Объявлены 100 лучших российских вин по версии Forbes
Объявлены 100 лучших российских вин по версии Forbes

Объявлены 100 лучших российских вин по версии Forbes

Объявлены 100 лучших российских вин по версии Forbes

Первая Винная ассамблея Forbes подвела итоги первого ежегодного рейтинга Top100wines.ru.

Винный рынок России и ожидания потребителей

Деловой понедельник 13 декабря начался с бизнес-конференции, которая состояла из двух частей. Вопросы регуляции рынка обсудили Алексей Плотников, исполнительный директор созданной всего две недели назад долгожданной Федеральной СРО, Леонид Попович, президент Союза виноградарей и виноделов России, Андрей Коробка, заместитель губернатора Краснодарского края. 

На второй сессии мнениями поделились представители крупного производства и дистрибьюторы в лице Александра Кретова, управляющего акционера группы компаний «Ариант» («Кубань-Вино»), Петр Романишин, генеральный директор «Фанагории», Павел Титов, президент «Абрау-Дюрсо», и вице-президент группы компаний Simple Анатолий Корнеев, а также представитель Российского союза туриндустрии Елена Порман. В рамках повестки продвижения российского вина обсудили пути борьбы за винного покупателя, маркетинговые концепции, а также перспективы развития винного туризма. 

Из сказанного

Алексей Плотников: «Если нам удастся нанести Россию на винную карту мира, сделаем большое дело. Более 62% владельцев виноградных насаждений, согласно Федеральному Реестру, 109 компаний из всех винных регионов, проголосовали две недели назад за создание ФСРО, и мы благодарны Минсельхозу за доверие, мы внутри отрасли, мы будем регулировать ее самостоятельно».

Андрей Григорьев: «Мы дегустировали более 300 вин, и из них 162 вышли в финал».

Леонид Попович: «Еще 15 лет назад, когда я говорил "российское вино", на меня показывали пальцем и смеялись. Сегодня мы имеем полное право называться винодельческой державой, имея собственный Закон о вине. Сегодня в инвестициях в отрасли задают тон те, кто уже в ней работает. Создавая виноградник, вы делаете его для своих внуков, что касается окупаемости».

«ЗГУ никто не будет вводить принудительно. Первые ЗГУ у нас появились там, где хотели виноделы – в Краснодарском крае, и они были утверждены краевой администрацией и как объекты интеллектуальной собственности зарегистрированы в Роспатенте. В других регионах, как в Ростовской области или Ставропольском крае, зарегистрировали только региональные ЗГУ, делить на районные ЗГУ их теперь придется в соответствии с ФЗ-468. Самое главное, не потерять уже созданное».

«У нас все вина качественные, пока мы сами не ввели какую-либо градацию качества: сильные, средние и слабенькие, например. Они все соответствуют требованиям и определению ФЗ-468, что такое вино».

Павел Титов: «Ситуация у нас была уникальная. Поскольку мы специализируемся на "пузыриках", количество дешевого игристого, с которым приходилось конкурировать, просто зашкаливало. Тогда мы решили занять новую, премиальную, нишу,  до 1500 рублей, и самое сложное было убедить потребителей, что в этом сегменте мы легко убираем базовые просекко и прочий импорт. Но мы были уверены в качестве, верили в наш продукт – а дальше уже маркетинговое позиционирование: акценты на историю бренда, на винный туризм и уникальное место и подтверждение уровня качества медалями международных конкурсов. Это сработало, и в количественном, и, главное, в репутационном показателе. Но мы держим модель "Для расширенного круга потребителей", миллионы бутылок в премиальном сегменте».

Петр Романишин: «Нам удалось сломать стереотип, что премиальный означает не только качественный продукт, но и дорогой, брендом "Крю Лермонт"». 

«Одна французская сеть обратилась к нам с предложением, и мы уже отгрузили около 25 тыс. бутылок уровня "Крю Лермонт" и "100 оттенков". Восемь позиций, включая такие сорта, как саперави и красностоп. Наши вина будут на полке 9-15 евро, вполне конкурентная среда».

Анатолий Корнеев: «Мое предложение – создание площадки для обсуждения с профессиональными игроками эффективных методов воздействия на рынок, и в том числе премиумизацию. Потому что моя практика подсказывает: российское вино не может быть дешевым. Внимание: не дорогим, но не дешевым. У нас колоссальный кадровый голод, до 50 тыс. га виноградников из наших 90 тыс. га с небольшим предназначены под дистилляцию – и это не лучшие посадки, старые, разреженные и больные, у нас нет рынка качественных саженцев, мы зависим от импорта – везем комплектующие из-за границы. А еще большинство наших малых предприятий в ближайшем будущем будут вынуждены создавать прецеденты доверительных отношений с потребителями, не отнимая полку у импорта. Для этого нужно сделать простую вещь – заставить поверить. Мы, как компания, которая за один пандемийный год увеличила объемы продаж российского вина в пять раз, говорим о миллионах бутылок, и мы очень долго искали таких поставщиков и смогли объяснить им наши задачи. Мы выпустили на рынок новую форму, новый экспириенс, который говорил о синергии, проект «Большое русское вино», объединивший нескольких среднего размера производителей терруарного уровня. И я ответственно говорю: не может российское вино быть существенно дешевле 400 рублей, а водораздел премиальности проходит, видимо, по цене 700-750 рублей, эквиваленту 10 долларов. Вложите сюда качество, надежность и стабильность поставок, и потребитель – как на примере нашего проекта – вам поверит и пойдет за вами».

«С "Большим русским вином" мы работаем в сегменте премиум и супер-премиум, начиная с 700 руб. и ограничивая 2500 руб., неся на себе нагрузку всей маркетинговой коммуникации».

 

Из услышанного в кулуарах

  • Зеленая энергетика спасет владельцев удаленных виноградников – солнечные батареи выгоднее прокладки стандартных электросетей.
  • Лизинг техники и оборудования выгоден только «физикам» – «нормальные» предприятия, согласно текущему законодательству, имеют право пользоваться им только после полного выкупа.
  • Нам нужны дроны. В этом году после летнего шторма, погубившего до 30% урожая, испытали дрон с оборудованием для опрыскивания. Точечно надо работать, не по площадям. Пока есть ограничения по весу до 30 кг и полетной высоте до 100 м, виноделы будут придумывать «схемы».
  • На некоторых виноградниках до сих пор болото после августовского мезоциклона.
  • Месяц назад в Крыму усилиями компании «Сатера» районировали шенен блан. Первые игристые из него закладывают на ближайшие два-три года на выдержку, пободаемся с сомюрами.
  • В ФСРО можно, конечно, не вступать. Но лицензию ЗГУ/ЗНМП не дадут, останешься на «столовых».
  • Получится у «Почты России» с онлайн-торговлей, как считаешь?
  • РАР нас не отпустит.
  • Саженцы в Европе подскочили в цене до 25-28 евроцентов/шт. – заморозки, отсутствие рабочих рук, и град добил.
  • СВВР плавно растворяется в ФСРО. Леонид Львович переходит в ревизионную комиссию.
  • Суть виноделия – это техническое регулирование, ничего более.
  • Те вина, которые Роскачество своими исследованиями «Винный гид России» забанило, разве их из торговых сетей отозвали?

Вопрос года из зала

Почему в списке материального наследия ЮНЕСКО до сих пор нет какого-либо российского вина?

Фраза года от дистрибьютора российского вина

Импортные вина отняли у нас полку.

Локомотив малого виноделия

Кира Ефимова (Le K2), создающая собственный виноградник и винодельню с нуля, успела поставить в тупик и представителей «Росагролизинга», и обрушить проблемы КФХ и севастопольского виноделия на голову только приступившему к обязанностям представителя ФСРО. Кажется, Севастополю крупно повезло с одним из лидеров.

Ведущие церемонии Дарья Мороз и Николай Усков. Фото: © Forbes Congress

Ведущие церемонии Дарья Мороз и Николай Усков. Фото: © Forbes Congress

Первая сотня рейтинга

Конкурсы и сравнительные дегустации для наших виноделов вещь не новая, но рейтинг как таковой никогда не составлялся. Forbes, как структура, рейтингующая все и вся, взялся и за винную тему усилиями хорошо известных в винной тусовке и заслуживших доверие Андрея Григорьева и Игоря Сердюка. 

Даже сейчас, когда российское вино в тренде, им пришлось столкнуться с неверием, что 100 хороших вин получится набрать. Но выбирать лучших экспертному совету Top100wines.ru пришлось из 300 вин и более 60 брендов. Структура списка оказалась соответствующей структуре потребления вина в России – в нем 55 красных, 31 белое, 14 игристых. 

То, что итоги рейтинга вызовут недоумение, непонимание и несогласие, было ясно с самого начала – такова традиция соревнования в нашей стране. Тем более что методика рейтинга не совсем прозрачна: органолептическая оценка, полученная образцом на финальной дегустации, была основополагающим, но не единственным фактором, определившим место вина в рейтинге. Образцы с более высокими баллами оказались позади вин с более низкими. Организаторы поясняют, что учитывали рыночные факторы: прежде всего доступность для потребителя – розничную цену и объем выпуска, а также маркетинговые активности. 

Еще из интересных итогов

  • Пино нуар по-прежнему популярен среди виноделов, и первое место вина из этого сорта – тому подтверждение. В целом, в рейтинге их семь. 
  • Каберне фран подтверждает, что в наших условиях в качестве моносорта интереснее по многим параметрам, чем каберне совиньон, – места 2-е и 3-е.
  • Из 100 более половины, 63 места, за Краснодарским краем, 31 место заняли крымские вина, что отражает текущую производственную ситуацию как по объемам, так и по качеству.
  • При ограничении количества образцов по четыре места в сотне получили крошечное КФХ Узунов и гиганты «Кубань-Вино» и «Абрау-Дюрсо».
  • В первой десятке отметились все представители «тяжеловесов» российского виноделия – «Кубань-Вино», «Фанагория» и «Абрау-Дюрсо».
  • Из автохтонов белые отсутствуют напрочь, красные отметились пятью позициями.
  • Виноделы предпочитают моносортовые вина – 77 позиций. Потребители пока свое веское слово не сказали.

Петр Романишин, «Фанагория». Фото: © Forbes Congress
Павел Титов, «Абрау-Дюрсо». Фото: © Forbes Congress
Сергей Бескоровайный, «Бельбек». Фото: © Forbes Congress
Фото: © Forbes Congress
Фото: © Forbes Congress
Фото: © Forbes Congress
Петр Романишин, «Фанагория». Фото: © Forbes Congress
1/6

ТОП-10 первой сотни Forbes

  1. Имение Сикоры Пино Нуар Семейный резерв 2018
  2. Esse Каберне Фран 2018 
  3. Бельбек Каберне Фран 2018
  4. Абрау-Дюрсо Victor Dravigny Brut Rose 2018
  5. Винодельня Кубань-Вино Высокий Берег Мерло Выдержанное 2017
  6. Винодельня Мысхако Черное из Черного 2020
  7. Усадьба Перовских Лимитированная Серия Сира 2019
  8. Golubitskoe Estate Шардоне Выдержанное 2019
  9. Фанагория Formula Q 2016–2019
  10. Золотая Балка Cuvée de Vitmer 2017

Винодельня года 

«Сатера»

Фото: © Forbes Congress

Марианна Классова, «Сатера». Фото: © Forbes Congress

Все результаты можно увидеть по ссылке Top100wines.ru

Фото на обложке: © Forbes Congress.

Статьи по теме:
  • Валерия Труфакина

    Автор

  • 16 декабря 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также