Отрывок из книги «Винное закулисье Прованса. Истории о вине и виноделах»

Отрывок из книги «Винное закулисье Прованса. Истории о вине и виноделах»

Редакция SWN

15 сентября 2021

Книга «Винное закулисье Прованса. Истории о вине и виноделах» (изд. «Эксмо») Лидии Третьяковой, винолюба с большим стажем, живущего в Провансе, представляет собой авторский виртуальный тур по местным винодельням, позволяющий изучить особенности местных вин, познакомиться с историями их производителей, больше узнать о волшебном мире виноделия юга Франции и Лазурного берега. Предлагаем начать в гостях у Domaines Bunan.

Domaines Bunan (AOC Bandol). Семья Bunan

Причем здесь Марлон Брандо

В далеком 1954 году Марлон Брандо, тридцатилетняя звезда киноэкрана, секс-символ эпохи, на которого молился тогда молодой винодел Поль Бунан, объявляет о предстоящей свадьбе с французской актрисой Жоселин Беранже, дочкой рыбака из средиземноморского городка Бандоль. На объявление об этой помолвке Поль наткнулся в популярной у французских жителей колониального Алжира газете Oran (Le Quotidien d’Oran). Телеграфный текст, всего лишь сухой анонс, который, к тому же, затем не сбылся, а сколько фантазий вызвал он в голове молодого винодела, какую яркую мечту породил! «Если Брандо нашел свое счастье в Бандоле, значит, есть в этом французском приморском городке что-то особенное», – решил Поль.

Время шло, и в 1958-м Поль женился на такой же, как он, француженке алжирского происхождения, у них родилась дочка Франсуаза. Но мечта его не покидала, или это сама Судьба готовила ему подарок. Через два года в той же газете Поль увидел объявление о продаже участка земли с садами и домом на высотах около заветного Бандоля. Вот он, знак. Поль, не откладывая, сел в самолет, чтобы лично увидеть этот город и ступить на эту землю.

Дом стоял на холме, и в его окна сквозь фруктовые деревья подглядывало море, а плантации бессмертника вокруг, по словам продавца, сулили новому хозяину фортуну. Поль влюбился с первого взгляда. Там, на его родине, в колониальном французском Алжире, уже шестой год шла война за независимость, и ничего хорошего для владельцев виноградников она не предвещала. Еще с 18 лет, после смерти отца, Поль научился управлять семейным хозяйством, ему было не привыкать брать на себя важные решения. Дело сделано: дом с землями на высотах Бандоля куплен. Судьба хранила Бунанов, они успели покинуть Оран еще до крупных кровавых провокаций и массового исхода соотечественников весной-летом 1962 года. Pied-noir («черная нога», «черный след») – так официально назвали французских переселенцев из Алжира на исторической родине. Всего их прибыло во Францию в 60-е годы более миллиона, и большинство устроились на Юге, там, куда причалили увозящие их из прошлого корабли. А наш герой выбор свой сделал заранее и вполне сознательно! Не без помощи Марлона Брандо, конечно.

Фото: © Лидия Третьякова

Поль Бунан. Фото: © Лидия Третьякова

Новое семейное гнездо Бунанов. Лоран

Средиземное море Лоран Бунан пересек в животе своей матери, появившись на свет в 1962 году в Бандоле, в доме, купленном его отцом, Полем Бунаном, для новой жизни во Франции. В те времена на холме у дома не было даже колодца с питьевой водой, и мадам Бунан каждый день с четырьмя большими бидонами спускалась на машине вниз, в город, чтобы привезенной из фонтана водой вымыть двоих маленьких детей, Франсуазу и Лорана, приготовить еду. Семье Бунан все здесь нужно было начинать с нуля, по-своему. 

Вместо абрикосовых деревьев и плантаций цветка бессмертника братья Бунан, Поль и младший Пьер, сажали виноградники. Король местного аппелласьона, сорт мурведр, был им уже знаком по Алжиру, только там не было в его характере столько благородства, их отец продавал свое вино экспортерам бочками. Здесь же, на солнечных склонах, в идеально созданных природой для мурведра условиях, вино получалось деликатным и буквально бессмертным. Преемственность?

Этот дом, основательный, приземистый, из камня медово-абрикосового цвета, с красной черепичной крышей и небольшими квадратными окнами, сейчас охраняет сердце семьи виноделов Бунан, их рабочие кабинеты. Повсюду, куда хватает глаз, волнистыми террасами спускаются с холмов к морю виноградники.

В кабинете Лорана два окна, одно выходит к западу, другое – к востоку. Западное смотрит на зеленый холм, щедро политый желтым солнечным соусом, а чуть поодаль видны того же медового камня винные погреба и дегустационный зал. Это важное место для встреч с клиентами – отдельная гордость Лорана, ведь буквально только что он был отремонтирован и оформлен по проекту его 25-летней дочери Реми, дизайнера, открывшей уже четвертое поколение в этом семейном хозяйстве. Огромный потолочный светильник из сотен винных бутылок в этом зале она сделала своими руками.

А в восточное окно с горизонта заглядывает хребет Сент-Бом, хранитель и гарант уникального климата этих приморских терруаров. Суббота, воскресенье, вечер или утро – в любое время Лоран идет в свою обитель не только работать, но и поразмыслить, отдохнуть от суеты, встретиться с партнерами, журналистами, вот и меня он пригласил для разговора именно сюда.

В кабинет Лорана мы проходим через более просторный угловой кабинет его отца. Поль хоть и назвался пенсионером, но каждый день приходит сюда, устраивается в своем большом кожаном кресле и всегда находит чем заняться. Это большой, приветливый, очень уютный человек, от которого веет неоспоримым авторитетом, а в проницательных глазах искрит лукавая улыбка. Его присутствие – совершенно необходимый атрибут для работы хозяйства и семейной атмосферы, а его советы – ценнейший источник опыта для всех членов винодельческой династии.

В кабинете Поля есть «иконостас» – уголок с фотографиями его родителей, газетными вырезками, дипломами и медалями, полученными его детьми и его винами. Среди них есть и та маленькая вырезка из алжирской газеты Oran, которая в свое время перевернула судьбу семьи. Во всем виноват Марлон Брандо?

Лоран Бунан. Фото: © Лидия Третьякова

Фото: © Лидия Третьякова

Письмо Роберту Паркеру

Оставим на этом кабинет Поля и вернемся через никогда не закрывающуюся дверь в обитель его сына. Здесь тоже живут истории, и какие!

В этом кабинете Лоран, будучи еще молодым амбициозным виноделом из мало кому известного южного аппелласьона, вернувшись со стажировки в США, написал дерзкое письмо, сыгравшее решающую роль в выходе их вина на международный рынок. Сейчас экспорт – полностью зона ответственности Лорана в их семейном бизнесе. А началось все почти 40 лет назад. Итак, по порядку.

Отучившись на винодела-энолога и винного коммерсанта в университете вина в бургунском Бонне, молодой выпускник проходил практику вдалеке от родного домена, на виноградниках Калифорнии. Пользуясь случаем, отец прислал сыну образцы их мощного и благородного красного вина с целью предложить его к покупке местным дистрибьюторам. Лоран, полный энтузиазма, отправился покорять сердца американских винных воротил, вооруженный святой уверенностью в качестве своего продукта. «До сих пор помню черты лица этого скупщика и его искренне недоумение, даже удивление от моей дерзости, когда на вопрос «А где вы вот в этой книжечке?», он показал на рейтинг «Винного Адвоката» Роберта Паркера, я предложил ему: «Да вы попробуйте, вот же оно, и сами потом будете судить! – рассказывает Лоран. – А нас в этой книжице не было, как и никого другого из нашего винодельческого региона». В те времена это означало только одно: для американского рынка контракт с ними был совершенно невозможным. Вот хоть лопни, а раз нет твоего вина у Паркера, значит, нет такого вина на свете! А поэтому и пробовать нечего.

Ох, как этот отказ задел за живое молодого самонадеянного француза, на 200% уверенного в своем продукте. В общем, все последующие встречи с потенциальными американскими покупателями проходили по такому же сценарию, но это не остановило, а только подхлестнуло нашего героя к действию.

Вернувшись вскоре в свои пенаты, Лоран первым делом сел за стол, взял бумагу и ручку и на одном дыхании настрочил пламенный и дерзкий текст-обращение к неприступному Роберту Паркеру. «Мистер Паркер, вы не знаете меня, а я не знаю вас, но я хотел бы познакомиться с вами, потому что я винодел, обожаю свою профессию, а ваша книга делает невозможной продажу моего вина людям из Штатов. И я не понимаю, почему это так». Это было воззвание к справедливости, ода виноделам Бандоля и своему вину. Со всей юношеской горячностью и совершенно искренне уверенный в результате, он предлагал мистеру Паркеру не побрезговать и продегустировать вино домена Бунан. Выплеснул наболевшее, отправил письмо по почте, и вроде даже полегчало на сердце.

И вдруг, уже через 15 дней, в его кабинете раздался телефонный звонок, это был САМ Роберт Паркер. «Вы меня впечатлили, молодой человек, я готов приехать, но хочу продегустировать не только ваше, но и другие вина Бандоля. Организуйте мне это, пожалуйста, сообщите, буду». Ух, так этот мистер Паркер не только существует, но и читает письма, и не просто читает, а так оперативно на них реагирует! Щеки Лорана заполыхали отражением пурпурного заката, дыхание сперло от захлестнувшего чувства гордости, а перед глазами яркой неоновой вывеской замигало доказанное им только что утверждение: «Уверен – делай! Реально даже то, что кажется нереальным!»

Конечно, дегустацию организовали, представили 140 вин от 20 хозяйств Бандоля. Мистер Паркер вдвоем с супругой лично перепробовали все за несколько часов, «со скоростью роботов», как отметили местные виноделы. Как ни пытались они подглядывать в его записи, так ничего и не поняли, заметки он делал быстро и на неизвестном им языке стенографии. Дегустация, праздничный стол, очень теплая атмосфера – мероприятие прошло на ура. Почетный гость поблагодарил Лорана, оставив запись в гостевой книге домена, и уехал. Прошел ровно год, и в свет вышла новая книга Роберта Паркера с оценками вин, она полностью была посвящена винам Роны и Прованса, и в этой книге вина домена Бунан заняли почетное место.

И снова Калифорния, тот же дистрибьютор, так запомнившийся Лорану в первый свой визит, только в этот раз все немного иначе:
– А, это вы, я вас помню, как поживаете?
– Отлично, вот, смотрите, вино на странице с номером N. Так теперь попробуете? (Достает образцы.)
– Нет, спасибо, теперь это не нужно. Давайте сразу куплю M ящиков.

Вот такой маркетинг образца 80-х. Вот такая история прорыва молодого французского винодела на международный рынок.

Фото из книги Лидии Третьяковой «Винное закулисье Прованса. Истории о вине и виноделах»

Фото: © Лидия Третьякова

Секретны и принципы семейного бизнеса

Так кто же делает это прекрасное вино в семье Бунан? Сложный вопрос. Есть в этой семье правило, заложенное еще дедушкой Лорана, по которому работать непосредственно в доменах могут только кровные родственники, но не члены семьи, добавленные ими, то есть мужья-жены, даже если их профессии тоже связаны с виноделием. «Работать одной семьей, живя все вместе, – это уже нелегко, и очень мало на практике таких прецедентов семейного бизнеса в несколько поколений, работающих бок о бок, и задача становится более сложной с добавлением в семью новых членов», – объясняет Лоран. Из этого правила нет исключений. 

Лоран с сестрой Франсуазой, их дядя Пьер и его дети, Клер и Филипп, – все, кроме последнего, имеют свои семьи, но их «половинки» не работают с ними вместе. Все уверены, что такой подход в корне пресекает конфликты и разногласия на почве личных отношений и освобождает кровных родных от возможных ссор. Личная жизнь каждого – это только его дело, и в эту часть жизни семья не вмешивается, как и личное не должно мешать семейному бизнесу. Здесь все основано на доверии, понимании, взаимовыручке, ведь все они такие разные и такие многоплановые, а вместе получается дружный оркестр, где солирует то один, то другой инструмент, и мелодия складывается от их совместного гармоничного звучания. А мелодия – это прекрасное вино доменов Бунан.

Клер занята маркетингом и дистрибуцией, Филипп заботится о лозах и земле, он инженер-агроном, Пьер и Лоран вместе – о технологиях, бочках, биоагрокультуре, Лоран отвечает еще за экспорт, Пьер – за продажи, и никто не может превзойти его в мастерстве проведения авторских дегустаций для приезжающих в домен клиентовпокупателей. 

Лоран и Пьер Бунан. Фото из книги Лидии Третьяковой «Винное закулисье Прованса. Истории о вине и виноделах»

Лоран и Пьер Бунан. Фото из книги Лидии Третьяковой «Винное закулисье Прованса. Истории о вине и виноделах» © издательство «Эксмо»

Есть несколько моментов, когда вся семья собирается на совет, и самый важный из них – сакральный момент сотворения нового вина, когда созревшие в разных бочках сепажи, во главе с их главным героем Мурведром, ждут воссоединения в едином напитке, ассамбляжа. Глава семейного совета, конечно же, Поль. Каждый член семьи имеет право голоса, и к мнению каждого Поль очень внимательно прислушивается, но решение остается всегда за ним, и никто с этим не спорит, как не спорят день с ночью, а лоза – с землей. Волшебные терруары Бандоля с годами берут свое, и даже через 30 и более лет, открыв заветную бутылку красного, вы почувствуете горячую негу южного солнца, настой прованских трав и мягкую силу характера этих увлеченных своим делом красивых людей.

Декабрь 2019

Информацию о книге ищите по ссылке.

Фото на обложке: © Лидия Третьякова .

  • Редакция SWN

  • 15 сентября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также