Achaval Ferrer: калифорнийская мечта в Мендосе

Achaval Ferrer: калифорнийская мечта в Мендосе

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

16 сентября 2020

Классический сюжет: мечта, затерянный виноградник, первые винтажи в гараже, высочайшие баллы с самых первых релизов и последующая продажа за большие деньги. Посмотрим, как Сантьяго Ачавалю с партнерами удалось создать одно из первых культовых вин Аргентины.

Мечтательный бухгалтер

Сантьяго Ачаваль работал в Кордобе на севере Аргентины бухгалтером в компании по производству цемента и о вине и не помышлял – далеко не все аргентинцы рождаются с бокалом в руке. Работником он был отменным, и работодатель оплатил ему MBA в престижном Стэнфордском университете в Калифорнии. И здесь Сантьяго увлекся местными винами.

Сантьяго Ачаваль © архив пресс-службы Achaval Ferrer

«По выходным я отправлялся в тур по винодельням, я был поражен до глубины души даже не самим вином, а всей этой атмосферой – виноградники, бочки, погреба. Это даже не любовь, а какой-то неистребимый вирус, который остается с тобой до конца дней, так что по возвращении домой в 1989 году я всерьез задумался, не завести ли собственную винодельню.

В 1995 году мы с моим коллегой Мануэлем Феррером организовали компанию. Он пригласил из Италии своего друга-энолога Роберто Чипрессо. Уроженец Пьемонта, Роберто с 1987 года успел поработать в Case Basse, Poggio Antico и Ciacci Piccolomini d’Aragon, а в 1999 году создал консалтинговую компанию. В Аргентине он, как и многие итальянцы, чувствует себя как дома. Здесь побывало немало итальянских иммигрантов, и даже местные гаучо говорят по-испански с легким итальянским акцентом.

Поначалу экспериментальные кюве делали из покупного винтажа, своих владений не было. Первый виноградник купили в 1998 году – финку Диаманте. Расположенный на высоте 1100 метров в Тупунгато, он оказался отличной базой для будущего бордобленда. Теперь нужно было найти место для главного – для мальбека.

Я объездил регион вдоль и поперек. В голове была идеальная картинка – стройные ряды лоз, продуктивные клоны и современное капельное орошение. В одном из рейдов случайно свернул в тупик и там увидел заброшенный виноградник: половина лоз не плодоносили, урожай с остальных поедали дикие свиньи. "Мой виноградник будет идеальным, не как этот дряхлый старик", – подумал я. А через неделю позвонил Роберто и сказал, что нашел лучший мальбек в стране, тот, что будет демонстрировать не только чистый сортовой характер, но терруар. Я не глядя подписал бумаги и… оказался на том самом заброшенном участке. Я подумал, что Роберто спятил, но уже первый винтаж показал, что он был прав. Так родилась финка Альтамира».

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

Вековые лозы

Первый винтаж Finca Altamira получил пять звезд от Decanter, в том же 2000 году удалось найти и два других виноградника – финку Мирадор и финку Белла Виста. Концепция нового хозяйства сформировалась естественным образом – вековые виноградники, рекордно низкая урожайность и минимальное вмешательство на винодельне, Сантьяго называет его «ленивой энологией». О преимуществах этого подхода рассказал Густаво Реарте, винодел Achaval Ferrer c 2013 года.

«Мы в первую очередь производители отличного винограда, а уже потом вина. Это кропотливая, нудная, монотонная работа со старыми лозами, их нужно очень тщательно защищать от болезней, постоянно удобрять навозом, особенная аккуратность требуется при подрезке. Было бы куда проще высадить новый виноградник, но он не может дать главного – уникального характера терруара».

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

«Старые лозы и низкая урожайность критически важны для стиля Achaval-Ferrer. Пробуя большинство аргентинских мальбеков, вы сразу угадываете Новый Свет, не только из-за высокой спелости и концентрации, сколько из-за относительно низкой кислотности. У старых лоз есть такая особенность – их виноград достигает фенольной зрелости гораздо быстрее, мы собираем урожай на две, даже на три недели раньше соседей, поэтому естественная кислотность сохраняется на достаточно высоком уровне, при этом у нас сравнительно низкий уровень алкоголя – 13-13,5%.

У нас три линейки вин и три уровня урожайности – все просто. Сортовые мальбек и каберне получаются в расчете одна бутылка с лозы, Quimera – бутылка с двух лоз, а мальбеки с отдельных виноградников – это всего лишь одна бутылка с трех лоз. Что это значит? Мало того что у старых лоз урожайность низкая сама по себе, но мы дополнительно проходим с секатором по рядам дважды, после цветения и формирования гроздей и сразу после веризона. Не прошедшие отбор ягоды идут на компост.

Особое преимущество старых лоз – собственные, а не американские подвои. Песчаные и вулканические почвы не позволили распространиться филлоксере, поэтому здесь сохранились исторические клоны и до сих пор можно найти вековой виноградник. Финке Альтамира 93 года, финке Мирадор – 97, фнке Белла Виста – целых 108. Естественно, не все лозы доживают до такого возраста, больные и погибшие постепенно пересаживаются, но у старого виноградника уникальная экосистема, она впитывает в себя все новые растения».

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

Первый среди первых

Финку Альтамиру бывший владелец продал по цене голой земли, да еще обрадовался, что не взяли комиссию за выкорчевывание старого виноградника. В 1980-х урожай финки продавали кооперативам, смешивали с общим потоком простых вин. Но после успеха Achaval Ferrer и другие виноделы осознали ценность старых лоз и отдельных участков, постепенно в стране была выработана система географических наименований I.G. по аналогии с американскими A.V.A., а Альтамира получила собственный аппелласьон, и сегодня только ленивый не говорит об особенностях той или иной зоны.

Другой рубеж, взятый Achaval Ferrer, – откровенно высокие цены на фоне других мальбеков. Пока в стране лидировали крупные винзаводы, местные нувориши предпочитали импортные вина, местные были только дешевые, народные.

Но в том, что касается самомнения, аргентинские виноделы оказались похожи на наших. Как только стали появляться хорошие отзывы мировых экспертов, как цены на суперпремиальные вина взлетели до небес. Особенно хорошо это сыграло на фоне патриотической политики партии предыдущей четы президентов Киршнер (мужа сменила на посту жена), основанной на импортозамещении и противостоянии с Америкой. Аргентинцам оставалось только присоединить какой-нибудь остров (спорные Фолклендские острова отлично подходят), но не удалось. Но в области виноделия они нас перещеголяли, наши виноделы планку в 200 евро за бутылку пока, к счастью, не преодолели.

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

Мальбек в 3D

Говорят, если ты не можешь описать себя семью словами, у тебя кризис идентичности. Что такое Achaval Ferrer? Старые лозы, низкая урожайность, мальбек и всепоглощающая страсть. Учеба в Стэнфорде для бывшего бухгалтера Сантьяго Ачаваля не прошла даром. Презентация линейки хозяйства выглядит как идеальная презентация из мира консалтинга – все четко и понятно. Предоставим слово Густаво Реарте.

«Основа пирамиды качества, Malbec Mendoza, у нас появился только в 2004 году. По сути это базовое вино хозяйства, но я бы не стал говорить в таких терминах. Это ассамбляж отдельных участков с трех финок, максимально проявляющий типичность сорта на просторах Мендосы. Вино вошло в топ-100 WS 2009 года, а средний балл по Паркеру за все урожаи – 91.

У каждого региона есть свой флагманский сорт, и это неспроста. Пино нуар в Бургундии, каберне совиньон на левом берегу Бордо – они лучше других передают мельчайшие колебания в стиле каждого из терруаров. В Мендосе таким переводчиком терруара стал мальбек. Практически в пустынных условиях, где всего 200 мм осадков (при необходимых 600) и 300 солнечных дней в году, он демонстрирует оттенки терруара. Каберне фран и сира отлично получаются в более прохладной долине Уко, каберне совиньон – в Лухан-де-Куйо».

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

Мальбек Мендоса – это лазерно четкая чистота сортовых оттенков, ансамбль красных ягод, дающих свежесть и питкость, спелых чёрных ягод и минеральности, дающей сложность и глубину. В России представлен винтаж 2016, и он еще очень и очень молод.

В линейке Mendoza в 2011 году появился каберне совиньон, в 2016-м — каберне фран. Мы отдельно винифицируем каберне фран с 2005 года. Сорт набирает популярность по мере освоения прохладной долины Уко. В отличие от Бордо здесь у него нет проблем с вызреванием, но из-за резко выросшего спроса его начали выпускать все подряд, и зачастую доверия к этим винам нет. Мы 12 лет экспериментировали, пока не дошли до идеальной формулы: 80% Уко, 20% Лухан-де-Куйо. С белыми сортами пока не определились.

Следующий шаг и другое измерение мальбека – ассамбляж Quimera. Здесь мальбек выступает как движущая сила бордоского бленда. Пожалуй, это самое нетерруарное вино в том смысле, что наконец появляется работа у нас, у энологов, ведь мы можем играть с ассамбляжем. Откуда такое странное название? Мы долго думали, пока кто-то не пошутил, что химера как нельзя лучше описывает это вино. Ассамбляж – это несбыточное желание винодела достичь идеала вина, которого не существует в природе. Химера в мифологии – «крылатое невиданное создание, сверкающее переливами перламутровых чешуек, словно трепещущий рой бабочек нес россыпь сверкающих каменьев.... И эти горящие каменья, перламутр, медь, искрящаяся шерсть и чешуя так дивно переливались при полете Химеры , что казалось, будто она летучее созвездие. Зверь-бабочка, змея и лев, сирена и коза – все в Химере было стремительно-нежданно и вместе с тем загадочно-бесцельно – одно вразрез другому» (по книге Я. Э. Голосовкера «Сказания о титанах». — Прим. ред.). Чем не ассамбляж?

Это лучшее вино бодеги по соотношению цены и качества – в два раза дороже чистого мальбека, демонстрирует куда большую сложность и комплексность. Составление бленда начинается на виноградниках, отбираются отдельные блоки, которые лучше выглядят в ассамбляже. Смешивание сортов происходит в несколько этапов и начинается уже на первых стадиях винификации. Мерло, который из бордоских сортов созревает первым, сразу с дробилки-гребнеотделителя идет в чан, где уже ферментируется мальбек. В Бордо все сорта винифицируют по отдельности, а у нас другой подход. Представьте себе Химеру, диковинное, но гармоничное существо, и Франкенштейна, скроенного из ошметков людей и животных. Бордо на ранней стадии страдает множественным расстройством личности, каберне и мерло пытаются перетянуть внимание на себя.

Третье измерение мальбека – это финки. Тот случай, когда сорт уступает сольную партию характеру виноградника. Долгое время существовало понятие, что в Новом Свете все виноградники одинаковые, это, конечно же, не так. У нас различия между лучшими крю сравнимы с бургундским – правда, на куда больших расстояниях.

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

Особенности винификаций

Построенная в середине нулевых винодельня не впечатляет, никаких дизайнерских изысков или причудливых форм. Все минималистично и рационально. Внутри по большей части крупные цементные танки, чанов из нержавейки мало – по мнению Чипрессо, цемент лучше подходит для ферментации, лучше держит температуру, чем сталь. Единственное исключение – когда температура поднимается до 33 °C, для мальбека это многовато.

Список того, что делают на винодельне, короче, чем список запретов. Нет сульфитов на этапе поступления винограда, нет энзимов, нет ацидификации, нет температурного контроля (почти), нет длительной мацерации, нет рекинга, нет фильтрации. «Ленивое виноделие» – так называет свой стиль Сантьяго.

Наибольший объем работ приходится на виноградники. Один из ключевых элементов – подрезка лоз. Мендоса лежит выше большинства винодельческих регионов планеты и получает достаточное количество солнечного света, но в Achaval Ferrer хотят всеми способами усилить фотосинтез и смягчить танин, поэтому как побеги, так и только сформированные лозы открыты солнечным лучам. По этой же причине отказываются от защитных сеток, и несколько раз из-за этого упрямства град уничтожал значительную долю урожая.

Время сбора урожая – самый нервный период. Существенно поднимаются риски проливных дождей, урагана, града, поэтому командой сборщиков приходится управлять словно армией, отправляя в атаку и отступая там, где урожай уже не спасти. На винограднике в 8 га работают примерно 50 человек, обычно это жители бедных северных провинций или боливийцы. Примерно столько же человек на винодельне.

В 2011 году на сайте появилась русская фраза «Добро пожаловать!». Контрольный пакет акций компании перешел в SPI Group Юрия Шефлера, сегодня туда входит и наваррский проект Хулиана Чивите Pago de Arínzano. Основатели перешли на позиции консультантов, а новые владельцы пообещали не менять концепцию создания вин. Впрочем, некоторые изменения уже произошли: создан проект новой винодельни на месте существующей, в прошлом году куплен виноградник по соседству с финкой Белла Виста, слегка изменился дизайн, линейку мальбеков с отдельных виноградников теперь разливают в традиционные для Аргентины тяжелые бутылки. Но главное осталось неизменным – высочайшее качество и уникальный стиль мальбека со старейших виноградников в стране. За такое никаких денег не жалко.

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

Finca Mirador

Год посадки: 1921
Высота:
700 м над ур. м.
Площадь: 4 га
Мальбек 100%

Медрано, западный берег реки Тунуян. Аллювиальные почвы, верхние 80 см – глина, глубже залегают плотные каменистые породы. Находится в нижней части Мендосы в 40 минутах езды на восток от бодеги в зоне Медрано. Это важная зона для крупных производств, некоторые достигают урожайности 30 000 кг с гектара, у Achaval Ferrer в разы меньше. Почвы плотные и кислотные, что проявляется доминантой красных ягод, вишни, специй и резкой минеральностью, выраженной тонами графита. Это самое мужественное и собранное вино из трех, оно долго остается закрытым и не стремится сразу показать, на что оно способно. Мальбек-интроверт, к которому нужно найти свой подход.

Finca Bella Vista

Год посадки: 1910
Высота: 980 м над ур. м.
Площадь: 16 га

Мальбек, каберне совиньон. Педриэль (Лухан-де-Куйо), южный берег реки Мендоса. Аллювиальные почвы, верхние 50 см – известняк, глубже залегают плотные каменистые породы. Почвы с доминантой известняка совершенно меняют профиль вина. Это самое тонкое и женственное из трех, в аромате преобладают цветочные тона, особенно фиалки, а во вкусе более мягкое, тонкое и кислотное. Кто-то даже назвал его Шамболь-Мюзиньи в мире мальбека.

Finca Altamira

Год посадки: 1925
Высота: 
1050 м над ур. м.
Площадь: 12 га
Мальбек 100%

Ла-Консульта, долина Уко. Аллювиальные почвы, верхние 30 см известняк и вулканический пепел. Глубже залегают нанесенные рекой каменистые породы вулканического происхождения. Вино-икона, хотя его позиционируют наравне с другими двумя ипостасями мальбека. Здесь самые сложные и неоднородные почвы, что вместе со старыми лозами на своих подвоях даёт предельно комплексный вкус и аромат – специи, красные ягоды, цедра красных апельсинов и графит. Оно сочетает спелость и свежесть, это самое соблазнительное вино, которому не зазорно показать свой высокий класс.

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

© архив пресс-службы Achaval Ferrer

Фото на обложке: © архив пресс-службы Achaval Ferrer.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №114.

  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 16 сентября 2020

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari