О фильме Wine Reflections
О фильме Wine Reflections из первых уст

О фильме Wine Reflections из первых уст

Биссо Атанасов

Автор

21 мая 2021

Творческая работа сопряжена со множеством трудностей (художников и артистов не все всегда понимают, да), но она неизменно приносит радость и полна историй, о которых потом можно вспомнить с улыбкой на лице. Чтобы приоткрыть дверь на «кухню» съемок Wine Reflections, Биссо Атанасов поговорил с соучастниками творческого процесса.

Кино о вине. Обычные зрители, те, кто «не из вина», редко догадываются, что оно есть. Винные профессионалы считают, что его слишком мало. И если за «обывательский» жанр иногда берутся даже небожители (Ридли Скотт с его «Хорошим годом»), а в ролях проскакивают оскароносные актеры (Рассел Кроу, Марион Котийяр, Алан Рикман и т. д.), то о «профессиональном» жанре известно мало даже той же профильной публике. В 2008 году я случайно попал на 15-е издание международного конкурса Oenovideo во Франции, был глубоко впечатлен некоторыми полотнами. Настойчивые попытки привезти даже часть той конкурсной программы в Россию кончились неудачно: оказалось, что фестивальное кино о вине – это такая вещь в себе, конь в вакууме, который больше никому не хочет показываться.

Виталий Музыченко © архив SWN

Когда пару лет назад я узнал о том, что Анатолий Корнеев придумал снимать фильм о вине, пригласив Виталия Музыченко, я очень обрадовался. Во-первых, Виталий – гений пера, он пишет редко, но написанное им пробирает до слез. Во-вторых, он настоящий профессионал от вина, значит, все должно было получиться от сердца, с правильной точки зрения и без ляпов. Далее он меня попросил, в качестве вечной Бабы-яги русскоязычного винного интернета, вычитать сценарии на предмет шероховатостей, потом пару новелл я посмотрел в сыром виде до монтажа окончательной версии, чтоб подчистить места, где у него были сомнения. Я даже успел побывать один день на съемках в Италии, правда, в Тоскане меня навигатор привез не туда, и пришлось догонять съемочную группу в Венето.

В разговоре участвовали:

  • Виталий Музыченко, сценарист и режиссер
  • Анатолий Корнеев, автор идеи
  • Александра Корнеева, генеральный продюсер

Вопросы задавал Биссо Атанасов, консультант по сценарной части.

Анатолий: Я не знал, например, что оборудование для съемок – это целый грузовик стоимостью полмиллиона евро, что на время пользования его надо как-то специфически страховать.

Трудно ли снимать кино вообще и кино о вине в частности?

Анатолий: Кино – это магия. Во-первых, точно так же, как в вине, обыватель себе не представляет, труд скольких людей с самыми разными функциями стоит за всем этим. Я не знал, например, что оборудование для съемок – это целый грузовик стоимостью полмиллиона евро, что на время пользования его надо как-то специфически страховать. Что есть такие профессии, как фокус-пуллер (focus-puller), который занимается совместно с оператором и режиссером наведением фокуса на нужные места в каждом кадре. Не до конца осознавал, что делают звуковики или осветители. А в нашем проекте очень важно, что у нас сценаристом, режиссером и монтажером был Виталий в одном лице. Режиссеры, как правило, не занимаются монтажом, так как им жалко выбросить некоторые сцены, особенно если они давались с трудом. А фильм должен смотреться на одном дыхании, и Виталий с этим справился.

Александра: Кино снимать не трудно, хорошее кино – очень трудно. Если на ранних стадиях наши идеи склонялись скорее к «чему-нибудь простенькому», но качественному, то когда мы уже взялись за дело, поняли, что «простенькое» не получится и необходимо делать все профессионально. Что же касается фильмов о вине, я бы сказала, что их делать легче и уж точно приятнее, потому что за плечами стоит винная отрасль, которая дружелюбнее и более открыта людям, готова помочь и поддержать. Например, если бы не помощь Шалвы Хецуриани и его семьи, мы бы попросту не смогли снять новеллу в Грузии; так произошло и в Италии, где с нами на площадке дежурил чуть ли не весь состав «Бертинги», во Франции и в Англии нас тоже поддерживали тамошние друзья и эксперты от вина.

Бэкстейдж со съемок в Грузии © архив SWN

Виталий: Снимать не трудно, если тебе нравится это делать. О вине тоже было несложно снимать, так как мы все понимали, что снимаем, не нужно было что-то дополнительно изучать, ковыряться. Сложности возникали в основном технические, так как мы в Англии и Франции снимали в действующих ресторанах, найти их было отдельной проблемой, а в мишленовском ресторане во Франции, на второй день, нам сообщили, что мы делаем много шума и беспокоим 80-летнюю мать владельца и шефа, отказывались отключать музыку.

Оказалось еще, что при съемках кино о вине нужно очень много бокалов и они должны быть всегда чистыми – у нас был отдельный человек, который занимался только их натиранием.

Виталий: Зураба Кипшидзе нашли чудом. Я поехал к нему из Тбилиси в Батуми. Он согласился принять и посмотреть сценарий. В жизни это совсем другой человек, он такой грузинский Мик Джаггер.

Кино о вине что видели до этого, что понравилось или наоборот?

Анатолий: Виноделие и кино – это многомиллиардные индустрии с долгой историей, но, как ни странно, они очень редко пересекаются. Хотя, если взять «На обочине», – это низкобюджетное (по голливудским меркам) кино, обошедшееся создателям в 19 млн долларов, сделало кассу в 71 млн. Значит, такое кино может быть прибыльным и без взрывов, крови и спецэффектов. Не говоря уже о том, как оно глобально сказалось на потреблении вина, в одночасье предав анафеме мерло и возвысив пино нуар. Вот «Хороший год» мне не очень нравится.

Александра: Это довольно узкая специфика кинематографа: художественных фильмов, интегрирующих вино, не так уж и много. Собственно, именно это нас и вдохновило на наш проект, где вино стало полноценным действующим лицом, наш фильм – о вине и людях. Но привлекает ли это публику к винной теме в кинематографе? Прежде чем приступить к съемкам, мы в общем и целом насчитали 24 фильма о вине. Возможно, это не совсем точное количество, но в любом случае такой узкий круг винной тематики в кинематографе удивляет, слегка разочаровывает, но одновременно и дает простор для творчества.

кадр из новеллы «Месса» © архив SWN

Как быстро актеры входили в винную тематику?

Виталий: Самый первый кастинг был в Грузии. Мы туда заранее летали с Сашей в поиске актеров. Те актеры, которых нам предлагали сначала, были театральными и откровенно слабыми для кино. Зураба Кипшидзе нашли чудом. Я поехал к нему из Тбилиси в Батуми. Он согласился принять и посмотреть сценарий. В жизни это совсем другой человек, он такой грузинский Мик Джаггер. И вот на моих глазах, пыхтя сигаретой прямо при мне, за журнальным столиком, с чашкой кофе, в черной футболке, узких джинсах и незашнурованных желтых тимберлендах он к третьей странице сценария превратился в моего героя. В старика с болью в груди. Это было очень... круто.

Александра: Зураб с сыном так классно сыграли, что, кажется, я была не одна на площадке, кому было страшно подходить к ним во время их экранного конфликта, даже после слов «Стоп. Снято!».

кадр из новеллы « Корни» © архив SWN

В большинстве своем наши актеры очень быстро и легко понимали винные штучки, термины или моментально вживались в свои образы. многие эпизодические актеры либо сразу пропитывались винной тематикой и эстетикой, либо проявляли живой интерес к ней: так, я помню, мне даже пришлось прочитать небольшую лекцию об истории кюве Cristal дома Louis Roederer нашему «метрдотелю» в лондонской новелле, настолько его это заинтересовало. Если и были актеры, с которыми было сложно работать поначалу, то Виталий прекрасно с ними справлялся. 

Даже когда у нас пару раз срывались эпизодические роли, Виталий мог потратить полчаса-час съемочного времени, чтобы превратить по факту человека с улицы в настоящего актера.

А потом я часто слышала, как обсуждают и даже хвалят именно эти эпизодические роли.

кадр из новеллы « Шалость» © архив SWN

Виталий: Могу припомнить момент, когда наш итальянский священник обедал отдельно от нас, чтобы, наоборот, не выходить из образа. Еще на протяжении всех съемок мы пили вино со съемочными группами в обед и ужин. Для многих это было в новинку, мол, а что, так можно было? Но они с удовольствием пользовались этой спецификой съемки фильма о вине.


Самая легкая и самая сложная страна для съемок?

Александра: Самая легкая – Грузия. Сложно ее не назвать, когда в каждый обеденный перерыв столы ломятся от хачапури и прочих грузинских блюд и зелени, а каждый радушный сосед наливает свое вино всем членам съемочной команды. Главное – успеть закончить трапезу до того, как принесли чачу.

Самая же сложная страна для нас была Англия. Но это скорее связано с построенным англичанами усложненным аппаратом. В Англии на площадке было в три раза больше людей, чем в других странах. Но в целом каждая страна была по-своему легкой и сложной, ведь кино – это в первую очередь люди, а люди нам, на удачу, попались все прекрасные.

Виталий: Легче всего в Грузии, конечно. Труднее всего в Англии, например, художник в труппе просто сидела на площадке и занималась другими своими делами, а я за нее натирал бокалы. Еще в Англии у нас сорвался первый кастинг: выбранные через платное агентство актеры за неделю до съемок дружно прислали отказы, потому что оказалось, что в Англии нельзя сниматься в кино, где рекламируется или упоминается алкоголь, если тебе меньше 25 лет. И нам пришлось искать заново актеров в последний момент.

Италию и Францию снимали одной поездкой весной 2019-го. Было сложно из-за нехватки времени, всего по три съемочных дня на страну, а у нас было много локаций. Очень торопились. 

Бэкстейдж со съемок в Италии © архив SWN

Во Франции снимали в Систерона, это красивый, уютный, ухоженный городок в Провансе, в 100 км в горы от Марселя. Здесь со съемками очень помог Мишель Гарнеро (Мишеля хорошо знают винные профи в России, так как он много лет читал лекции о химии вина в Школе вина «Энотрия». Прим. ред.). Это его городок, он нас туда и позвал, и помог с организацией. Душевный парень, сразу чувствуется, что итальянские корни.

Систеронская полиция тоже поучаствовала: проезд с сиреной по городу – настоящий, в полицейской машине. Для такого городка полиция на большой скорости с маяками – целое событие. У нас потом попросили видео, чтоб его использовали как учебное пособие для полицейских, потому что у них это редкость.

Александра: Моя любимая история из Франции: наш актер-азиат благодарил нас со слезами на глазах за то, что мы утвердили его на положительную роль, так как обычно он играет только отрицательных героев.

Идеи новелл из жизни или придуманные?

Виталий: Да, по большей части это истории из жизни. Француза-шовиниста наблюдали, наверное, все, кто ездил по Франции с посещением винных домов: местные в массе своей смотрят на всех свысока. Хотя этого писали не с конкретного человека, это собирательный образ. Проблемы отцов и детей (грузинская новелла) в винной отрасли тоже не новы. Английская новелла полностью придуманная, можно сказать, это случай, родившийся после бутылки вина. А вот в разрезе итальянской истории на меня повлиял случай, когда уволенный рабочий Джанфранко Сольдеры пробрался в погреб и спустил все вино из емкостей в канализацию. По сценарию у меня итальянский священник должен был вылить вино на землю в знак протеста, но все были против, мол, священнослужитель никогда не будет всуе проливать «кровь Христа», потому в фильме он вино просто раздает, хотя очень резко настроен против этого нового мира машин и денег.

кадр из новеллы «Месса» © архив SWN

Самые веселые случаи во время съемок?

Александра: Их было очень много, за каждым стоит история. Из моих самых любимых, например, в грузинской новелле есть эпизод, где отец Пето снимает улитку с виноградной лозы и дает ее сыну Хвиче взамен телефона, «чтобы руки отдохнули». Накануне съемок мы проверили виноградники на наличие улиток, они там были в изобилии. Однако в день съемок улиток не оказалось. Найдя штук пять в округе, мы с ужасом поняли, что улитки не «приклеиваются» к листьям лоз. Видимо, для них это был жуткий стресс. Поэтому нам пришлось клеить улиток на двустороннюю клейкую ленту. Сразу хочу заявить, что ни одна улитка не пострадала, после съёмок скотч был аккуратно снят, и они были отпущены домой к семьям.

Другая история, тоже произошедшая в Грузии, касается того, как мы «делали град». Просто замораживали лед в морозилке, а затем дети из местных деревень подбрасывали его вверх, а пожарная машина «устраивала дождь». Виталий сам под конец держал шланг, так как раньше служил пожарным. Еще одна моя любимая история из Франции: наш актер-азиат благодарил нас со слезами на глазах за то, что мы утвердили его на положительную роль, так как обычно он играет только отрицательных героев во французских фильмах и сериалах. Это, наверное, к теме о расизме в кинематографе. И конечно, была целая эпопея, как мы взрывали «Кристаль» в Лондоне, ведь на это у нас мог быть только один дубль!

кадр из новеллы «Шалость» © архив SWN

Виталий: «Кристаля» у нас было два магнума 2005 года и фактис 1982 – дублер. Оказалось, что пробка вылетает хорошо, но вот шампанское не пенится и не выходит столбом даже в теплом и хорошенько взболтанном виде. Я тряс бутылку как мог. Сняли выстрел с пятого дубля. Сложно было дождаться, когда пробка сама выйдет. Вставлял ее обратно с усилием. Взбалтывал бутылку и выходил из кадра. Пару раз не успевал выйти, или, наоборот, приходилось ждать по 10 минут с включенной камерой. Икра была искусственной, плюс привезли из Азербайджана полкило натуральной, ее сверху выкладывали на искусственную. Хватило 250 граммов. Так что после окончания съемок мы с оператором, Сашей и ассистентом оператора выдули открытый, но полный магнум «Кристаля» с 250 граммами черный икры в уютном таунхаусе в центре Лондона.

А самая смешная история у меня связана с Анатолием в Италии: он всячески упирался и громко возражал против похода в «Макдональдс», когда нам нужно было быстро перекусить. В итоге нам таки пришлось посетить это богоугодное заведение, а что делал при этом Анатолий, мы лучше не будем рассказывать публике. Второй случай был в Лондоне, когда священник, на этот раз настоящий, накинулся на нас с проклятиями, что мы сгорим в аду за то, что посмели поставить съемочное оборудование на тротуар, принадлежащий церкви, где он служил.

От себя добавлю, что в тот день, когда я был на съемках, отправляясь на обед, водитель при маневре «поранил» дорогой моему сердцу Simple-мобиль, что потом стало поводом для шуток. И во время трапезы целый час команда хохотала, иногда отдельно русские, отдельно – итальянцы, иногда все вместе. Потому что снимать кино – это всегда весело. Приятного просмотра!

Wine Reflections

Wine Reflections в 2020-м участвовал в нескольких международных фестивалях, в том числе в Фестивале российского кино «Окно в Европу» и San Diego Film Festival, где прошел в основную конкурсную программу, получил награды за «Лучший сценарий» и «Лучшую художественную постановку» на Seattle Film Festival, стал финалистом Helan Hong Golden Tree Film Festival в Китае и там же взял золотую медаль как лучший художественный фильм о вине. Забавно, что в Сиэтле получили приз за лучшую работу художника-постановщика, которого по факту в команде не было: Виталий с оператором сами заполняли кадр красотой.

Фото на обложке: © архив SWN.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №140.

  • Биссо Атанасов

    Автор

  • 21 мая 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari