Закон о вине, как работает — ищем невино в рознице

Искажение реальности: как начал работать закон о вине

Денис Пузырев

Автор телеграм-канала «Пьяный Мастер»

10 ноября 2020

По просьбе SWN Денис Пузырёв попытался найти «невино» в сетевой рознице.

Не знаю, может, это национальная черта такая. Может, просто традиция, от которой нам сложно отказаться. Но нельзя не признать факт: в России многие большие дела начинаются с вранья. Это плохо, это стыдно, но это факт. И пока мы как общество не признаем это и не дадим зарок не врать, ничего не изменится. «Россия больше не страна-бензоколонка, а великая технологическая держава», – гордо говорит мне телевизор устами главного чиновника страны. При этом новостные ленты пестрят сообщениями о падении экономических показателей из-за плохой конъюнктуры нефтяных цен в ковидном 2020-м. Ага, не бензоколонка. Разумеется, нет.

Мы часто врем, оправдываясь, что эта ложь во благо. Но жизненный опыт подсказывает, что отношения, начавшиеся со лжи, чаще всего обречены. Вот и с законом о вине, вступившим в силу 26 июня, та же ерунда. Да, это хороший, долгожданный закон, он преследует прекрасные цели: помочь российским виноделам и сделать отрасль действительно значимой. В законе много важных и нужных положений. Да и само его существование, одобрение на высочайшем уровне – прекрасный стимул для тех, кто планирует инвестировать в производство российского вина. Но без вранья и тут не обошлось.

26 июня завсегдатай винного отдела гастронома должен был попасть в новую реальность.

Под напором нового главы Союза виноградарей и виноделов России Дмитрия Киселева, более известного в другом, телепропагандистском амплуа, в текст закона включили положение о запрете использования иностранного виноматериала при производстве вина в России. Фишка в том, что положение направлено не только внутрь отрасли, устанавливая новые технологические правила производства, но и во внешний потребительский мир.

26 июня завсегдатай винного отдела гастронома должен был попасть в новую реальность, в которой российские вина заняли бы самую красивую полку с гордой надписью «Вина России», а изгоев из импортного балка были бы сосланы за пределы сияющего алкоуниверсума, поближе к местам продаж бытовой химии и собачьего корма. А для совсем непонятливых на их этикетках, как на лбу каторжника, должно было красоваться позорное клеймо «Не является вином». Размером не менее 20% от площади этикетки.

Прошло несколько месяцев. Новая реальность не наступила. Много вы видели бутылок с пометкой «Не является вином»? При том что, по подсчетам экспертов, в России из импортного балка делают половину всего произведенного вина. Я не видел ни одной такой бутылки. А встречались ли вам отдельные загоны для «невина»? 

© Shutterstock

Мне попадалась в соцсетях парочка фотографий, больше похожих на самодеятельность управляющих конкретных магазинов, потому что под вывеску «Не являются вином» попала не только легендарная шипучка Santo Stefano из Раменского, но и вполне себе «нормальные» с точки зрения закона дешевые крымские вина. Еще на одной фотографии под красивой шапкой «Вина России» полка была плотно заставлена литровыми кирпичиками Vino de Fruta «Абрикос» производства Гатчинского спиртового завода по 99 руб. 90 коп.

Я обошел пару дюжин магазинов – от сетевых супермаркетов до специализированных винотек – в поисках чудного нового мира. Он обнаружился в тесном «Ароматном мире» на окраине. Отдельной полки там, конечно, не было, площадь магазина не подразумевала такой роскоши. Зато в самом самом низу, сильно согнувшись, можно было углядеть искомую надпись «Не является вином» на ценниках «Русского шампанского» от «Абрау». «Мы сразу такие ценники выставили, вдруг проверять будут, – поделился здешний кавист Серега. – А с точки зрения продаж всем пофиг: народ "Абрау Блэк Лэйбл" берет влет. Все знают, что по цене-качеству это лучшее предложение. А надписи? А никто не верит надписям. На заборе тоже написано. Все знают, что "Абрау-Дюрсо" – это вино». Проверяющие, по его словам, в магазин не приходили.

Запросы, которые я направил в торговые сети с просьбой рассказать, как они готовились к новой винной реальности, вогнали в ступор пресс-службы. После нескольких дней раздумий прокомментировать изменения в торговле вином смогла только X5 («Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), которая де-факто признала, что ничего вообще не произошло. «В настоящий момент процедуры, при которых производитель российского вина обязан подтверждать место происхождения винограда для продукции, произведенной до вступления в силу обновленного закона, только прорабатываются», – вот что они ответили.

За линией этого винного фронта перемены все-таки произошли. «Абрау-Дюрсо», никогда не скрывавшая, что использует южноафриканские виноматериалы для нижних линеек, объявила о покупке «Юбилейной» – большой винодельни с 2,5 тысячами га виноградников на Тамани, чтобы в перспективе перейти полностью на свой виноград. Но «Юбилейная» всегда была известна на рынке работой с гибридами советской селекции типа достойного или виорики. Смогут ли эти сорта стать адекватной заменой понятному африканскому шардоне – большой вопрос. Все это тут же породило кучу конспирологии на винных форумах о том, станет ли «Абрау» так или иначе обходить запрет на балк.

© Игорь Родин

Питерские «Игристые вина» пошли другим путем. С прошлой зимы завод перешел на работу в режиме 24/7. До вступления закона в силу там делали вина из балка в невиданном количестве, пришлось даже арендовать еще один крупный склад: свои не вмещали сделанную продукцию. Теперь продукции должно хватить до Нового года и даже на начало 2021-го.

А 26 июня завод встал. Практически всех рабочих, а это около сотни человек, отправили в отпуск до лучших времен (не сообщив, когда эти времена наступят) и сократили треть офиса, это еще 50 человек. Назовем вещи своими именами: бессмысленный и неработающий закон оставил без работы 150 человек. Пусть теперь Дмитрий Киселев расскажет этим людям и их семьям о щедрости российского государства, поднявшего планку пособия по безработице до 12130 рублей. Ведь он этого добивался?

И самое ужасное, что все – и Дмитрий Киселев, и производители-виноделы, и продавцы в магазинах, и потребители – знают: надпись «Не является вином» на этикетках или на «позорных полках» в магазинах – пошлое и глупое вранье. Потому что это вино. Которое выглядит как вино, пахнет как вино и на вкус ничем от вина не отличается. И аргументы о защите и поддержке российских производителей тут неуместны.

Да, их надо защищать и поддерживать. И многие государства принимают протекционистские решения в поддержку своих. Вон Трамп ввел повышенные пошлины для французов, вызвавшие шок во Франции: теперь бутылка заурядного лангедока на полке в Нью-Йорке будет стоит около десяти баксов, и американский потребитель, конечно, предпочтет ей более дешевую калифорнию. Но даже Трампу, чья адекватность то и дело подвергается сомнению, не пришло в голову обязать маркировать французские вина надписью It’s not a wine. Потому что это была бы ложь. Глупое, наглое вранье. Но у нас другие традиции.

Левъ Голицынъ Коронационное Брют

Гордость виноделов петербургского завода «Игристые вина» может считаться символом вин, попавших под каток закона о вине. «Коронационное» из итальянского балка (заявлено 100% шардоне) было визитной карточкой завода и собрало россыпь международных наград в «резервуарной» категории. Но это не стало смягчающим обстоятельством на родине. Теперь это будет Коронационное Невино.

Фото на обложке: © Игорь Родин.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №134.

  • Денис Пузырев

    Автор телеграм-канала «Пьяный Мастер»

  • 10 ноября 2020

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari