Григорий Чегодаев: «Мы делаем жизнь в России»

Глеб Короленко

Автор

Артем Медведев

Фотографии

5 ноября 2019

Мы застали долгожданного чемпиона Всероссийского конкурса сомелье 2019 года Григория Чегодаева в естественной среде обитания – в его собственном ресторане Wine&Vine.

Краснодар – город контрастов. Жара под 30 здесь стоит по полгода, а моря нет. Кажется, вот-вот, за следующей улицей будет дорожка на пляж, но ближайший – только в Джубге, за 150 километров отсюда. Местные жители называют свой миллионник Южной столицей и, если внешний вид у него совсем не столичный, то пробки вполне соответствуют. Я бросил такси посреди дороги и добирался до ресторана Wine&Vine пешком, обгоняя машины. Винная культура Краснодара противоречива. Вот в центре открываются первые винные бары, а вот, поодаль от города, среди деревенских домиков – ресторан с винной картой мирового уровня. Его коллекции вин могут позавидовать не то, что столичные заведения, но и лучшие дома Старого Cвета. 

Григорий Чегодаев, хозяин и шеф-сомелье Wine&Vine, в Москве частый гость, но не увидеть его ресторан было бы для меня преступлением. «Бургундию этих винтажей ты и в самой Бургундии не найдешь. 2005, 2006, 2009, 2010… В La Cabotte в Нюи-Сен-Жорже или в La Maison du Colombier в Боне, конечно, есть вина от всех «голубых фишек», но винтажи будут 2014, 2015, 2016», – рассказывает он. История Чегодаева не похожа на типичную хронику карьеры сомелье, однако именно он в конце октября боролся за звание первого в России MS*. В Court of Master Sommeliers по сей день нет представителя нашей страны.

К сожалению, и в этот раз Григорию не повезло. Мы связались с ним сразу после экзамена: «Результат получился неожиданный. Из 39 человек никто не смог сдать экзамен полностью. Кто-то сдал лишь отдельные части, а кто-то, как и я, был очень близок к победе. К сожалению, не удалось, работаем дальше! В этом году экзамен был еще сложнее. Теория состояла из 100 устных вопросов за час. Все они были не тестовые, а открытые. В слепой дегустации я смог определить четыре сорта, но не совсем точно все расписал. Я знаю, что нужно исправить, все сделаем через год. Что касается подачи, у меня все было хорошо, но, видимо, были нюансы в отдельных моментах. Сервис проверяют не только на технику, но и на многозадачность: в процессе работы задают кучу вопросов. Это не простые уловки, как на конкурсах сомелье, а полноценный теоретический тест на эрудицию во время подачи. Кажется, я ответил на все вопросы правильно, но все же, мне не хватило 1-2%, чтобы пройти эту часть».

* Претендентов на почти научную степень Master Sommelier не меньше пяти лет муштруют тестами непостижимой сложности. На обучение и пересдачи будущие MS тратят до $100 тысяч. Финальный экзамен настолько сложен, что из десятков претендентов его сдает лишь один. Сотни лучших сомелье со всего мира каждый год штурмуют этот Эверест, но мало кому это удается. Единственный русский по происхождению, добившийся этого титула, живет в Америке, его зовут Андрей Иванов.

Мастер спорта по плаванию и выпускник Академии налоговой полиции, десять лет назад он отказался от карьеры оперативника ФНС и пошел управлять семейным рестораном. Благодаря такому сплаву жизненных обстоятельств появился сомелье в физической форме профессионального пловца с риторикой полицейского и дотошностью налогового инспектора. Вполне в духе времени. Григорий участвовал во Всероссийском конкурсе сомелье девять раз, и лишь в девятый, в марте 2019 года, занял первое место. Его борьба за эту победу по накалу страстей достойна большого спорта. Трижды побывав в финале, в 2014, 2015 и 2016 годах, постояв на пьедестале с победителями, в 2017-м он остается лишь в полуфинале, а конкурс в 2018 году и вовсе пропускает. В винном сообществе пошел слух, что Григорий отчаялся бороться за эту награду, но год спустя он приехал в Москву и, не особо напрягаясь, забрал кубок в Краснодар. О том, как это получилось, о ценах на вино, о системе экзаменов в CMS и о том, почему не нужно уезжать из родных краев, мы поговорили с действующим чемпионом России. Первый вопрос задал он сам.

Ты знаешь, в чем суть работы сомелье?

Подбирать вино к еде?

Нет! Весь опыт, который мы получаем на дегустациях, в поездках, все, что мы узнаем на работе, должно работать исключительно на один результат: повышение твоей эффективности в повседневной работе. 

Ты говоришь с точки зрения бизнеса?

Конечно! 

А с точки зрения гостя? Ты зарабатываешь деньги, а клиент получает удовольствие. Нужно найти идеальное соотношение первого и второго?

Если бы я думал только о деньгах, я бы сделал винную карту примерно из десятка позиций. Там было бы два игристых: самое дешевое просекко и Moët. Дальше я бы поставил одно пино гриджо, одно гави, одно шабли и новозеландский совиньон. Из красных остается добавить кьянти, самую дешевую риоху, бордо и какой-нибудь чилийский карменер. Карта на все случаи жизни готова, все стилистики закрыты. Ей даже сомелье не нужен. 

А как же серьезные вина?

Вино в нашей стране – пока нишевый продукт. Про серьёзные мы сейчас не говорим, это как высшая математика. Ты не можешь начать ею заниматься, не освоив курсы алгебры и хотя бы начала анализа. 

Как ты можешь складывать какое-то мнение, скажем, о Бургундии, если ты ее в жизни выпил всего десять бутылок?

Да и доступ к таким винам есть у единиц…

Вот эти разговоры я больше всего не люблю. То есть мне нравится обсуждать восприятие цены, но только среди нашего профессионального сообщества. Мне вообще неважно, сколько стоит вино, для меня важнее другое: способен ли я это вино продать за такие деньги и совпадает ли его реальный органолептический портрет с моим представлением об этом вине. Возьмем, к примеру, бутылку DRC*. Дорогое оно или нет – все относительно. Относительно с­омелье с зарплатой в 50-60 тысяч рублей плюс проценты от мотивации, оно стоит, конечно, баснословных денег. А вот с точки зрения людей, у которых все нормально (достал карточку, бесконтактный платеж и все), с их точки зрения DRC – это недорого.

Но часто именно эти люди ничего не понимают в DRC!

Вот здесь ты не прав. Если человек, способный купить такое вино, не понимает, за что он отдает свои деньги, он его пить не будет. Если у тебя купили эту бутылку вина, то на это есть причины.

А ты сам, с точки зрения потребителя, станешь покупать вино, на которое прайс явно завышен?

Если мне на вечер нужно вино, я пойду и куплю его. Чтобы разбираться в вине, нужно много пить. Как ты можешь складывать какое-то мнение, скажем, о Бургундии, если ты ее в жизни выпил всего 10 бутылок?

* Domaine de la Romanée-Conti, культовый домен из Вон-Романе, где делают одни из самых дорогих вин в мире. Достать эти вина непросто, даже если у вас очень много денег. В прошлом году бутылку Romanée-Conti от DCR 1945 года урожая купили за 558 000$.

Впервые за историю РКС, кубок оказался в Краснодаре. До этого он жил в Питере и в Москве.

Сколько лет ты работаешь в вине? 

Я, наверное, один из немногих среди коллег, кто четко может назвать дату начала своего профессионального пути. Это случилось первого января 2011 года. Официально это первый день моей карьеры сомелье.

В Новый год? 

Да. В 2010 году я закончил «Энотрию», а чуть позже, в декабре, мы отмечали Новый год в ресторане, полном уважаемых гостей. Официант попросил меня помочь кому-то в выборе вина. Тогда я впервые вышел в зал и что-то посоветовал гостям. 

Чем ты занимался до вина?

Я жил и работал здесь, в Краснодаре. В 2008 году мы с женой вернулись сюда из Москвы. Здесь с 1992 года живут мои родители. После школы отец мне предложил поступить в Академию налоговой полиции. Ну что в этой жизни может быть интересно 17-летнему пацану? Я занимался плаванием, получил «мастера спорта», для поступления в военный ВУЗ у меня были все данные. Я поехал в Москву и закончил академию с красным дипломом, потом пошёл в аспирантуру.. 

А как назывался твой факультет и специальность? 

Финансы и кредит, специалист по налоговым расследованиям. Идти после этого работать в оперативные подразделения было не очень интересно, поэтому после предзащиты диссертации на тему «Развитие финансового контроля на рынке ценных бумаг» я подал рапорт на увольнение. Отец предложил взяться за семейный бизнес – отель «Атон» и ресторан при нем. Я вернулся и стал заниматься экономикой предприятия, и в первую очередь – ресторана. Шеф-поваром здесь работает мой двоюродный брат, я ему доверяю все, что касается продуктов, поэтому сам углубился в экономику бара.

Ты занимался только крепкими? 

Нет, у нас была винная карта из 80–90 позиций, и, когда я за нее взялся, половины вин не хватало. Я стал заказывать все эти бутылки, а их нет у поставщиков, на дворе кризис 2008 года. С этим связана одна интересная история. Однажды мне позвонил метрдотель и говорит: «Григорий Сергеевич, приехали очень крутые ребята, хотят выкупить наши винные запасы». Нужно понимать, что у нас в карте были Angélus, и Cheval Blanc, и Ausone – весь топ Бордо. Я обрадовался и говорю, мол, пусть выкупают. И эти ребята купили вина на полмиллиона. Сначала я очень обрадовался, а когда стал звонить поставщикам, понял, что этих вин у них нет, но есть другие винтажи, уже по новым ценам. 

То есть все запасы были куплены по докризисной цене? 

Mouton-Rothschild 1995 года стоил тогда 41 000 рублей, представь! Переоценку просто некому было сделать, мы не успели. Когда я прикинул, сколько денег мы могли бы заработать, я понял, что ресторану нужен квалифицированный сомелье. Решил разбираться в этом сам, начал читать о вине, у меня было две первых книги: «Вина Италии. Второе итальянское Возрождение» Анатолия Корнеева и «Вина Франции» Александра Купцова. С тех пор прошло много времени и в винном мире произошли большие перемены. Сейчас я на эти книги смотрю с улыбкой, но тогда они были для меня главными источниками информации. 

Книга за книгой ты дошел до ASI и CMS?

CMS – это вообще отдельная история. Подготовка к экзаменам во многом меня мотивировала двигаться дальше в профессиональном плане. Когда туда попадаешь, думаешь, что твой опыт и знания, которые ты получил в России, – это серьезно. Правда, я думал, что я глубоко в теме. На секундочку, это было осенью 2014 года, когда я занял второе место на Всероссийском чемпионате. Я первым в нашей стране сдал эту злополучную сертификацию ASI и ехал туда с нормальным таким уровнем самооценки.

ASI было легко пройти? 

Нет, это было крайне сложно, особенно на тот момент. Сложнее всего быть первым, потому что у тебя нет соратников, которые могут помочь, передать тебе свой опыт. Эту дорогу ты прокладываешь сам. 

Посмотри, сколько стоит новый айфон! На него почему-то деньги у людей находятся, а на образовании стараются сэкономить.

Только если общаться с иностранцами… 

Да, но какие иностранцы, если ты живешь не в Москве, не в Питере, а в Краснодаре? Ну так вот, когда я решил идти в CMS, я все изучил и понял, что есть четыре уровня: Introductory, Certified, Advanced и, собственно, Master. Я написал им: «Ребята, мне не интересно проходить первые два, я хотел бы прийти сразу на сдачу Advanced». На это мне ответили, что порядок нарушать нельзя, и надо проходить все четыре этапа, каким бы крутым я ни был. После этого я получил сертификацию ASI, занял второе место на российском конкурсе и написал им опять: «Смотрите, как я продвинулся. Может, все-таки вы возьмете меня сразу на Advanced?». Ответ пришел такой: «Если вам это реально интересно, вы можете отправиться в Грецию, там есть Wine And Spirit Professional Center Константиноса Лазаракиса, первого MW этой страны. Там вы сможете сдать сразу первые два уровня». Я согласился, тем более что по времени и деньгам это, можно сказать, ничего не стоило. 

Сколько времени и денег на это ушло? 

Программа длилась пять дней. Кстати, вот все говорят, что CMS – это какие-то баснословные суммы на экзамены, хотя никто этих цифр-то не знает. Чтобы поехать сдавать Introductory и Certified я заплатил каких-то 60 тысяч рублей. Даже на тот момент это не было какими-то космическими деньгами. Посмотри, сколько стоит новый айфон! На него почему-то деньги у людей находятся, а на образовании стараются сэкономить. Все думают, что такие вещи должны быть бесплатными. Ни фига! В этой жизни ничего бесплатного не бывает. За все ты должен платить – либо временем, либо деньгами. 

Из чего состояла программа? 

Что касается теории – тебе каждый день «начитывают» повторение того, что ты уже знаешь. Самое интересное – основы анализа вина по знаменитому дедуктивному методу CMS. По вечерам проходили масштабные дегустации греческих вин. Мы пробовали вина от культовых греческих хозяйств. Лазаракис грамотно вставил продвижение греческих хозяйств в систему подготовки к экзаменам. Туда приехали ведущие сомелье со всего мира. Был, например, в моем потоке, Гийермо Круз, на тот момент шеф-сомелье ресторана Mugaritz.

И что, ты все сдал за один день?

Я сдал Introductory и меня допустили до Certified. В первой части тест типа «выбери правильный ответ». Вопросы там элементарные, например, «из какого сорта делают кьянти?». Если ты дал более 90% правильных ответов, тебя сразу пропускают на следующий уровень.

А зачем вообще тогда отвечать на такие простые вопросы, если собрались самые крутые сомелье мира?

Это такой уровень инициации. Уровень знакомства со стандартами, которые предъявляет CMS и вообще твоя профессия. Там было 60 вопросов. После этого я пошел сдавать на Certified. Этот экзамен состоял из теста, подачи игристого вина и слепой дегустации. В тесте 25 из 60 вопросов были открытые, то есть ответ нужно написать самому. Мне эта часть не показалась сложной, с сервисом тоже проблем не было, но слепую дегустацию я завалил.

Что пошло не так? 

Я правильно определил сорта, но не написал так называемые дескрипторы. Дегустационный лист состоя­л из поля для галочек, и поля, где нужно в письменном виде перечислить характеристики вина. Вот этого я не сделал. Экзамен принимал Ронан Сейбурн. Он мне так и сказал: «Слушай, как бы мы ни хотели тебе это зачесть, ты накосячил. Приезжай пересдавать». Мне повезло, что тогда не было ажиотажа с пересдачей, и буквально через полтора месяца я приехал в Австрию и сдал.

Когда я общался с Андреем Ивановым, первым MS русского происхождения, он говорил, что не может разглашать тайны основных экзаменов.

Я пока не MS, так что имею полное право поделиться информацией. 24 тестовых и около 80 открытых вопросов, каждый из которых в разы сложнее, чем на предыдущем уровне. Например, просят назвать все субрегионы Алентежу, которых восемь. Кроме того, там есть отдельный экзамен по сервису, где ты демонстрируешь все возможные варианты реальной работы в ресторане. Но главное на уровне Advanced – это слепая дегустация. Три бокала красного, три белого и 25 минут времени. Перед тобой сидят три MS, и ты начинаешь максимально быстро описывать каждое из этих вин вслух: «This wine has pale ruby color with sound brightness and transparency» и так далее. В каждом разделе нужно набрать не менее 60%. Если не набрал – возвращайся через год. Мой товарищ Патрик Сомуэбер (Patrick Somweber), главный сомелье в Palais Coburg в Вене, пытался сдать это четыре или пять раз. 

А ты с какого сдал? 

Мне повезло, я сдал со второго раза. Некоторые застревают на этом уровне на долгие годы. После сдачи я, конечно, подал заявление на «мастерский» экзамен. Прежде чем сдавать его, нужно ждать 2 года, так что впервые я приехал на него в прошлом году. Это было не лучшее время для сдачи – самый разгар скандала*, поэтому в жюри решили, что называется, перебдеть, и устроили такие серьезные испытания, что из 32 пришедших сдал только один парень. Финальный экзамен состоит из трех разделов, каждый из них проходит в свой день: теория, слепая дегустация, практика. Уровень прохождения – 75% для каждой из этих частей. Если одну из этих частей ты не сдал, у тебя есть два года, чтобы завершить начатое. Если обе попытки ты завалил, начинаешь все сначала. На эти пересдачи уходят годы. В октябре поеду пробовать еще раз. 

* Скандал года в винном мире связан с высшей академической степенью для сомелье. 23 свежеиспеченных «мастера» лишились значков из-за утечки информации перед сложнейшим из экзаменов. В профессиональном сообществе это событие окрестили MS-гейтом.

Bonneau du Martray Corton-Charlemagne 1999

Осьминог на гриле с молодым картофелем

А что самое сложное? 

Слепая дегустация. На подготовку к ней либо нужно тратить много денег, либо работать в ресторане с мощным трафиком и огромной картой. В России таких, к сожалению, нет. 

Ты имеешь в виду количество стилистик, представленных в карте? 

Да. Список вин для такой подготовки должен быть огромным. Одно из заведений, которое позволяет это делать, – 67 Pall Mall, там главный сомелье – Ронан Сейбурн. У нас нет таких мест и такого ассортимента, как в Лондоне. Многие, кто готовится к «мастерскому» экзамену, приезжают за неделю-другую в Англию и ходят по ресторанам, тренируют «слепую».

Всероссийский конкурс, конечно, попроще, но, если мне память не изменяет, ты занял в нем первое место аж с девятого раза. Как у тебя не опустились руки?

Самое сложное – мотивировать себя на новый цикл. Всегда есть молодые ребята, голодные и неопытные, которые не понимают, о чем идет речь, но идут в атаку с открытым забралом, потому что ни разу не валили экзамен. После каждой очередной неудачи все сложнее настроить себя на победу. Когда ты был в финале трижды, на следующий год в него не вышел, а еще через год вообще не участвовал, тут уж либо пан, либо пропал. Найти в себе силы на мотивацию было очень сложно. Я скажу честно: если бы не моя подготовка к «мастерскому» экзамену, этого девятого раза бы не случилось. Подготовка к более серьезным испытаниям очень помогла.

В 2019 немного поменялись правила конкурса. Как ты считаешь, это была нужная мера?

Был один очень важный момент: либо ты проходишь весь полуфинал на иностранном языке, либо на русском, но все баллы тебе засчитывают с коэффициентом 0,75. У меня с этим не было никаких проблем. Мне нравится, что наконец-то появилось поколение тех, кто свободно говорит на английском. Когда я начинал заниматься вином, я вообще не знал иностранного языка, мне было очень сложно. Впервые я вышел в полуфинал в 2012 году, и требование описать вино на английском было для меня шоком. Будто ушат ледяной воды вылили. После этого я пошел на персональные курсы английского и решил для себя этот вопрос.

Jacques Selosse Mareuil sur Ay Premier Cru Sous le Mont Extra Brut

Тартар из розового тунца

Расскажи о своем винном бизнесе.

В 2012 году мы с отцом решили заняться продажей вина. У нас для этого были площади, не хватало только лицензии. Мы ее получили и стали вести переговоры с поставщиками. Среди них были, например, Vinoterra и DP-Trade. У меня не было ни опыта, ни интереса самому создавать свой портфель и импортировать какие-то марки, поэтому мы хотели заняться дистрибуцией. В Краснодаре тогда не было нормального предложения по вину, и если ты хотел продавать хорошие этикетки, их приходилось выписывать из Москвы. Вскоре мы поняли, что никто из импортеров не хочет давать нам нормальную скидку для дистрибуции, им это просто не интересно. Тогда мы решили, что импортировать самим будет намного выгоднее. Как компания «Вайн Холл» мы привезли свое первое вино в 2013 году, на рынке нас никто не ждал. Первые три-четыре года было очень тяжело. Потом, когда мы стали популярнее и портфель расширился, возник вопрос, где все это хранить. И тогда мой отец взял и построил это здание, где мы с тобой сейчас сидим. Здесь есть и склад, и винотека, и ресторан. Недавно наш офис переехал сюда же на третий этаж. С точки зрения г­еографии мы, конечно, не в самом удобном месте, но люди, которые добираются до Wine&Vine, очень довольны: у нас предложение лучше, чем в обеих столицах. 

Wine&Vine
Винный бар и ресторан, открылся в августе 2017 года и стал основной вотчиной Григория Чегодаева. До этого он работал в семейном ресторане «Атон» при одноименной гостинице. Wine&Vine находится в соседнем с «Атоном» здании. Второй этаж совмещает ресторан, винный бар и винотеку, где представлены образцы вин, экспортируемых компанией Чегодаева Wine Hall.
В винной карте Wine&Vine порядка 800 наименований. По словам Григория, карта составлена в консервативном стиле с акцентом на классические, эталонные винные регионы: Бургундию, Бордо, Пьемонт, Мозель, Тоскану. Главная фишка – невысокая наценка и большая глубина винтажей. Здесь можно найти культовую бургундию и 10–15-летнюю супертоскану.

Почему ты работаешь и базируешься здесь, а не в Москве? Ты мог бы сделать крутейший столичный винный ресторан! 

Наверное, потому, что у каждого человека есть свои якоря. Здесь живет моя семья и здесь мой бизнес. Хороший ресторан не делается за год. Если бы эти площади были у нас в аренде, был бы другой разговор, но это наша собственность, мы спокойно можем подождать несколько лет, вложить это время в будущее Wine&Vine. Мне отрадно видеть здесь гостей, которые узнают о нас и прилетают сюда из других уголков России. Такого винного места нет нигде – ни в Москве, ни в Питере, здесь сошлось много слагаемых успеха. В конце концов, у меня двое детей: дочери скоро будет двенадцать, сыну девять. Если уезжать, то перевозить куда-то свою семью. Моя жена иногда предлагает переехать куда-то за границу, но я не вижу смысла. Зачем куда-то уезжать, если мы делаем жизнь в России: я, ты, каждый житель этой страны. Если мы все будем думать о том, как нам плохо на нынешнем месте, и пора куда-то валить, то ничего так и не изменится. 

Giuseppe Mascarello Barolo Monprivato 2003

Томленые телячьи щечки с соусом красное вино и запеченным корнем сельдерея

Мы попросили Александра Рассадкина, экс-чемпиона России образца 2015 года, задать вопросы действующему чемпиону, как будто бы на конкурсе. Задачей Григория было не гуглить и отвечать максимально быстро.

  • Возможны ли интересные вина из гибридных сортов винограда?

Да, и они вовсю набирают популярность. В Германии даже есть целый класс сортов под аббревиатурой PIWI.

  • Нужны ли российским винам аппелласьоны?

Сначала нужно развить уровень образования виноделов, чтобы стали появляться по-настоящему интересные вина. На их примере уже можно пытаться понять, какие сорта в конкретных условиях и с помощью каких практик дают лучшие результаты.

  • Как вслепую определить «натуральное» вино?

Если коротко, то никак! Но иногда, если вино с очевидными дефектами, есть вероятность, что его делали какие-нибудь натуралисты.

  • Назови пять относительно молодых виноделов, которые через 30 лет будут культовыми как Контерно, Сольдера или Кош-Дюри.

Ромарик Шави-Шуе из Мерсо, Даниель Ланди из Сьéрра-де-Грéдос, горного региона недалеко от Мадрида, Раджат Парр (Rajat Parr), калифорнийский винодел и сомелье с индийскими корнями, Эдуардо Торрес с Тенерифе, Марион Эбнер-Эбенауэр из Вайнфиртеля.

  • Сомелье  это продавец, эксперт или шоумен?

Эксперт и продавец.

  • Существуют ли сорта винограда, из которых нельзя сделать великое вино?

Да, их много.

  • Что такое минеральность в вине?

Это ощущение характера почвы, на которой растет виноград. Как бы странно это ни звучало, но в немецком рислинге можно почувствовать голубой сланец, в шабли мел, а в винах Этны – туф и вулканические породы.

  • Как лучше хранить вино, горизонтально или вертикально?

Моя практика показывает, что важнее положения – постоянство температуры и влажности.

  • Как увеличить продажи сладких вин?

Активнее работать с клиентом и рассказывать, что такое натуральное сладкое вино. У меня с этим проблем нет.

  • Какие белые вина Португалии могут заинтересовать искушенного любителя?

Белые вина из региона Дао (Dão). Там есть очень интересные вина из автохтонных сортов. Образцы, выдержанные в дубе, получаются в яркой, бургундской стилистике.

  • Немецкий «шпет» это «доступная Бургундия» или «дорогой Новый Свет»?

Это дорогой Новый Свет в большинстве случаев. Но иногда и хорошая альтернатива негоциантской Бургундии с точки зрения цены.

  • Какой винодельческий регион сильнее ощущает эффект глобального потепления?

Сложно сказать с негативной точки зрения. А вот с позитивной – Англия однозначно. Там сейчас активно развивается виноделие.

  • В какие вина есть смысл вкладывать деньги?

Только в те, которые ты сам собираешься пить. Не вижу смысла в инвестировании. Все это плохо сказывается на ценах. Вино нужно пить, а не хранить.

  • Какие надписи на этикетке дорогого вина могут указывать на то, что оно плохое?

Никакие, кроме абхазских названий и словосочетания «винный напиток».

  • Пять российских вин, которыми хочется приятно удивить иностранного коллегу сомелье?

Лефкадия Резерв Красное, Шираз «Коллекция холостяка», Каберне Совиньон Олега Репина, Каберне Фран от Бюрнье, Рислинг «Семейный Резерв» от хозяйства Сикоры, Шардоне «Коллекционное» от «Кубань Вино» и Саперави «100 оттенков красного» Фанагория.

  • Какие сорта винограда ты сможешь узнать в винограднике по форме/цвету листа, форме грозди? Нарисуй очень просто.

Для чего это сомелье? Если займусь виноградарством, тогда и освою быстро.

  • Составь свой топ-7 аппелласьонов Луары?

Saumur-Champigny, Coteaux du Layon, Chinon, Bourgueil, Pouilly-Fume, Sancerre, Jasnières.

  • Назови лучшие с твоей точки зрения книжки о вине.

Science of Wine (Jamie Goode), Inside Burgundy (Jasper Morris), Vine Grapes (Robinson, Villalamoz).

Материал был опубликован в журнале Simple Wine News №126, 2019.

  • Глеб Короленко

    Автор

    Артем Медведев

    Фотографии

  • 5 ноября 2019

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari