Montevertine: стиль не меняется, меняется только погода
Montevertine: стиль не меняется, меняется только погода

Montevertine: стиль не меняется, меняется только погода

Montevertine: стиль не меняется, меняется только погода

«А вот на этом моменте мы вас особенно ненавидим», – шутят коллеги по винному цеху, удивленные размахом нашего пресс-тура, когда мы выкладываем в инстаграме фотографии из хозяйства Montevertine в коммуне Радда-ин-Кьянти.

Montevertine, Le Pergole Torte – иконы в винных кругах, вершины тонкого и элегантного стиля санджовезе. Мартино Манетти достойно продолжает дело своего отца Серджо, ушедшего в 2000-м. В этом году семья праздновала его столетие. По случаю такого юбилея на этикетках вин, которые сейчас выходят в продажу (Pian del Ciampolo 2019, Montevertine 2018 и Le Pergole Torte 2018), появится печатка с портретом Серджо Манетти: коллекционный релиз. Мартино за пандемию отрастил пышные усы и стал так похож на отца, что, если взять по половине от портрета каждого, они срастаются в одно лицо. Мартино показал нам такой коллажик. Высокий человек с мягким голосом, мягким смехом, огромными, добрыми глазами, он кажется скромным, но хорошо знает, сколь велика ценность его вин.

2_DSCF0407.jpg

Фото: © Нино Мирзашвили

«Я не большой путешественник. В году есть всего два окна, когда я могу куда-то уехать: в августе и под новый год, когда на винограднике и в погребе нет важных дел. Не то что я не доверяю своим ребятам, конечно, они и без меня отлично справятся, но мне важно быть здесь. Если возникнет проблема, я хочу быть первым, кто найдет решение. Да, я тут многие вещи делаю. В 1990-м я стал работать с отцом, сразу после школы. Я пробовал учиться в университете во Флоренции, но я не был хорошим студентом, предпочел погреб».

Погреб у Montevertine темный, очень влажный (80%), без видимого присутствия современности, все, как было в 1970-х, когда Серджо его обустроил в здании с фундаментом XI века. Влажность идет из большой дыры в почерневшей каменной стене, куда Мартино не советует засовывать руку: «Мы не знаем, какие чудища там водятся». Ферментация происходит в бетонных чанах: «Все сейчас возвращаются к бетону, обзаводятся модными яйцами. Но суть-то та же». Из оборудования внимания заслуживают разве что баррики, в которых выдерживается Le Pergole Torte: «Вначале мы долго искали бочки, которые идеально подошли бы к характеру нашего санджовезе. И вот уже 20 лет мы покупаем одни и те же баррики из дуба Алье с прожаркой medium. Такие же в Бургундии используют для шардоне». В 104 барриках сейчас обитает Le Pergole Torte 2020, 19 из бочек были новыми, остальные 2-6-летние. После шести лет бочки отправляют в дистиллерию для выдержки граппы Montevertine.

134222979_3600350243413034_8850222074639933429_n.jpg

Фото: © Montevertine

Выныривая из погреба с другой стороны, попадаем в комнату, где хранится семейный резерв: понемногу бутылок всех урожаев. Об урожаях Мартино любит поговорить. Ведь стиль Montevertine не меняется, меняется только погода.

«2018-й немного агрессивный. 2019-й мягче. 2020-й более полнотелый. В 2017-м у нас были проблемы из-за мороза в апреле, потеряли 30% урожая, но с качеством все хорошо. По качеству последний сложный год был 2014-й, отвратительное холодное и дождливое лето, винограда было много, но меньше сахара и концентрации. Вина хорошие, но не такие «важные». Но не плохие, конечно. Вот по-настоящему плохая ситуация была в 2005-м и 2002-м, в эти годы мы не делали Le Pergole Torte, потому что не было нужного качества для него. В 2002-м весь сентябрь шел ливень. В 2005-м были ураганы и много града. Великие урожаи: 1979, 1988, 1999, 2001, 2010. В 91-м, 92-м, 93-м у нас был сложный период, а 95-й – опять великое вино. 1984-й – единственный урожай, когда мы вообще не делали вино. Настолько ужасная была погода, что папа не хотел делать никакое вино, это было невозможно. Недавно открывали 1974-й – отлично лежит. 2004-й – год рождения моей дочери».

В отдельной нише лежат четыре огромные 27-литровые бутыли Le Pergole Torte 2004, которые Мартино разлил в честь рождения Глории. «В следующем году на ее совершеннолетие откроем одну». Спрашиваем: «Остальные на свадьбу, ко внукам?» «Ну, раньше да, хранили бутылку на свадьбу. А в наше-то время пусть сама решает, на что. Свадьбы, внуки – кто знает? Это молодое поколение не поймешь».

Как раз вчера у Глории был день рождения, засиделись до часу ночи. Что пили? «Шпритц и холодное пиво. Нет-нет, она любит вино, обожает все про вино. Любит быть на винодельне. Прогуливает школу, когда собираем урожай».
Над проходом в дегустационную комнату длинным рядком стоят бутылки всех урожаев Le Pergole Torte, чтобы можно было рассмотреть рисунки на этикетках: длинные носы и скулы, от которых млеют фанаты Montevertine. Кажется, мы и в SWN не раз печатали миф, что на всех этикетках – одна и та же женщина, сестра художника Альберто Манфредди.

202316660_4092630147518372_5311525999937419081_n.jpg

Фото: © Montevertine

«Первая этикетка была в 1982-м. Отец был большим коллекционером искусства, а Манфредди – его хорошим другом, он просто подарил ему картинку для первой этикетки. И у вина, и у этикетки был такой успех, что потом они уже заключили сделку, и каждый год Манфредди рисовал новую этикетку. Последняя, нарисованная им специально для вина, – урожая 1998 года. Он умер через три месяца после отца, в феврале 2001 года. С тех пор каждый год под Рождество мы встречаемся с дочерью и сыном Альберто и выбираем рисунок из его наследия для нового винтажа. Что-то они предлагают, что-то у нас в коллекции есть. Например, 2016-й и 2017-й – это два маленьких рисунка, которые попались мне в одной галерее, и я их купил. Не знаю, сколько еще мы сможем продолжать, но лет на 20 точно хватит. Потом посмотрим.

Многие из этикеток – маленькие фрагменты более крупных работ. Вообще-то почти все головы «отрезаны»: на рисунках женщины в полный рост, и обычно они неодетые. Для некоторых стран это было бы проблемой, помните, как Mouton Rothschild 1993 запретили в США из-за обнаженной женщины на этикетке Бальтюса?»

Нет-нет, это не одна и та же женщина и не сестра. Я лично знал Альберто и знаю, что он работал с натурщицами. Конечно, это реальные женщины.

Что вы пили и ели на столетие отца и в каком составе?

Я, мои жена и дочь, две мои старшие сестры (у одной три дочки, у второй два сына), все наши работники и соседи собрались здесь в саду. Открыли бутылку первого папиного вина, 1971-го: вполне живое, хотя, конечно, тогда это были первые опыты, он делал всего 1000-1500 бутылок, и все процессы вручную. В этот день мне хотелось, чтобы никто не работал и не готовил, попросили друга-шефа из ресторана Albergaccio в Кастеллине приготовить. А вообще, у нас главный повар – Жизетта, жена фермера-соседа Бруно, который всю жизнь с отцом и потом со мной проработал, умер в 2014-м. Ее коронное блюдо – козленок (капретто) в печи. В лесах вокруг есть козлы и вообще много разных диких животных. Дикие кабаны, олени, зайцы.

А правда, что Тоскана – родина дикобразов?

Да-да, очень привычное у нас животное дикобраз (истриче). Его тоже едят. Готовят так же, как дикого вепря: долго тушат в вине для рагу. Но можно есть только самку дикобраза, самцы очень вонючие. Правда... эээ, кажется, это запрещено. Я последний раз ел рагу из дикобраза лет 10-15 назад. Так-то на него не охотятся, он ночное животное. А ночью часто можно встретить на дороге. Опасно для шин. Дикобраз, как гуси, атакует, если испуган, и выстреливает иголками. Один раз у меня собака из леса пришла с такой иголкой в ноге.

Любимая паста?

О! Зимой у нас равиоли с черной тосканской капустой, рикоттой и пекорино. Капуста – зимний овощ. Это удивительное блюдо. А летом прекрасны просто спагетти со свежими, лишь чуток припущенными томатами и базиликом.

Другие хозяйства в Тоскане?

Брунелло мне очень нравится Le Ragnaie моего друга Ricardo Campinoti. Biondi-Santi для меня всегда одни из лучших. Poggio di Sotto, Il Marroneto. В Кьянти-Классико – San Giusto A Rentennano, Fontodi, Felsina. В Радде у нас – Monteraponi, Val delle Corti. В Гайоле – Riecine.

2_DSCF0373.jpg

Фото: © Нино Мирзашвили

Вина Montevertine

Pian del Ciampolo

К сожалению, это «младшее» вино Мартино не продается в России, а на винодельне оно стоит 15 евро, и за такие деньги это настоящее чудо. Санджовезе + канайоло и мальвазия, 12 месяцев в ботти из славонского дуба.

Montevertine Toscana IGT

В отличие от Le Pergole Torte, это кюве держат два года только в больших ботти из славонского дуба, также в него добавляют около 10% канайоло и колорино. Оно, конечно, ничуть не хуже Le Pergole Torte, в молодом возрасте оно даже больше впечатляет чистотой, интенсивностью, выразительностью. По словам Мартино, после того как оно полежит у вас в погребе лет 30, оно все еще будет прекрасно, но вот тогда вы заметите разницу с Le Pergole того же возраста, которое со временем становится все более комплексным и глубоким.

Le Pergole Torte Toscana IGT

Названо в честь виноградника, высаженного в 1967-м, с которого Серджо Манетти в 1977-м впервые сделал это вино. Сейчас его делают из урожая того же крю Le Pergole Torte и добавляют урожай с других участков с самыми старыми лозами. Все вместе около 8 га. Виноград с этих лучших участков собирают первым, чтобы не рисковать. При сборе оценивают каждую гроздь: самые зрелые и ладные кладутся в корзину для Le Pergole Torte, чуть менее идеальные – в корзину для Montevertine. Как и задумал Серджо в 1970-х, Le Pergole Torte – это 100% санджовезе с выдержкой в барриках из французского дуба. Год оно проводит в ботти, год в барриках.

Фото на обложке: © Montevertine.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №142.

Статьи по теме:
  • Анастасия Прохорова

    Главный редактор Simple Wine News

  • 30 октября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также