История винного хозяйства Domaine Joseph Drouhin и планы на будущее
Domaine Joseph Drouhin: в Боне и Орегоне

Domaine Joseph Drouhin: в Боне и Орегоне

Дарина Касимова

Автор

09 декабря 2021

В средневековом погребе бургундского винного хозяйства Domaine Joseph Drouhin тщательно отмывают вековую пыль с рычажного пресса 1571 года. Совсем скоро его трехметровое колесо заскрипит над кюве «по особому случаю». Хотелось бы сказать, что в последний раз прессом пользовались еще до начала Французской революции, но это не так. Начиная с 1980 года он заработает уже в четвертый раз.

Семья Друэн завела традицию отжимать с помощью этого старинного инструмента урожай в значимые годы. В 1980-м так отметили столетие со дня основания Дома, в 2000-м – начало нового тысячелетия, в 2005-м – 125-летие. В нынешнем году у хозяйства новый юбилей: 100 лет со дня покупки первого виноградника в окрестностях Бона – Кло де Муш (Clos des Mouches).

 

Clos des Mouches. Фото: © Joseph Drouhin


Сейчас Domaine Joseph Drouhin – большое винодельческое хозяйство, владеющее 80 га виноградников в более чем 60 аппелласьонах Франции, а также крупным виноградником в США. Им управляет четвертое поколение семьи Друэн: Филипп, Лоран, Фредерик и их сестра Вероник. Но 14 га земли в центре Кот-де-Бона, «великой Бургундии», для них самые любимые, самые пестуемые. «Это место загрузки воспоминаний», как поэтично высказался Робер Друэн, ушедший в отставку патриарх. Он уже не занимается ежечасно текущими делами хозяйства, поэтому в хорошую погоду, повязав шелковый галстук, неспешно прогуливается по винограднику в сопровождении пса и перебирает в памяти прошлое.

Точка отсчета 

Первый, о ком он вспоминает, его названный отец Морис Друэн. Он получил в наследство от своего отца Жозефа винную торговую компанию Maison Joseph Drouhin. Стремясь упрочить свое положение и обезопасить сферу поставок винограда, Морис присмотрел участок недалеко от Бона, Кло де Муш, на котором рос, по его профессиональному мнению, лучший виноград. Речь шла о совсем маленьком винограднике, чуть больше 4 га. Потомки Мориса ласково называют тот первый участок «золотая капля».

4th generation-min.jpg

Четвертое поколение семьи Друэн: Филипп, Лоран, Фредерик и их сестра Вероник. Фото: © Joseph Drouhin

Здесь Морис впервые, вопреки традиции, сохранившейся в Бургундии до XX века, попробовал разделить выращивание шардоне и пино нуара. В 1928 году белый виноград никак не хотел созревать, поэтому Морис также разделил сорта при сборе. К тому времени, как шардоне был наконец собран, добавлять его в чан с пино нуаром уже не было смысла. И белые ягоды пошли под пресс самостоятельно. Разделение принесло неожиданно прекрасные плоды: вино Clos des Mouches Blanc оказалось превосходным. Ограниченный тираж попал на белые столики самого фешенебельного на тот момент парижского ресторана Maxim’s и был откупорен руками в белых перчатках для сильных мира сего. Мориса настигли слава, почет и уважение. Владельцы хрестоматийного Domaine de la Romanée-Conti сразу же поручили ему эксклюзивную дистрибуцию своих винтажей во Франции и Бельгии. И даже хотели продать ему долю своего хозяйства в 1941 году, но Морис, к несчастью, попал в тюрьму за симпатию к американцам. «Как он мог согласиться? Он не знал, выйдет ли из тюрьмы и что будет дальше», – вздыхает Робер.

Кло де Муш в бургундской языковой традиции означает «земля пчел».  И это справедливо описывает предназначение трудолюбивой семьи Друэн, члены которой «опыляют» свой участок общей работы, добиваясь чудесного результата.

Чистое дело

Уже в 1957 году ослабевший после инсульта Морис передает ему, своему осиротевшему племяннику, все полномочия по управлению поместьем. Роберу всего 24 года, и он еще не успел получить образование. «Палец в красном, палец в белом, и мозг впитывает как губка». Молодой человек со свежими амбициями расширил границы собственных виноградников хозяйства с 14 га Кло де Муш до 65 га, приобретая подходящие участки в Шабли, Кот-де-Нюи и Кот-Шалонезе с виноградниками Premier и Grand Cru. Роберу не в чем себя упрекнуть, он делал то же, что и другие: инженеры-агрономы, тракторы, пестициды, инсектициды, большой урожай, новые рынки. Пока все не зашло слишком далеко. В 1980-х, собираясь передавать поместье в руки старшему сыну Филиппу, он сказал: «Ты видишь красивые лозы, красивые листья, здоровые растения, но нам все реже удается сделать из всего этого великое вино». Робер даже вспоминает анекдот, когда в Кло де Муш им не удалось накопать червей для рыбалки. Казалось, что земля мертва. Последовавшее за этим решение Филиппа круто повернуть в сторону органического, а затем и биодинамического земледелия в 1980-х, казалось, опередило свое время. Видя, как сильно упали объемы урожая в Domaine Joseph Drouhin, соседи-виноделы крутили пальцем у виска. Но у Филиппа Друэна совсем другие горизонты планирования. Для него здоровая почва – залог многолетнего процветания семейного дела.

Maurice Drouhin 1950s.jpg

Морис Друэн. Фото: © Joseph Drouhin

Новые герои

Нынешнее руководство Domaine Joseph Drouhin во многом напоминает ассамбляж: индивидуальности поодиночке, дети Робера работают на общий результат. Старший, Филипп, руководит виноградниками во Франции, Вероник – энолог, «хранительница стиля» Дома, Лоран с самого начала экспортной работы отвечает за североамериканский рынок, а Фредерик, самый младший, дирижер – руководит развитием всей компании. Никто из них не собирался становиться виноделом, но, по словам Филиппа, их отец не сдавался и многие годы внушал им любовь к виноградарству и виноделию, превращая обучение в увлекательную игру. Он и сегодня, приглашая детей на воскресный ужин, приносит из подвала бутылку вина и просит угадать сорт, год и происхождение.

Текущие заботы владельцев поместья касаются последствий глобального потепления, экспансии в более приспособленные места. Последняя покупка – небольшой участок в Шабли, регионе, меньше всего страдающем от изменения климата. Друэны шутят, когда говорят о возможном выращивании пино нуара в Швеции. Хотя, может, уже и не шутят...

А вот Кот-де-Бон требует особо пристального внимания хозяев. Под руководством Филиппа здесь происходит постоянная исследовательская работа. Уступая дорогу конному плугу, Филипп рассказывает о сохранении видового разнообразия сортов: «Отказ от устоявшейся практики клональной селекции – тоже защита винограда как посадочного материала. Будущие поколения могут иметь совсем другие требования к характеристикам сорта, чем у нас сейчас». Филипп понимает, что через 100 или 200 лет виноградники Domaine Joseph Drouhin будут возделывать его потомки, и он не может их подвести. Поэтому создал питомник, основанный на старинной технике массальной селекции, и каждый год постепенно обновляет виноградники молодыми черенками старых лоз.

Фото: © Joseph Drouhin

Фото: © Joseph Drouhin

Папина дочка

На очередной технологической дегустации Лорен, представительница пятого поколения семьи, скромно делает заметки в своем девичьем розовом блокноте. Ее мать Вероник Друэн и главный винодел поместья Жером Фо-Брак определяют, на какой стадии взросления находятся образцы из пяти разных бочек последнего урожая Кло де Муш. Они отмечают различные нюансы, пытаясь произвести пока воображаемый ассамбляж. Семья Друэн досконально изучила каждый метр этого небольшого виноградника и высаживает красные и белые сорта в шахматном порядке на самом идеальном для них терруаре. Раздельный сбор с каждого небольшого, но объединенного общими характеристиками ландшафта и почвы участка позволяет им использовать заметную разницу для создания прекрасных ассамбляжей. «Это настоящая магия. Мы можем собирать эти пазлы бесконечно!» – восхищается Вероник. В итоге – узнаваемый элегантный стиль Domaine Joseph Drouhin, отражающий терруар Кло де Муш. «У стиля есть определенные ориентиры. Для белых – это содержание, накал, размах и контролируемая мощь. В красных мы ищем шелковистый, нежный характер танинов. Отражение терруара Кло де Муш: изящные, но не слишком легкие вина – отличный пример утонченности аппелласьона Кот-де-Бон», – делится своим видением Вероник. Оценить результат ее энологической работы можно в винах Beaune Premier Cru Clos des Mouches Blanc и Beaune Premier Cru Clos des Mouches Rouge из шардоне и пино нуара соответственно. Вероник считает, что миллезим 2018-го, выходящий на рынок в юбилейный год Clos De Mouches, среди других последних урожаев наиболее ярко демонстрирует стиль Дома. Лорен придется еще многому научиться, чтобы играть эту музыку. И у нее прекрасные учителя.

Фото: © Joseph Drouhin

Заморский проект

Первая значительная покупка земли за пределами Франции была осуществлена Domaine Joseph Drouhin еще в 1988 году. Тогда Робер, вместе со всем миром заинтригованный успехами новых американских конкурентов, приобрел 100 га виноградников в Орегоне. Нетипичный шаг для консервативного французского винодела. Зато сейчас Друэны уверенно смотрят в будущее, невзирая на глобальные климатические перемены: в Орегоне, благодаря достаточно влажному климату, потепление практически не сказывается на качестве урожая.

Как и в Бургундии, Дом выращивает там пино нуар и шардоне. Сбором и винификацией руководит все та же Вероник Друэн. Она благодарит отца за прозорливость. В свое время он не купился на плодородные почвы Калифорнии, а ведь сейчас многие считают именно Орегон лучшим терруаром для бургундских сортов за пределами Франции. «Лозам надо немного побороться, чтобы получилось что-то интересное». Интересное получается: последние винтажи пино нуара из Данди­ Хиллз не получают от Джеймса Саклинга оценок ниже 95.

Фото на обложке: © Joseph Drouhin.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №143.

  • Дарина Касимова

    Автор

  • 09 декабря 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также