Casa Coste Piane: два брата-акробата с лучшим коль фондо

Casa Coste Piane: два брата-акробата с лучшим коль фондо

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

15 ноября 2021

Вальдоббьядене не зря внесли в список наследия ЮНЕСКО: после равнин Венето с далеко не самыми живописными полями кукурузы да простецкими виноградниками здесь не перестаешь удивляться. Узкая дорога обвивает крутые холмы, повсюду море лоз, из-за высоких пергол не всегда понятно, где заканчивается один ряд и начинается другой.

Вдруг из этого зеленого океана выпрыгивают деревушки, где-то торчит церковь, где-то на вершинах крепкие, но не то чтобы изысканные дома. В одном из таких живут Лорис Фолладор с супругой, а в погребе его сыновья делают просекко Casa Coste Piane.

«Единственное игристое вино, которое я признаю, – это Coste Piane»– без устали повторял Джанфранко Сольдера. После таких слов начинаешь побаиваться, а зря. Братья Рафаэле и Аделки Фолладоры не производят впечатления суровых виноделов или философов. Совсем нет, эти два брата – счастливые селяне, каждый день в хлопотах. То куры разбежались, то дети, то виноградники надо проверить, то журналистов принять.

_DSF7452-min.JPG

Фото: © Нино Мирзашвили

Акробатами мы их не по глупости называем: видели бы вы, как ловко взбирается Рафаэле на почти отвесные террасы со старыми лозами. Виноградники – это особая гордость, но вот про пасту братья совсем забыли. Ну ничего, один звонок Наталье, жене Рафаэле, и через полчаса огромная кастрюля уже на столе, магнум особого релиза Coste Piane с одного участка охлаждается в ведре, все готово. Спагетти с оливковым маслом и острым зеленым перчиком идеально сочетаются с коль фондо, а если хватит смелости попробовать домашний консервированный калабрийский перец чили, то без пары бокалов просекко не обойтись – во рту горит так, что, кажется, сейчас вспыхнут волосы на голове.

7 гектаров вполне хватает на 30 000 бутылок, все вино расписано по клиентам, так что и продавать особенно не надо, само продается.

Погодите, а откуда у северных итальянцев любовь к острому? Из Молдовы. Братья смеются, что с девушками с местных терруаров у них не очень, поэтому старший женился на словенке, а младший на молдаванке. Знакомство с Натальей случилось на сельской вечеринке перед урожаем, Рафаэле долго смотрел на миниатюрную девушку и таки решился попросить телефон. Та приехала в Вальдоббьядене на урожай и потом собиралась уже на родину, но все быстро закрутилось, так что сегодня здесь интернационал, а по праздникам даже пьют молдавский коньяк. Только не думайте, что хитрая Наталья ради паспорта охомутала простачка из итальянской глубинки, все было наоборот: Рафаэле долго добивался свидания. Зато теперь в семействе Фолладор полная идиллия, посреди лоз появился Наташин огород с несколькими сортами перца, огурцами и цуккини, зеленью, обязательными томатами. Семья вышла на самообеспечение, голодным не останется никто.

_DSF7992-min.JPG

Фото: © Нино Мирзашвили

Семь гектаров вполне хватает на 30 000 бутылок, все вино расписано по клиентам, так что и продавать особенно не надо, само продается. Но работы хватает. Лозы на крутых холмах, все приходится делать вручную, а при полном отказе от достижений химической промышленности обработок надо делать много. С появлением суперсовременной американской метеостанции с планированием стало проще: достаточно зайти в приложение на телефоне, и программа выдаст анализ риска развития ботритиса или милдью, остается только быстро отреагировать и успеть все опрыскать. Рафаэле млеет от этого чуда техники, регулярно шлющего ему месседжи из виноградников: специально потащил нас на верхотуру смотреть на него.

Средний возраст лоз – 60+ лет, это мощные, увесистые деревья с толстым стволом и развитой корневой системой. Они настолько хорошо закрепились в земле, что никакой конкуренции с обильной растительностью в междурядьях не испытывают. Это спасает, потому что ни трактор, ни лошадь сюда не залезут, все пришлось бы вспахивать вручную. Или прибегать к помощи гербицидов, но это вряд ли интересует семью: вино же потом самим пить.

44840884_1148957608594304_670566182998245376_n.jpg

Фото: © Casa Coste Piane

Со стороны процесса производства коль фондо не похоже ни на петнат, ни на «классику». И ведь именно стараниями Лориса Фолладоры эти игристые разрешены внутри Prosecco Valdobbiadene DOCG, главное, укупорить вино натуральной пробкой, в противном случае тянет только на Prosecco DOC. Процесс в теории прост: ручной сбор, пневматический пресс, дабы получить предельно свежее и чистое сусло, ферментация насухо в стали при контроле температуры, которая длится около 12-15 дней. Все как у людей, главное теперь – дождаться весны и не проводить сильную фильтрацию – часть осадка и дрожжей нужно сохранить. В апреле тихое сухое вино вместе с осадком разливается по бутылкам, туда же заливается виноградное сусло того же урожая. Все готово, осталось только подождать, пока дрожжи сделают свое дело, и выпускать в продажу без снятия с осадка.

Фото: © Нино Мирзашвили

Фото: © Casa Coste Piane

Кому-то глоток Casa Coste Piane напоминает момент, когда вгрызаешься зубами в только что сорванное с дерева яблоко (ищите сорт белый налив), кто-то скажет, что в бокале весна, первые цветы и тающий снег, для кого-то это чистая минеральность, точнее, минеральная вода, разве что без соли и с абсолютно незаметным содержанием алкоголя. Это не вино для слепых дегустаций, серьезных разговоров про терруар, изменение климата и политическую ситуацию в мире. Это вино для того, чтобы есть, пить, смеяться и подливать, подливать, подливать. Не зря в семье для себя оставляют только магнумы, обычная бутылка заканчивается слишком быстро. 

Фото на обложке: © Нино Мирзашвили.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №142.

  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 15 ноября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также