Лукас Пихлер — интервью о традициях, новаторстве, моде на биодинамическое виноградарство
Лукас Пихлер: «Органика – хороший способ, но я не уверен, что лучший»

Лукас Пихлер: «Органика – хороший способ, но я не уверен, что лучший»

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

9 февраля 2021

Наше архивное интервью с Лукасом Пихлером: разговор о традициях, новаторстве, моде на биодинамическое виноградарство и об эпохе тектонических сдвигов в стилистике вин. 

Мой дед был не только виноделом, но кропотливым исследователем. Он сам рисовал карты наших виноградников, вел дневник погодных условий и занимался работой по отбору лучших лоз. Карта Лойбенберга прорисована вплоть до каждого растения, что стало основой для массальной селекции в 1928 году, которую повторили в 1956-м.

Дед искал лозы, дающие самые маленькие ягоды с высоким содержанием сахара. Это шло вразрез с мейнстримом, ведь после Первой мировой все хотели урожайность выше. Купить качественные клоны было невозможно, все питомники продавали самые продуктивные.

В 1983 году в Вахау была создана группа Vinea Wachau, куда вошли все без исключения производители региона. Цель была не собрать лучших из лучших, а защитить регион и контролировать происхождение, ведь до этого продажа и покупка винограда из соседних регионов была широко распространена. Также были введены три уровня качества Steinfeder (штайнфедер), Federspiel (федершпиль), Smaragd (смарагд). Классификация подоспела вовремя – в 1985 году случился скандал с антифризом и единственным регионом с незапятнанной репутацией остался Вахау (в 2020 году F.X. Pichler первыми вышли из Vinea Wachau и приняли правила нового DAC. – Прим. ред.).

© Андрей Ковалев

Стиль F.X. Pichler непросто описать словами. В первую очередь я бы выделил чистоту. Мы сочетаем традиционные и современные подходы к виноделию – урожай собираем максимально поздно, надолго оставляем на кожице, винифицируем до полной сухости в стали, а потом все смарагды отправляются в фудры на 6-9 месяцев. Это вина, которые спокойно выдерживаются 10, 15, 20 лет. Я родился в 1973 году и у нас осталось еще несколько бутылок, сделанных дедом. Среди откупоренных пока еще не встретилось ни одной угасшей.

Потенциал грюнер вельтлинера даже больше, чем у рислинга. Он не дает керосиновый тон, он становится мягче, более округлым, развивает сливочные ароматы и тона выдержки, как белая Бургундия. Это не шардоне и здесь нет нового дуба, но через 15 лет выдержки отличить наш грюнер от мерсо практически невозможно.

В Вахау бензольные тона развиваются в рислинге довольно медленно. Наш стиль рислингов – более мощные, насыщенные и алкогольные. В отличие от немецких, где из-за холодного климата выше кислотность и для поддержания баланса нужен остаточный сахар, мы можем делать абсолютно сухие вина.

Мой отец предпочитал иметь до 30% ботритизированного винограда в винах смарагд. В 80-х это было общее явление среди ведущих производителей, все хотели добиться большей плотности и концентрации. Ничего плохого в этом нет, но подобная стилистика маскирует некоторые терруарные особенности. Я предпочитаю собрать раньше без ботритиса, поэтому сегодня у вин F.X. Pichler алкоголь ниже, чем был 10-15 лет назад.

© Андрей Ковалев

© Андрей Ковалев

Подобный сдвиг нужно рассматривать более глобально, чем только в стиле вина. Раньше единственной высокой кухней считалась французская, где много сливочного масла, насыщенных соусов и плотных текстур. Со временем вкусы меняются, сегодня в моде нордическая кухня, более легкая, исходный вкус продуктов не стараются изменить или слишком приукрасить.

После учебы я два года проработал в Пфальце, а с 1997 года – на семейной винодельне. Первые три винтажа мы сделали вместе с отцом, он научил меня не усердствовать с анализами, а больше полагаться на сердце и нос. Он не всегда согласен с моими инициативами, но понимает, что прогресс не стоит на месте.

На пологих виноградниках, где можно применять трактор, мы стараемся оставаться в рамках органического виноградарства, делаем свой компост, однако на террасах это практически невозможно. Органика – хороший способ, но я не уверен, что лучший. 3-4 кило меди на гектар виноградника в год – а именно столько по факту используют при полном отказе от фунгицидов, – так ли это натурально?

Интересно смотреть, как развивается движение вин без сульфитов, но не более того. Как только вы отпускаете вино в свободный полет, вы теряете фруктовость, характер терруара и винтажа. Натуральные вина бывают хорошими, но в поисках уникальности они потеряли свое лицо: ни стиля производителя, ни сортовых особенностей, ни особенностей терруара, лишь окисленность и мутноватый цвет.

© архив SWN

© архив SWN

Вахау скорее напоминает долины Мозеля или Рейна, чем соседний Кремс или Кампталь. Лойбен (крю Steinertal и Loibenberg) находится в восточной части Вахау, это самая теплая зона. В широкую долину заходят теплые ветры из Паннонии, которая начинается от границы Бургенланда и Венгрии, а с лесов на вершине холмов дуют прохладные ветры. Сочетание сугубо континентального климата с холодными ночами, высокой солнечной активности с отражением от реки и крутых террас на твердых каменистых породах делает нашу зону уникальной.

Фото на обложке: © Андрей Ковалев.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №107.

  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 9 февраля 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari