Что на другом краю России — Курилы от первого лица

Курилы от первого лица

Василий Шомов

Колумнист SWN

16 октября 2020

Василий Шомов специально для SWN рассказал, что там – на другом краю России. 

Мы летели, плыли, ехали и шли по маршруту Москва – Сахалин (Южно-Сахалинск) – Курилы (Кунашир/Южно-Курильск) 10372 км. Зачем? Для того чтобы своими глазами увидеть, как там, на другом краю России. Чтобы проверить, правду ли говорят, что здесь особенная природа, вулканы, геологические феномены, горячие источники и озера, растения-эндемики, дикие животные, птицы и поражающие красотой виды. Все оказалось правдой. А еще на острове Кунашир, нам были рады и вкусно кормили.

Прежде чем сесть в самолет и начать двигаться в сторону Кунашира, я исследовал тему жизнеобеспечения в Южно-Курильске – главном поселке острова с населением 7000 человек. Номер в 2-х этажной гостинице был найден в интернете и забронирован. И хотя в программу тура все было включено, я, дабы предельно прояснить вопросы питания, стал читать заметки людей, побывавших в тех краях. И обнаружил пост о столовой «Дома дружбы между русским и японским народами», вернее, даже не о столовой, а о женщине, которая делает здесь головокружительно вкусные котлеты и изумительные маринованные гребешки. Увидев фотографии столовой и умелицы-поварихи, я вполне удовлетворился – голодными не останемся!

«Дом дружбы между русским и японским народами», построенный японцами в 1999 для путешественников обеих стран и японских моряков, швартующихся в порту, оказался совершенно непритязательным двухэтажным зданием с двух, четырех, восьмиместными комнатами и столовой, где обувь, на японский манер, принято оставлять при входе. И оказалось, что питаться мы будем именно в этом самом теплом, сытном и покойном месте. Мало того, войдя в столовую, я сразу же узнал женщину-шефа, руководившую на открытой кухне! Узнал ее приветливую улыбку и живые глаза.

«А ваши котлеты очень хвалят. Мы – из Москвы, а про них слыхали!». Она рассмеялась: «Я вам завтра их приготовлю! Садитесь, кушайте, устали, небось, с дороги!»

Мы сели и принялись за рыбный суп, салат с корейскими мотивами и мясо с гречневой кашей. Я краем глаза поглядывал на властительницу кухни. Именно властительницу – среди поварих и судомоек, работавших на кухне этой небольшой столовой, она была не только старше всех, но выглядела безусловным лидером – фронтвумен – питание посетителей шло по ее сценарию и в полном соответствии с разработанным ей меню. В процесс кормления туристов и заплывающих на остров корейско-японских рыбаков эта невысокая, крепкая женщина лет шестидесяти пяти, словно вкладывала самою себя. Ловкими, спорыми движениями она наполняла тарелки, успевая улыбнуться и сказать какие-то добрые слова каждому, попутно поясняя нюансы приготовления блюд.

© Василий Шомов

© Василий Шомов

А когда группа путешественников, вернувшаяся из кальдеры вулкана Головнина и после купаний в горячем целебном озере, стуча ложками, уписывала ужин, главная повариха зорким глазом следила за теми, кому требуется добавка.

С первого дня мы с женой почувствовали расположение этой женщины, своим добросердечием и теплом, напомнившей маму. Мы отвечали ей взаимностью, искренне нахваливая то, что она готовила. А готовила она сытно и вкусно, регулярно интересуясь, что бы мы хотели на ужин или завтрак. И на столах появлялись вкуснейшие сырники и каши, специально приготовленная местная сима (рыба из семейства лососевых, небольшая такая, с розовым мясом) и овощные салаты с азиатскими добавками, компоты из местных ягод, свежие (не переваренные!) креветки и те самые, чуть подмаринованные в горчичном соусе, час назад выкопанные на литорали во время океанского отлива, огромные тихоокеанские гребешки и, конечно, легендарные котлеты. Еда была не слишком затейлива (продукты в массе своей на острове привозные), но приготовлена она была с душой.

Звали шеф-повара Алина Ивановна. На второй день мы ближе познакомились с нашей кормилицей. Предложив мне добавки, она как-то очень доверительно сказала: «Ваша пара мне напоминает меня и мужа. Вижу, как вы любите друг друга. Мужа я похоронила шесть лет назад…». Мы разговорились. Алина Ивановна рассказала, что родилась под Брестом, что окончила институт в Одессе, а потом в 70-х, совсем молодой, вместе с мужем приехала на Курилы работать – деньги в советское время на Дальнем Востоке платили хорошие, да тут и осталась. Здесь родила дочку, а сейчас не нарадуется внучке.

После очередного ужина жена спросила у Алины Ивановны про ингредиенты для какого-то салата и через пять минут получила на страничке из школьной тетрадки рецепт, написанный аккуратным почерком. Они еще поговорили о чем-то, и вернувшись за столик, жена сказала: «Алина Ивановна спросила меня, любишь ли ты колбасу?». «Отлично!», – я улыбнулся. Вечером на моей тарелке красовалась удвоенная порция колбасных изделий.

Вдалеке – вулкан Тятя. Часто закрыт облаками и невидим © Василий Шомов

Как-то сбежав от нашей энергичной группы, ушедшей любоваться на фумарольные поля вулкана Менделеева, мы, захватив из чемодана бутылку шампанского, отправились бродить по острову – смотрели с отвесного берега на мерно накатывающие волны, на почти 2000 метровый вулкан Тятя (по-японски он звучит, как Чача-Напури, что в переводе с японского означает «Отец-гора») и контуры Хоккайдо – в ясную погоду остров совсем близко.

Расположившись в безлюдных дюнах на берегу, мы открыли вино, не пожалев, что тащили его из Москвы и несколько предзакатных часов посвятили Тихому океану, его пространствам, прибою, ветру, крикам чаек и друг другу. Как ни удивительно, но эти мгновения оказались одними из самых памятных. Это ведь бывает очень нужно – исчезнуть, почувствовать себя на краю земли, на краю Ойкумены, понять, что это твоя Земля, твоя Вселенная и ощутить, что рядом с тобой только любимый человек. Как тут не согласиться с Рэем Бредбери, сказавшим, что половина удовольствия в путешествии заключается в эстетике потерянности.

Накануне отъезда, на ужин Алина Ивановна приготовила отбивные. И так это все было аппетитно, что, принимая тарелку из ее рук, я ляпнул: «Эх, под такую закуску бы выпить!». «Хотите? У нас есть…», – произнесла это она как-то совершенно естественно и по-человечески, улыбнулась и, достав из большущего кухонного холодильника бутылку водки, а из шкафчика рюмку, налила мне. Я смутился – неловко получилось – выпросил. Она заметила это: «Ну что вы, что вы… Поешьте и выпейте с удовольствием. Я еще налью». Я поблагодарил и выпил. От горячей еды и водки прошла усталость городского человека, на неделю оказавшегося среди бескрайних небес, заповедных троп, тростниковых зарослей в человеческий рост, кипящих озер, сернистых испарений и курильских медведей.

© Василий Шомов

© Василий Шомов

На прощание, перед отправкой в порт, я сфотографировал Алину Ивановну с внучкой, чтобы вы, если вас забросит судьба на Курилы, узнали заботливую добрую женщину, которая живет на далеком острове Кунашир. Чтобы передавали ей привет из Москвы и кланялись.

Фото на обложке: © Василий Шомов.

  • Василий Шомов

    Колумнист SWN

  • 16 октября 2020

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari