Новая страница истории Louis Roederer | Simple Wine News
Новая страница истории Louis Roederer

Новая страница истории Louis Roederer

Новая страница истории Louis Roederer

По случаю российской премьеры Collection, нового кюве знаменитого дома, Валерия Тенисон отправилась в Шампань, чтобы поговорить с главным виноделом Louis Roederer Жан-Батистом Лекайоном.

14 сентября. Реймс. На улице унылая питерская погода. Чувствую себя как дома. Я приехала в Шампань встретиться с давним знакомым, шеф-де-кав Champagne Louis Roederer – Жан-Батистом Лекайоном. В здании винодельни идет масштабный ремонт, рабочие снуют туда-сюда, устанавливают мраморную стойку зала для дегустации и вешают кристальные (пардон, хрустальные) люстры. Скоро все это великолепие откроют для посетителей.

Жан-Батист принимает меня в своем просторном офисе. Главная цель визита – обсудить и, конечно же, попробовать новое кюве – Collection 242, которое пришло на смену любимому многими Brut Premier. Collection – ассамбляж нескольких миллезимов, multi-vintage blend. Его основа – вино 2017 года и начатый в 2012 году réserve perpétuelle. «242» – это порядковый номер урожая 2017 года со времени создания дома.

20140901-3-days-in-Champagne-40885-Edit-min.jpg

Жан-Батист Лекайон. Фото: © Андрей Ковалев


Жан-Батист предлагает начать с дегустации нового кюве. На часах 10 утра, но отказываться неприлично. Ароматное, бриошное Collection во вкусе оказывается очень мягким и шелковистым и напоминает винтажные вина дома больше, чем предшественника, Brut Premier. Хочется подольше посмаковать бокал, но Жан-Батист торопится, ведь сбор урожая уже в разгаре и продолжается несмотря на дождь, так что время переходить к интервью.

Так появилась идея мультимиллезима, по-прежнему свежего, аперитивного шампанского, но уже более комплексного, объемного и гастрономичного, шампанского XXI века.
 

Вы не первые, кому пришла в голову идея multi-vintage cuvée. Что стало основным мотивом создания Collection?

Я задумался о смене курса в 2002 году, который был настолько хорош, что мне пришлось корректировать прекрасное вино этого года менее удачными резервными винами, чтобы получить классический стиль. Это было обескураживающе. Так появилась идея мультимиллезима, по-прежнему свежего, аперитивного шампанского, но уже более комплексного, объемного и гастрономичного, шампанского XXI века.

Шампань меняется уже много лет, прежде всего, в двух направлениях. Первое – это сельское хозяйство, а именно переход на органику, который повлек за собой снижение урожайности. При этом зрелость ягод, по сравнению с 1970-1980-ми годами, стала гораздо выше. Сейчас у винограда совсем другой баланс компонентов, чем раньше. Второе – изменение климата, которое из года в год заставляет нас начинать сбор раньше.

Опять-таки, 50 лет назад мы собирали виноград на нижней границе спелости, поэтому приходилось очень много работать в погребе, чтобы «сконструировать», вытянуть вино. В 1970-е годы в Шампани на десятилетие приходилось два хороших винтажа и восемь плохих. Весь сентябрь и октябрь лили дожди, виноград гнил, мы собирали под дождем то, что имели. Ассамбляж был необходим, это была борьба за спелость, fight for ripeness, ведь виноград обычно собирали на уровне 9% потенциального алкоголя.

Сегодня же у нас более спелые ягоды, мы каждый год имеем 11% потенциального алкоголя. Раньше виноград такого качества использовали только для винтажных вин, а сегодня – для всех кюве. Так что основной мотив создания Collection – это адаптация к тому новому материалу, который мы имеем. Мы больше не можем следовать старым рецептам.

Мне никогда не нравилось обозначение non-vintage, оно уже само по себе обесценивает вино. К тому же основная идея N. V. – это корректировка, по сути убийство отдельного года, в то время как мультимиллезимный ассамбляж, наоборот, подчеркивает его индивидуальность.

clr_collection_242_kv2_emmanuel_allaire_hd.jpg

Фото: © Louis Roederer


Более низкий дозаж в кюве – дань моде или последствие глобального изменения климата? Можем ли мы в будущем увидеть Collection Extra Brut или Brut Nature?

Brut Premier впервые вышел на рынок в 1986 году с дозажем 12 г/л сахара. За эти годы из-за глобального изменения климата мы снизили уровень сахара базового кюве на 3 г/л. В Collection – 8 г/л. Дозаж адаптируется под вино, так что вполне возможно, что Collection будет вскоре еще более сухим. Чем меньше сахара в вине, тем больше чувствуется терруар. Однако не стоит слишком заигрывать с низким дозажем, так можно потерять ту часть потребителей, которые не привыкли к таким кислотным и сухим винам. Collection должен быть соблазнительным, не слишком строгим.

Стоит ли ожидать выхода Collection Rosé?

Такой запрос был, но пока мы решили, что оставим все без изменений, сделав упор на наше винтажное розе.

Для создания кюве вы используете парцелярный подход. Каковы критерии отбора парцелей для Collection?

Секрет XXI века – делать вино на винограднике. Сегодня мы меньше работаем в погребе и гораздо больше на винограднике. Основная проблема, связанная с изменением климата, – сохранить свежесть. В Шампани свежесть – это меловые терруары. Поэтому для Collection, для которого мы покупаем виноград, мы заключили контракты только с теми виноградарями, чьи виноградники на известняке. Мы теперь работаем по отдельным парцелям, а не по деревням, как раньше. Четыре раза в год мы навещаем наших поставщиков, оцениваем состояние лоз и качество винограда и делимся нашими знаниями об органическом виноградарстве. Мы не можем заставить их перейти на органику, но стараемся действовать с помощью «мягкой силы» и убеждения. Также мы вместе выбираем дату начала сбора. После сбора виноград с каждого парцеля винифицируется отдельно. Раньше мы делали так только для Cristal и миллезимных кюве, а теперь и для Collection.

 

Фото: © Louis Roederer

Фото: © Louis Roederer


Расскажите о тонкостях ассамбляжа для Collection.

Мы изменили наш подход к ассамбляжу. Раньше мы брали вино текущего года и корректировали его резервными винами, подгоняя под стиль дома. Теперь мы идем от обратного. Мы начинаем с создания «души» вина – ассамбляжа резервных вин – и добавляем надстройку из текущего года. Так, в 2012 году мы начали наш réserve perpétuelle, 225 000 литров вина, в который ежегодно мы добавляем такое же количество вина нового урожая. В его составе 50% пино нуара и 50% шардоне. Мы не включили в него менье – не потому, что не любим этот сорт, а из-за того, что его редко высаживают на меловых почвах: он предпочитает песок и глину. К тому же для меня, несмотря на моду на менье, пино нуар и шардоне остаются королем и королевой Шампани.

Вина для возобновляемого резерва тщательно отбираются: мы ищем материал с максимальной кислотностью, чтобы кюве оставалось свежим долгие годы. Мы храним его в емкостях из нержавеющей стали с очень маленьким люком, чтобы снизить риски оксидации и продлить жизнь резерва. Это сердце нашего нового кюве.

Вторая часть кюве – резервные вина, выдержанные в фудрах. Виноград для них собирают с молодых лоз на парцелях, предназначенных для Cristal. Эти вина добавляют кюве комплексности. Они отражают дух Champagne Louis Roederer.

Третья часть кюве – вино текущего года. Оно отвечает в ассамбляже за экспрессивность и оригинальность. Поэтому каждое Collection будет иметь свой порядковый номер. Так, в 2017 году особенно удалось шардоне, которое и составляет большую часть ассамбляжа.

Мы хотим, чтобы Collection разных серий сравнивали между собой, чтобы их обсуждали и объясняли. Сегодня, когда я провожу дегустации и мастер-классы, я начинаю с миллезимных кюве, а в конце подаю Collection 242, потому что это апогей «миллезимности». Этим кюве мы пытаемся завоевать любовь нового поколения. Молодые люди не хотят пить то же вино, что их родители. Поэтому мы предлагаем им Collection: оно более экспрессивное, открытое, щедрое, яркое. Это вино – антиклассицизм.

Что вы думаете о перспективах миноритарных сортов в Шампани?

Фото: © Louis Roederer

Фото: © Louis Roederer

На наших парцелях, предназначенных для Brut Nature Edition Limitée by Philippe Starck, мы высадили полевой сбор всех семи разрешенных сортов. Саженцы найти было довольно сложно. Мы использовали технику массальной селекции и искали лозы по всей Шампани. Мы будем собирать все сорта в один день. Так мы воплощаем идею биоразно­образия на винограднике.

В этом году вы удивили всех, выпустив два тихих вина под брендом Louis Roederer*... Скажите, это новый тренд в Шампани?

Да, это тренд, в Шампани будет появляться все больше тихих вин. И это интересно как виноделам, так и потребителям. Однако нужно подбирать парцели, которые подходят для производства Coteaux Champenois. Нужно делать тихие вина каждый год, а не только в жаркие годы, учиться работать с танинами. Наблюдая за нашими тихими винами, мы радуемся, что, даже собирая виноград при 12,5-13% потенциального алкоголя, мы не теряем кислотность. Все благодаря меловым почвам.

* 100% пино нуар с крошечного парцеля в коммуне Марей-сюр-Аи и 100% шардоне с маленького участка в Мениль-сюр-Оже были выпущены совокупным тиражом около 3500 бутылок и стоили более 150 евро на релизе. – Прим. ред.

Дом Louis Roederer встал на путь органического виноградарства более 20 лет назад. Что удалось понять за эти годы? Как изменились виноград и вино?

Мы приняли решение перейти на органику в 2000-х годах. Потом мы подумали – а почему бы не пойти дальше? И начали двигаться к биодинамике. Многие практики биодинамики восходят к крестьянскому, традиционному методу ведения сельского хозяйства. Мы всегда можем сказать, что в ней есть много ненаучного, и это так. Но если наука на данный момент не может чего-то объяснить, это не значит, что этого не существует. Основная цель биодинамики для меня – вернуть современного человека к природе.

 

Фото: © Louis Roederer


Мы проводили эксперименты, сравнивая результаты на конвенциональных, органических и биодинамических участках. Мы регулярно устраиваем слепые дегустации вин, сделанных с виноградников, возделываемых разными методами. Вина с биодинамических виноградников обычно показывают более низкий pH, но при этом более высокую концентрацию ароматов. В таком винограде больше азота, спелость получается выше, эти вина более экспрессивные, тельные и структурированные. Они открываются и развиваются медленнее, чем органические. Я не биодинамист, потому что это не религия, и я не религиозен в этом плане. Мой принцип – брать лучшее отовсюду.

Группа Roederer работает и с игристыми винами в США в Долине Андерсен. Сравниваете ли вы эти вина с Шампанью? Какие новые винодельческие регионы кажутся вам потенциально интересными для производства высококлассного игристого?

Игристое – очень техничное вино. Делать его можно, по сути, везде. Но сделать великое игристое уже намного сложнее. Я работал в Калифорнии и Австралии, на Тасмании, делал там отличные вина, многие из которых были гораздо лучше, чем некоторые шампанские, но не лучше, чем великие шампанские. Не стоит пытаться копировать Шампань, это невозможно. Рынок игристого огромен, и каждый может найти свою нишу.

Какие винтажи топовых кюве будут представлены после актуальных на данный момент? В январе 2022 года мы планируем выпустить в продажу Cristal 2014, а в октябре – Brut Nature 2015.

Блиц

Лучший бокал для Collection 242? Spiegelau Authentis Champagne Glass.

Если вы хотите удивить друзей, какое блюдо вы приготовите? Говяжьи почки в коньяке, это очень по-французски.

Где лучшее море для отдыха во Франции? На Корсике.

Любимые рестораны в Париже и Шампани? La Scène (Париж), L’Assiette Champenoise (Тенкё), Le Foch (Реймс).

Винные инфлюенсеры, которые вам интересны в Instagram:

Фото на обложке: © Louis Roederer.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №143.

Статьи по теме:

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также