Игорь Ларионов: о знакомстве с вином, работе на виноградниках и спорте

Ваня Березкин

Фотографии

Ольга Бебекина

Автор

22 января 2020

Легенда мирового хоккея Игорь Ларионов уже более 15 лет успешно производит вина под именным брендом. SWN проследил его историю от начала до наших дней.

Пролог

Будний день. Московское метро. Мы едем с коллегой в офис и обсуждаем идеи для обложки новогоднего номера с Игорем Ларионовым, с которым ни одна из нас не была до этого знакома. Заходим в вагон, а там – он, наш будущий герой. Пара минут сомнений. Нет, точно он. Вот так совпадение!

Глава 1. Где мы лучше знакомимся с героем 

Продолжаем наше знакомство с Игорем спустя несколько дней на катке торгового центра «Город». «Впервые за четыре месяца выхожу на лед», – признается Ларионов и резво уносится на коньках, чтобы размяться. Вжик – и он уже на другом краю катка. Мы же впервые в жизни выходим на лед с вином и фотооборудованием. Еще и в компании звезды НХЛ, который в 58 лет выглядит так, словно где-то нашел эликсир молодости.

Пока мы снимаем, прикидывая, куда бы еще поставить бокал кроме клюшки, у бортика собирается толпа фанатов. Еще пара кадров, и мы отдаем Игоря поклонникам. Восторженные юные хоккеисты, ошарашенные внезапной встречей, просят своего кумира подписать шайбы и майки и, сияя от счастья, делают совместные фото.

Прыгаем в такси и едем в ресторан Игоря – Larionov в отеле Hyatt, где у нас назначен «второй тайм» – интервью под калифорнийский пино нуар 2012 года. 

«В вине как и в хоккее, между выдающимся и хорошим игроком большая пропасть. Если нет маленькой детали, которая срывает зрителей со своих мест, то никогда не перейдешь в высшую лигу. Этому нельзя научиться».

Игорь Ларионов – один из немногих, кто за свою спортивную карьеру взял все возможные награды и титулы в мировом хоккее: Кубок Стэнли, Чемпионат мира, Кубок Канады, Олимпиаду. В 1989 году нападающий официально – и это было для него принципиально – уехал в Канаду. Отъезд удалось оформить лишь спустя год после скандального письма Ларионова Виктору Тихонову, тренеру ЦСКА, где в то время играл Игорь. В письме, опубликованном «Огоньке», хоккеист жестко разоблачил внутреннюю кухню хоккейного клуба: деспотизм, грубое обращение с игроками, кризис идей и даже определенный «культ личности» в команде. Письмо до сих пор считается одним из символов распада СССР и эпохи гласности.

А в Канаде тем временем вовсю ждали российскую звезду хоккея. В итоге со скрипом, но Ларионову удалось вырваться из Союза.

«Тучи сгущались, хуже уже быть не могло, – вспоминает он. – Мне было уже 29 лет, и я должен был заканчивать свою карьеру. В Союзе меня хотели выжать, как лимон, и выбросить. А в Америке я играл еще 15 лет».

В Канаде Игорь начал играть за клуб «Ванкувер Кэнакс».

«Конечно, понадобилось время на адаптацию. Я думал, что отлично говорю по-английски, а там понял, что думал я так напрасно. Канадцы говорили быстро, еще и со сленгом, я порой вообще ничего не понимал. Кошмар. Приходилось пересиливать себя, чтобы посещать мероприятия, общаться с медиа. Но со временем привык».

Глава 2. Где герой знакомится с вином в Лугано

В 1992 году Игорь переехал в живописный швейцарский озерный городок Лугано, где представления нашего героя об образе жизни буквально перевернулось. Гедонизм и вино, в частности, стали его новыми интересами. 

«Было удивительно оказаться в таком месте: чистый воздух, лес, горы, неспешная размеренная жизнь. В Северной Америке все было по-другому: бешеный ритм, дух не перевести. А в Лугано всего две игры в неделю».

Ларионов с удовольствием погрузился в новую культуру и новый язык. С появлением между играми свободного времени пришли и новые увлечения. 

«Я интересовался всем, а швейцарцы интересовались мной: не каждый день приезжает игрок «большой пятерки»*. Поклонники хоккея наперебой приглашали меня с семьей на ужины. Началась бурная светская жизнь в рамках маленького города. Помню, как пришел на ужин в какой-то прекрасный ресторан. На роскошном столе сервировали прошутто, оливковое масло, буррату, помидоры, вино.

Меня поразили сочные краски. В Союзе в помине такого не было. Если вино  то киндзмараули или игристое, которое называли «Советским Шампанским» и из-за которого до Швейцарии я шампанским категорически не интересовался. Нравиться там было нечему совершенно. А в Лугано я познакомился с настоящим вином, а точнее с винами региона Тичино. Кроме того, мой приятель, большой поклонник хоккея, занимался бордоскими винами. Он иногда привозил мне редчайшие экземпляры старых винтажей. Я пробовал вина, знакомился с регионами, историей, и понял, что вино  единственно возможное сочетание с едой. Не запивать же буррату апельсиновым соком или колой».

*Ларионов имеет в виду пятерку, названную его именем («Пятерка Ларионова») и игравшую за ЦСКА и сборную СССР в 1980-е годы. В нее помимо Ларионова входили нападающие Владимир Крутов и Сергей Макаров и защитники Вячеслав Фетисов и Алексей Касатонов. На Западе эта пятерка была известна как «Зеленая» (The Green Line) за тренировочную форму зеленого цвета, а также как «КЛМ» (KLM Line) по первым буквам фамилий нападающих.

Глава 3. Где тесно сплетаются два мира

В швейцарском клубе «Лугано» и в своем гедонистическом отрыве Ларионов провел год и уехал в Штаты, чтобы стать в ряды игроков молодой калифорнийской команды «Сан-Хосе Шаркс». От города у залива Сан-Франциско до Напы – рукой подать. «Для Сан-Хосе в то время наша команда была настоящим событием. Неудивительно, что виноделы Напы съезжались на игры и активно за нас болели». Так неожиданно прочно переплелись два мира – хоккейный и винодельческий.

«Я распробовал вина Напы, Сономы, стал знакомиться с виноделами и читать специализированные издания  Wine Spectator, Wine Enthusiast, Decanter». 

На вопрос, не было ли противоречий в голове хоккеиста между двумя, казалось бы, не очень совместимыми занятиями, Ларионов уверенно отвечает «нет». 

«Мне ведь было не 20, а уже 32 года. Я понимал, что вино не просто алкоголь, а часть культуры неотъемлемая часть вечера наряду с хорошей компанией, едой и атмосферой. Я так втянулся в мир вина, что отказаться от него не могу.

Каждому человеку необходима отдушина. Игры, тренировки, медиа, нагрузки, стрессы, победы, перелеты  все это отнимает силы и энергию. Мне необходимо было занять голову чем-то другим, новым. И вино стало спасением. Открываешь бутылку вина или винный журнал и узнаешь новые регионы, имена, погружаешься в другой мир».

С помощью консультанта Майкла Дэвиса, одного из самых известных винных аукционистов мира, Игорь расширял свой винный горизонт, покупал вина ан-пример и заложил начало личной коллекции.

Я понял, что вино – единственно возможное сочетание с едой. Не запивать же буррату апельсиновым соком или колой.

Глава 4. Когда хобби становится бизнесом

Однажды Игорю пришла в голову идея сделать свой бренд вина, и хоккейные связи сыграли здесь немалую роль. Первые винные шаги Игорь делал в Калифорнии. Проводником выступил Дейв Майнер, бывший айтишник, наследник винодельни в Оуквилле (Калифорния), и фанат хоккея, с которым Ларионов когда-то задружился на спортивной почве.

«Первым вином стал бордобленд 2002 года из Долины Напа. Работали по старинке: никаких контрактов, все на рукопожатии и доверии. Я участвовал в создании купажа, помню, как сидел в зале, затаив дыхание, пока решался вопрос, в какой пропорции будет каберне совиньон, мерло и каберне фран. Магия! Мы сделали 200 ящиков вина, которые я представил на благотворительном мероприятии в поддержку детей-аутистов. Через полтора месяца после запуска продаж все двести ящиков были распроданы. В одном только Детройте!

Я не то чтобы не ожидал такого интереса, скорее, не сообразил оставить побольше вина для себя. Теперь я ученый, сразу припрятываю в погреб несколько ящиков. Потом постепенно открываю и слежу, как эволюционирует вино».

Главное в создании «своего» вина – найти правильного человека, которому ты полностью доверяешь, считает Игорь. 

«Я ставлю свое имя на этикетку и хочу видеть в вине высокое качество. Дейв для меня был идеальным выбором: его подход, команда, виноградники  все на высшем уровне. И мы делали классное вино». 

Глава 5. В которой герой осваивает Австралию

Одной Напой сыт не будешь, и вскоре Игорь пополнил свою коллекцию австралийским брендом в партнерстве с самим Кевином Митчеллом, виноделом Kilikanoon в Долине Клэр, чей шираз Oracle неоднократно признавался лучшим сира/ширазом мира по версии International Wine Challenge в Лондоне.

Почему именно Австралия? Здесь снова сыграл свою роль человеческий фактор. Игорь познакомился с Натаном Ваксом, виолончелистом Сиднейского филармонического оркестра, композитором и... владельцем Kilikanoon. В 60-х годах Натан бывал в СССР, учился в Московской консерватории у Мстислава Ростроповича. Впрочем, довольно быстро его выдворили из страны как иностранного шпиона. Но сейчас не об этом. Ларионов отлично сработался с Kilikanoon.

«Российский винный рынок и тогда, и сейчас был загружен Францией, Италией и Испанией, а Новый Свет, к сожалению, представлен плохо. Мне захотелось это исправить и показать, на что способны вина Австралии, разбить стереотипы о них как о дешевке вроде Yellow Tail. Австралия  огромная страна, в ней можно найти не только низкокачественные, но и премиальные вина. В ней представлены все ценовые сегменты.

Меня очень зацепила глубина шираза, спасибо феноменальному климату Австралии. Я люблю шираз и в молодости, когда он еще яркий и порывистый, и через семь-восемь лет, когда он чуть успокаивается. Наливаешь вино в бокал и понимаешь, что соприкасаешься с отражением того далекого материка. Благодаря вину происходит целое путешествие и знакомство с культурой страны». 

Глава 6. Где герой продолжает покорение Австралии.

Сегодня австралийскую серию Ларионова выпускает другая винодельня – Chalk Hill в долине Макларен. Семейное хозяйство было основано в 1964 году, и сейчас ему принадлежит 90 га виноградников, разбросанных по разным частям долины. Владельцы Джок и Том Харви придерживаются принципов органического виноградарства, два парцеля уже получили сертификаты. Сохранились и старые лозы гренаша аж 1897 года. Моносортовое кюве с них – мечта Игоря.

На виноградниках с пестрой мозаикой почв – от глины до известняка – произрастает внушительная линейка сортов, в том числе нетипичных для Австралии. С ширазом, шардоне и каберне совиньоном соседствуют фиано, темпранильо, вионье, барбера, санджовезе, неббиоло и даже альбариньо.

«С Австралией я работаю немного по-другому, не как с США. Здесь я в меньшей степени вовлечен в процесс. Но я абсолютно спокоен, там гениальная команда. Вина исправно получают 95–96 баллов. Даже самая базовая линейка Playmaker показывает себя отлично. Вина хоть и простые, на каждый день, зато качественные». 

В разговоре Игорь порой ссылается на оценки критиков, но в какой-то момент одергивает себя. 

«Оценки, конечно, важны, но они вторичны. Важнее, чтобы люди, попробовав вино, оценили его и захотели купить еще одну бутылку». 

Triple Overtime. Серия вин названа в честь игры 8 июня 2002 года в финале за Кубок Стэнли, когда при общем счёте 1:1 Игорь Ларионов забил гол в третьем овертайме и принес победу своей команде

Глава 7. В которой мы возвращаемся в Калифорнию 

С Дейвом Майнером Ларионов проработал несколько лет, вплоть до 2006 года. Сейчас американские вина хоккеиста выходят уже «из-под пера» Дугласа Данелака, винодела калифорнийских проектов Pont Neuf и Juicy Rebound. Дуглас вырос в Мичигане и профессионально играл в хоккей. Совпадение? Не думаю. В 80-х он уехал во Францию, где получил энологическое образование в Боне и стажировался в Кот-д'Оре. Вернувшись в США, он обосновался в Калифорнии, практикуя французские методы на местных терруарах.

Под маркой Pont Neuf Дуглас выпускает вина в бургундском стиле с участков в долине Рашн-Ривер — бочковое шардоне и пино нуар. Живые, элегантные, но при этом структурные, обладающие высоким потенциалом к развитию. В его коллекции есть и ронские сорта, с которыми Дугласа связывает давняя история: в конце 80-х он был одним из немногих, кто выступал их «промоутером» в Калифорнии.

Juicy Rebound — это мощные каберне из престижного Оуквилля, родины Screaming Eagle и Opus One. Название Juicy Rebound не случайно. «Сочный отскок» — это хоккейная комбинация. Представим себе ситуацию, когда два игрока идут в атаку, один из них отправляет шайбу в ворота, вратарь отбивает ее, но прямо на клюшку второго нападающего. Гол.

Название Juicy Rebound не случайно. «Сочный отскок» — это хоккейная комбинация. Представим себе ситуацию, когда два игрока идут в атаку, один из них отправляет шайбу в ворота, вратарь отбивает ее, но прямо на клюшку второго нападающего. Гол.

Топовые пино нуар, шардоне и каберне Дуглас дублирует для Игоря. Остальные вина выпускаются специально для российского хоккеиста под маркой Triple Overtime. 

«Дуглас присылает мне образцы вин, которые я пробую несколько раз, затем даю свои комментарии. Крайне важно, чтобы рецепторы были свежие. Этому меня научил Роберт Паркер».

Помимо решающего слова в бленде пару раз Игорь участвовал в сборе урожая, чтобы понять процесс изнутри. 

«В Калифорнии на виноградниках в основном работают мексиканцы, которым я, разумеется, уступал по скорости сбора». 

Игорь оценил не только талант винодела и хоккейное прошлое Дугласа, но и его тонкий французский стиль. 

«Мне понравился его подход и открытость к экспериментам. Дуглас предпочитает более тонкий стиль вин: меньше влияния нового дуба, всего 10–15%, соответственно, меньше ванили. Но структура и баланс при этом получаются идеальными».

Несмотря на элегантность, Калифорния в бокале угадывается с первых нот. И это, на взгляд Игоря, ключевой момент.

«Мне кажется, что Калифорния и Австралия не должны делать французские вина. У каждой страны и региона своя история и свой терруар. Для меня важно делать вина, отражающие местность, а не манипуляции винодела. Да, мне больше нравится европейский стиль, но в калифорнийском вине должен быть американский акцент, вино не должно терять свою национальность. Меньше бочки, больше терруара. Одно время Калифорния задавила всех жирностью, ванилью и тяжестью. Сегодня ситуация исправляется, виноделы уходят от громоздких вин с высоким алкоголем. Но климат диктует свои условия. Так что главное  уметь сбалансировать вино».

Глава 8. Заключительная

Пожив в Лос-Анджелесе, Сан-Хосе и Портленде, Игорь решил обосноваться в пригороде Детройта. У него была возможность жить где угодно, но выбор пал на этот хоккейный город. Игорю довелось быть свидетелем его упадка и его возрождения.

«Я не выбирал Детройт, это он меня выбрал. Я живу в благополучном пригороде: природа, шикарные школы, комфортные условия. Для семьи это хорошее место». 

На вопрос, ощущает ли он себя американцем, Ларионов отвечает отрицательно, хоть и прожил в Америке уже 30 лет. 

«В каждой стране свои проблемы, у каждой системы свои минусы и плюсы. Не хочется затрагивать тему политики. Калифорнийским виноделам до лампочки, что происходит в Белом доме».

В винном погребе у Игоря около полутора тысяч бутылок из Испании, Франции, Италии и Нового Света. Одна из самых ценных – Château Margaux 1985 года. Коллекция предназначена исключительно для себя, семьи и друзей. История с винными инвестициями не про Игоря.

«Мне нравится процесс коллекционирования. Приятно потом выбирать подходящую бутылку и пить ее в хорошей компании».

Ларионов говорит, что ограничивается двумя-тремя бокалами в день и придерживается диеты по Стивену Гандри. Знаменитый кардиохирург выполнил самое большое число успешных операций по пересадке сердца младенцам. Гандри призывает отказаться от многих продуктов, в которых содержатся лектины – белки, разрушающие организм. Нужно сказать «нет» помидорам, огурцам, кабачкам, хлебу, пасте. 

«Я занимаюсь спортом каждый день минимум по 45 минут. Дома у меня тренажерный зал. Надо держать себя в форме». 

В последнее время Игоря все чаще можно увидеть в Москве. Новая должность главного советника тренерского штаба сборной России по хоккею обязывает. 

А как же вино, удивляюсь я. И неужели не хочется прикупить небольшой, но свой собственный виноградник? Игорь улыбается.

«Может, и хочется. Но я провел в спорте всю жизнь и отказываться от него не хочу и не могу даже ради своей второй страсти. В жизни нужен баланс, всего не успеть, как ни старайся». 

Материал был опубликован в журнале Simple Wine News №128, 2019.

  • Ваня Березкин

    Фотографии

    Ольга Бебекина

    Автор

  • 22 января 2020

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari