История основания винодельни Le Potazzine и сорта, которые можно попробовать
Le Potazzine: женское царство

Le Potazzine: женское царство

Le Potazzine: женское царство

Не дайте себя обмануть, Le Potazzine, несмотря на молодость хозяйства и легкомысленные этикетки, не следуют модным тенденциям, а делают классические брунелло со структурой на десятилетия.

В Монтальчино много «понаехавших» из других регионов Италии и иностранцев. Местность не была богатой, из локальных знатных родов среди виноделов в голову приходят только Бьонди-Санти, остальные так или иначе были крестьянами, работавшими на медзадрии и не имевшими особых шансов выбраться из порочного круга бедности.

44654944_1462163540583572_2191837612057034752_n.jpg

Фото: © Tenuta Le Potazzine

Тем ценнее тот факт, что основательница Le Potazzine Джильола Джанетти родом отсюда, она родилась и выросла в паре километров от ее собственного хозяйства. Судьба не сильно баловала, всего пришлось достигнуть кровью и потом. Ее отец работал на Biondi-Santi, она начинала карьеру там же, но стремление к независимости привело ее в центр Монтальчино, где в 1987 году она открыла винную лавку. Дела шли неплохо, но продавать всю жизнь чужое вино Джильола не хотела. Знакомство с легендарным энологом Джулио Гамбелли, который консультировал Montevertine и топил за чистый санджовезе, помогло решиться на рискованный шаг – пришло время продавать уже собственное вино.

В 1993 году купили первый участок под виноградник Ле Прата. Он стоил не очень дорого из-за каменистой почвы с высоким содержанием железа и расположения аж на 507 метрах над уровнем моря. Для Монтальчино это чрезвычайно высоко, что в то время считалось зоной рискованного виноградарства, все хотели спелости, высокого градуса алкоголя и маленькой французской бочки. Но у Джильолы с ее супругом Джузеппе Горелли была другая идея в голове.

1993-й – год рождения Ле Праты и дочери Виолы. В 1996-м родилась София и был высажен второй виноградник, Ле Торре. Он находится южнее и ниже, высота 420 метров, там в почвах больше органики, сланцев и глины. Первый 3,5 га, второй 1,5 – так и остается.

Виола, София и Джильола. Фото: © Tenuta Le Potazzine

Фото: © Tenuta Le Potazzine

Дочери Виола и София росли буквально на винограднике. Им даже непросто вспомнить, когда был их первый урожай. Виола изучала бизнес, София языки и экономику, но сейчас обе фултайм работают на винодельне.

Тихим субботним утром в Ле Прата, окружающем винодельню, прохладнее, чем в Монтальчино, слегка моросит. «Ле Прата – один из самых высоких и холодных виноградников, мы собираем его очень поздно, он дает свежесть и элегантность, тогда как Ле Торре отвечает за тело. В итоге получается правильный баланс», – рассказывает Виола, которая, несмотря на юный возраст, очень осведомленно отвечает на любые вопросы – от механизма перевода лоз с кордона на гюйо до характеристики всех урожаев хозяйства.

Когда хозяйству выбирали имя, подсказала бабушка. Она часто называла внучек le potazzine, как на местном диалекте называют маленьких лесных птичек, которые постоянно веселятся и о чем-то чирикают между собой. Идея очень понравилась Джильоле, и на этикетке появились те самые обманчивые птички.

DSCF0086-min.JPG

Фото: © Илья Кирилин

Сегодня мама и дочери сами занимаются контролем виноградников, ферментаций, переливками и розливом. На 30 000 бутылок в год своих сил хватает. Пижажей не делают, зато мацерируют по 40 дней, а малолактика заканчивается аккурат к Новому году: пока все готовятся к празднованию, сестры вынуждены переливать будущие россо и брунелло.

В погребе предпочитают не спешить: россо держат в дубовых емкостях год, брунелло 40-42 месяца, ризерву 60. Ее выпускают в особенно удачные годы, пока есть четыре урожая ризервы Le Potazzine: 2004, 2006, 2011, 2015. На семейном совете будут решать, какой винтаж станет следующим: 2019 или 2020. Ризервы производят не больше 3000 бутылок на 27 стран, где представлены вина хозяйства. Попробуй распредели.

Фото: © Tenuta Le Potazzine

Фото: © Tenuta Le Potazzine

Половина всего производства приходится на Rosso di Montalcino, которое Антонио Галлони не просто так называет одним из самых аристократичных в субзоне: вино мощное, структурное, урожай 2019-го еще крайне молод, так что если нет времени ждать, то рекомендуем попробовать его с пичи ручной работы с рагу, что подают в семейном ресторане Le Potazzine в Монтальчино.

Хочется чего-то более легкого и фруктового? Вам к Toscana IGT. По сути, это то же самое вино, что и россо, просто выдержанное 12 месяцев в стали, а не в дубе. Но легкомысленности ждать не стоит: вина Le Potazzine держатся на свежести и прочной структуре, это вам не Stella di Campalto с ее невесомым вкусом и шелковым танином буквально со дня рождения.

А что насчет молодого брунелло? Тут выбор между 2015 (97 по Паркеру, 97 по Галлони) и 2016 (96 по Паркеру, 95 по Галлони): два диаметрально противоположных винтажа. Мощь против элегантности, плотная землистая ароматика против свежих красных ягод и аптечных тонов, активный танин и структура против округлого вкуса, несмотря на молодость. Иан д’Агата относит Le Potazzine к десятке лучших хозяйств Монтальчино и отдельно выделяет тот факт, что эти изысканные брунелло предельно точно говорят о винтаже, месте происхождения и санджовезе. Нет оснований с ним не согласиться.

Фото на обложке: © Илья Кирилин.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №142.

Статьи по теме:
  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 12 ноября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также