регионов для винограда в Новой Зеландии. В 1890-х на свет появилась еще одна прославленная винодельня, Te Mata, и тогда же ливанец Ассид Корбан скупил несколько га виноградников, которые стали основой гиганта Corban. Но назвать новозеландское виноделие в конце XIX века процветающим не повернулся бы язык даже у самого завзятого оптимиста. юный задор

Энергичные трезвенники

Проблем было много. Во-первых, местные жители хоть и не были ссыльными каторжниками, как в Австралии, все-таки в большинстве своем были авантюристами, искавшими быстрого богатства, а виноделие – это совсем не быстрые деньги. Даже те, кто предпочитал фермерство, а не золотодобычу, были убеждены, что овцы и коровы гораздо прибыльнее. К тому же здесь много злоупотребляли ромом, и к 1880-м годам в стране образовался ряд обществ трезвости, организованных священниками или движениями за женские права (с суфражистками здесь всегда было хорошо – недаром тут впервые в мире дали женщинам право голоса). Постоянно пьяный муж – это несомненное попрание женских прав, но в итоге этой борьбы в Новой Зеландии начался практически сухой закон, длившийся до 1920-х годов. Любой сухой закон приводит к увеличению подпольного производства спиртного, и чем крепче, тем лучше. А больше всего от этого пострадали законопослушные виноделы, которые изначально были менее всех виноваты в повальном пьянстве населения.

Ромео Аллесандро Брагато

Ромео виноградников

Впрочем, запреты были только в отдельных провинциях (официально сухой закон не объявляли), а в 1895 году новозеландское правительство озаботилось вопросом виноделия как раз в ракурсе более здоровой альтернативы пиву и крепкому. Решили позвать иностранного эксперта: премьер-министр Ричард Седдон лично пригласил из Австралии Ромео Алессандро Брагато, который там уже хорошо себя зарекомендовал. Хорват по происхождению, Брагато проводил масштабные исследования почв и винограда в австралийской Виктории, а также учредил Винную школу Рутерглена, которая существует до сих пор, являясь одним из важнейших энологических учебных заведений Австралии. В Новой Зеландии он также исследовал почвы в разных регионах, а после написал подробный отчет о наиболее, с его точки зрения, подходящих для виноделия территориях, сортах винограда и методах подрезки и подвязки. В его труде особого внимания удостоились Центральное Отаго, Кэнтербери, Мальбороу (где он, правда, сам побывать не успел, а оценил с чужих слов), Хокс-Бей, Окленд и Вайрара (Мартинбороу). В Окленде он обнаружил следы филлоксеры и потому рекомендовал виноградарям импортировать из Европы саженцы, привитые на американский подвой. Однако сельскохозяйственные чиновники решили, что Брагато им не указ, и все его рекомендации воплотились в крошечный (1 га) виноградник в Те Каувата в 80 км от Окленда. Но премьер-министр снова пригласил его – поработать на постоянной основе. В 1901 году Брагато занял должность главного виноградаря Управления сельского хозяйства. Он расширил виноградник в Те Каувата до 8 га, превратив его в экспериментальную станцию. Несколько лет станция процветала, площадь виноградников в стране выросла почти вдвое (до 292 га в 1909 году). Брагато хватало энергии и на опыты с разными сортами и подвоями, и на создание пробных партий вин, и на обучение всех желающих тонкостям виноделия, но у него не хватило сил справиться с отсутствием денег и интереса. Апатия была вызвана набиравшим силу движением за трезвость, в 1909 году Управление сельского хозяйства решило сконцентрировать свои усилия на овцеводстве и срезало почти до нуля финансирование станции в Те Каувате. Брагато бросил все, уехал в Канаду, где вскоре и умер. Идеи Брагато оставались забыты более 60 лет. Но в 1970-х энологи вновь открыли его книги и обнаружили, что он был проницателен на диво (скажем, о никому тогда не известном Центральном Отаго он писал: «Нет места на земле, более подходящего для бургундских сортов»). Его правоту доказало время. Например, он рекомендовал как наиболее подходящие для Новой Зеландии устойчивые к филлоксере подвои Riperia Gloire, Rupestris du Lot и кросс Riperia и Rupestris. И по сей день самый используемый тип подвоя в Новой Зеландии – это Riperia Gloire. Новозеландцы все-таки умеют отдавать долги: Брагато сегодня – признанный отец энологической науки страны, его имя носит самая важная профессиональная конференция и фонд, финансирующий самые серьезные исследования.

Правительственный заказ

Но откуда же в 1970-е в стране появились энологи, способные оценить наследие Брагато? Новый виток в истории виноделия опять начался сверху. В 1957 году специальный правительственный комитет изучил, что нужно виноделию для развития, и среди прочего ввел (с 1958 года) суровые ограничения на импорт вина. Сначала внутренний рынок заполнялся дешевыми не слишком хорошими винами, но вкусы менялись, и качество постепенно росло. Далее было рекомендовано переходить на географические названия для вин и обеспечивать их адекватной рекламной поддержкой. Начала приближаться к более понятному виду и винная торговля. Раньше винодельни не имели права на прямые продажи и могли продавать свои вина почему-то только через гостиницы. И только в 1955 году были разрешены специализированные винные магазины. Правда, до подачи вина в ресторанах оставалось еще пять лет, а до его появления на полках супермаркетов – все 35.

Ренессанс из Англии

Кроме постановлений правительства виноделие также подстегнула изменившаяся экономическая ситуация. В 1960-е годы Великобритания вступила в ЕЭС. Согласно правилам сообщества она должна была резко ограничить до того процветавшую торговлю с Новой Зеландией. Множество мелких фермеров, производивших молочные продукты и мясо, разом лишились крупнейшего рынка сбыта и всяких перспектив. В результате некоторые территории, занятые ранее пастбищами, оказались никому не нужны, и фермеры почти от отчаяния решили попробовать заняться виноградарством. Их стимулировало и недавнее разрешение правительства торговать алкоголем круглые сутки. В 1970-х годах значительно выросло число новозеландцев, уезжавших учиться в Европу, в том числе и виноделию – во Францию и Италию. Молодые энологи приезжали из Старого Света с совершенно невиданными ранее представлениями о том, что у вин может быть свой стиль, о том, что есть такая вещь, как терруар и т.д.

3422887784_6b4ee82a7c_o

Совиньонизм

История о том, как Новая Зеландия ворвалась на мировую арену, известна достаточно широко. Все началось с отчаянного эксперимента винодельческого гиганта Montana – компания лихорадочно искала возможности для расширения и нашла их в Мальбороу, где земля в начале 1970-х годов стоила копейки. Большую часть виноградников Montana засадила коммерчески выгодным мюллер-тургау и другими подобными сортам, но небольшой участок в 1973 году был занят совиньоном блан. Предсказать результат не мог никто – в тот момент виноделы даже не были уверены, можно ли в принципе растить совиньон в Южном полушарии. Но вино получилось и для опытного образца было просто отличным – свежим, ярким и ароматным. Это был не такой строгий стиль, как у луарского сансера, считавшегося до того эталоном сорта, но тем не менее стиль совиньона из Мальбороу был очень обаятелен. Сегодня Montana (принадлежит Allied Domecq) продолжает создавать вина в принадлежащей ей в Мальбороу винодельне Brancott (крупнейший цельный виноградник страны), но к совиньону прибавилось множество других сортов, а про мюллер-тургау уже никто не вспоминает. Настоящую же славу совиньонам Мальбороу принесла винодельня Cloudy Bay. Привлекательная этикетка, легко запоминающееся название и отличный совиньон – в итоге мы видим винодельню, за два года в 1980-х завоевавшую европейский рынок и до сих пор считающуюся своего рода культом из Мальбороу. Классический совиньон из Мальбороу – это хрустящее, очень свежее вино с удивительно яркими ароматами крыжовника, свежих луговых трав и цитрусов, и Cloudy Bay больше 20 лет делает именно такой.

cloudy bay

На холодке

Совиньон обычно собирают ночью, чтобы ягоды были холодными, и немедленно отвозят на винодельню для ферментации в стальных чанах с контролируемой температурой. Весь процесс винификации устроен так, чтобы максимально сохранить яркие и свежие ароматы винограда, поэтому главное здесь – скорость и прохлада. Однако некоторые винодельни пытаются частично ферментировать или выдерживать совиньоны в дубовых чанах и бочках, иногда даже новых. Обычно для этого выбирают самые спелые ягоды, а вина получаются более «декадентскими» – с ароматами дыни, кокоса и заварного крема. Кроме того, если ферментированные в стали совиньоны лучше выпить как можно быстрее после выпуска на рынок, выдержанные в дубе вина обладают некоторым потенциалом развития.

В тени белого короля

После успеха Brancott, Cloudy Bay и некоторых других хозяйств совиньон постепенно вышел за пределы Мальбороу. Конечно, название региона давно стало брендом, но более общая марка «новозеландский совиньон» тоже неплохо продается. Так что сегодня совиньон блан занимает около 40% виноградников страны. Он хорошо получается у некоторых производителей в Хокс-Бей, Окленде и Мартинбороу, и средний уровень новозеландского виноделия достаточно высок, чтобы можно было дегустировать незнакомые вина без опаски, но в последние лет пять критики все чаще восклицают: «Хотелось бы увидеть, что умеют делать новозеландцы, кроме совиньона». Приглядевшись, винные журналисты выяснили, что новозеландцы так же превосходно работают с шардоне и пино нуар. Удивительного в этом ничего нет, поскольку Новая Зеландия действительно чем-то похожа на Бургундию. Например, тем, что это чуть ли не единственная страна Нового Света, где действительно очень многое зависит от качества винтажа, и иногда случаются по два-три неудачных года подряд, когда лучшие винодельни либо не выпускают топовые вина, либо делают их в мизерном количестве и сами признают, что это не лучший образец их умений. Шардоне, как оказалось, лучше всего получается все в том же Мальбороу, а также в Хокс-Бей и Окленде. В Мальбороу оно более яркое и цитрусовое, а в более теплом Хокс-Бей становится более тропическим и сладковатым. У пино нуар есть своя признанная столица – это Центральное Отаго. Современное виноделие в этом регионе началось с экспериментальных посадок Управления по научным и промышленным исследованиям на участке неподалеку от Александры в 1972 году. Первый коммерческий релиз пино нуар из Центрально Отаго – это винтаж 1987 от Алана Брэдди из Gibbston Valley Winery. Вторым стало Feraud's Winery Monte Christo. И уже по первым винтажам было понятно, что пино нашел для себя отличный терруар. Климат Центрального Отаго менее морской, чем в других провинциях Новой Зеландии, с более прохладными ночами и более теплыми днями, благодаря чему период созревания пино нуар достаточно долгий, и виноград приобретает способность давать тонкие, сложные и при этом фруктовые вина с изящной структурой и часто с характерными ароматами граната. Чуть позже в дело вступили такие отличные винодельни, как Felton Road, и вина Отаго стали получать и высокие баллы, и медали, и мировое признание, особенно активно все это происходит в последние лет семь. Причина недавнего появления множества отличных пино нуар проста – как раз в начале 2000-х достигли зрелости посадки 1990-х. Причем увеличение площадей виноградников шло в геометрической прогрессии – десять лет назад под пино нуар было меньше 500 га, а сегодня – более 5000 (из них примерно десятая часть используется для игристых вин). Кроме того, виноделам помог выдающийся винтаж 2005, когда красные вина получились очень хорошо в трех ключевых регионах – Центральном Отаго, Мальбороу и Мартинбороу. Кроме пино нуар наиболее многообещающе из красных выглядят сира, каберне совиньон и мерло.

Зеленый остров

То, как прекрасна и зелена Новая Зеландия, благодаря кинематографу знает весь мир. И новозеландцы очень хотят сохранить свою природу в неприкосновенности. Поэтому здесь так популярна концепция неистощительного земледелия. Это не совсем органическое земледелие, но нечто очень близкое. Основная задача неистощительного фермерства, как можно догадаться из названия, – не вытягивать из земли все соки, а разумно и бережно возделывать сельскохозяйственные культуры так, чтобы и через 10, и через 50 лет земля была плодородна и жива. Новая Зеландия может себе это позволить – виноградарством здесь занимаются недавно, даже самые старые виноградники не убивали химикатами десятилетиями, как в Европе, и хотя лозы болеют (поэтому на чистую органику здесь пока переходят редко), но в целом это случается не слишком часто. Принятая два года назад «Программа перехода на неистощительное землепользование» предполагает его полное осуществление к 2012 году. Стратегия построена на более чем 10-летнем опыте тех 100 виноделен, что уже подписали хартию о неистощительном землепользовании. На данный момент таких в Новой Зеландии уже более 60% от общего числа виноградарей.

Te Mata Estate

Пейзаж с великаном

Te Mata Estate, одна из старейших виноделен Новой Зеландии, была основана в Хокс-Бей в конце 1890-х годов, в самый разгар борьбы за трезвость. До того это была часть большого поместья, заложенного английским эмигрантом Джоном Чамберсом в 1854 году. Сын Джона Бернард мечтал выращивать виноград на склонах Те Маты, поскольку побывал во Франции и убедился, что его земля выглядит не хуже. Поэтому когда отец поделил имение между сыновьями, Бернард попросил выделить в его треть именно ту северную часть земель, что казалась ему наиболее подходящей для виноградников. И в 1892 году посадил первые лозы на трех участках. Они, кстати, используются до сих пор для создания вин Coleraine, Awatea и Elston. Но Бернард, как это часто бывает, был хорошим виноделом и не очень удачливым бизнесменом, поэтому к 1919 году ему пришлось продать свое поместье другим людям. Череда владельцев в следующие 60 лет ничего в Те Мату не привнесла, но, по счастью, и не испортила – виноградники особо не трогали и лишь вовремя подновляли лозы. Но до 1978 года Te Mata все-таки влачила довольно тоскливое существование, пока ее на паях не выкупили два семейства: Бак и Моррис. Душой Te Mata стал Джон Бак – настоящий человек возрождения: виноторговец, энолог-консультант, винный судья (с 1969 года), первый в истории новозеландец-председатель жюри Национального винного шоу (на котором по правилам судят иностранные эксперты), президент Института вин Новой Зеландии (с 1991 по 1996 год) и многолетний винный консультант авиакомпании Air New Zealand. Кроме этого Джон Бак учредил одну из важнейших поэтических премий в стране, а сегодня он еще и председательствует в совете попечителей Оперы Хокс Бей (которую уже успел целиком реконструировать). Сейчас Джон формально пребывает на пенсии и занимается внуками и гольфом. Но он воспитал и вкус, и желание создавать великие вина у троих своих сыновей, поэтому Джонатан, Николас и Тоби продолжают развивать его идеи. Джон Бак и его компаньон Майкл Моррис, став владельцами Te Mata, начали с реставрации старинных кирпичных погребов и самой винодельни, а потом занялись расширением виноградников. Все участки были пересажены под руководством известного энолога доктора Ричарда Смарта, которого владельцы наняли в 1989 году. В 1994 году Смарт передал бразды правления своему ученику Ларри Моргану. Морган, помимо прочего, ввел в действие сложную систему мониторинга качества винограда как на лозе, так и при дроблении, что позволяет более оперативно и адекватно корректировать нюансы винификации. То, как работает Ларри Морган, ясно демонстрирует основные принципы Te Mata: интерес ко всему новому и полное отсутствие страха перед непривычным. Именно это сочетание позволило винодельне создать в Хокс-Бей два выдающихся бордоских ассамбляжа, хотя до появления Coleraine считалось, что каберне совиньон и мерло в любом районе Новой Зеландии могут давать в лучшем случае неплохие вина. Но Джон Бак это общее мнение просто не принял во внимание – и выиграл. Сегодня в Te Mata запускают еще несколько необычных вин: перспективный, но пока малоизученный на местных терруарах сира, слегка презираемый во всем мире гамэ и совсем уж неведомый в Новой Зеландии вионье. И если гамэ и сира изначально задумывались как «не слишком сложные вина на каждый день», то Zara Viognier, выходящая на рынок в этом году, должна стать одним из интереснейших белых «не-совиньонов» в стране. Такой подход принес Te Mata и глобальный успех – в последнем гиде Роберта Паркера суровый американец лишь пяти новозеландским производителям поставил максимальные «пять звездочек», и Te Mata – одна из этих пяти виноделен.

Te Mata: директор по маркетингу Николас Бак, Джон Бак и технический директор Питер Коули

Elston Chardonnay ассамбляж: 100% шардоне

elston chardone Легендарное шардоне, впервые выпущенное в 1984 году, создано по лучшим лекалам – низкая урожайность, ферментация в бочках, полная малолактика (тоже в дубе) и выдержка во французском дубе с регулярным баттонажем (в 2005-м – 10 месяцев). Результат – округлое вино с тропическими ароматами ананаса и цитрусов. Наилучшей формы вино достигает в возрасте 3-5 лет. RP – 91 (’07, ’06) WS – 90 (’01, ’00) Simple

Cape Crest Sauvignon Blanc ассамбляж: 85% совиньон блан, 13% семильон, 2% совиньон гри

cape creste Тот самый редкий пример ферментированного в дубовых чанах совиньона. После ферментации вино выдерживали 8 месяцев в барриках на осадке с регулярным баттонажем. В результате получился совиньон с очень мощными ароматами груш, лайма и тостов. Благодаря контакту с дубом и удачному миллезиму вино можно выдерживать до пяти лет. RP — 90 (’06, ’03) WS — 91 (’99) Simple

Coleraine 2005 ассамбляж: 45% каберне совиньон, 18% каберне фран, 37% мерло

coleraine Coleraine часто называют величайшим красным Новой Зеландии. Уже первый урожай (1982) произвел сенсацию. Это ассамбляж бордоских сортов с лучших участков Te Mata. После аккуратной ферментации и мацерации на кожице вино выдерживают около 20 месяцев в новых и использованных барриках, после чего ассамблируют, получая энергичное, благоухающее черной смородиной и вишней вино с оттенками розмарина, изящными танинами и потенциалом выдержки до 20 лет. RP – 94 (’06) WS – 90 (’98) Simple

Awatea 2005 ассамбляж: 35% каберне совиньон, 43% мерло, 18% каберне фран, 4% пти вердо

awateo Качество вин Te Mata так высоко, что винные критики иногда невольно переходят на бордоские категории и называют Awatea вторым вином. На самом деле это не совсем так. Awatea делается точно так же, как Coleraine, только лозы выбирают с других участков, и виноград обычно собирают чуть раньше. Awatea отличается ароматами ежевики, вишни и корицы, зрелыми танинами и очень элегантной структурой. Выдерживать его можно, но не более 10 лет. RP – 92 (’05) Simple новая зеландия

10 фактов о Новой Зеландии

1 Флагманский сорт – совиньон блан. В 2006 году виноградари впервые собрали совиньона больше, чем всех остальных сортов вместе взятых. 2 Кроме прославившего страну на мировом винном рынке совиньона из белых здесь лучше всего получаются шардоне и рислинг. 3 Красные вина представлены в основном пино нуар (второй по распространенности сорт), хотя есть и удачные бордоские ассамбляжи. 4 Основную часть вина в Новой Зеландии производят несколько крупных компаний: Montana, Corbans и Villa Maria – более половины общего объема. 5 Новая Зеландия может гордиться отличным соотношением цены и качества вин. Почти нигде больше нет такого количества вин с оценками выше 90 баллов и дешевле 50 долларов. 6 До 1960 года продажа вина в ресторанах была запрещена, а в супермаркетах вино появилось только после правительственного разрешения 1990-го года. 7 Основные винодельческие регионы: Мальбороу, Хокс-Бей, Окленд, Центральное Отаго, Мартинбороу и Гисборн. 8 В Новой Зеландии выпускают чуть больше 1% общемирового производства вина. 9 Один из двух крупнейших экспортеров новозеландского вина – Австралия (второй – Англия). 10 Одной из причин широкого распространения в стране стальных чанов для ферментации вина стала высоко развитая молочная промышленность: чаны отлично делают производители оборудования для заквашивания кисломолочных продуктов.
  • 26 июня 2009

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari