Василий Шомов – о том, как еда стала культом, но не в том смысле

Василий Шомов – о том, как еда стала культом и новой ценностью

Василий Шомов

Колумнист SWN

8 ноября 2020

Когда-то давно О. Бендер произнес: «Не делайте из еды культа». Но его не услышали.

Иногда кажется, что денно и нощно общаясь в виртуальном мире, вживую мы стали не слишком интересны друг другу. Скучно. Человек, скучая, поглядывает в интернет, даже находясь в компании добрых знакомых, которые, впрочем, отвечают ему тем же.

Да, все сидят за столом. Да, вместе. Но еда, увы, не соединяет, не спасает от скуки и эмоциональной холодности, засевшей внутри. Потому что это не просто еда. Это еда – сверхценная идея, еда-действо, еда-мода, еда-стиль жизни, еда-гарантия того, что ты в тренде, еда-элемент самопиара, еда-хайп, еда-танцы с бубнами вокруг еды. И стоило ли встречаться только затем, чтобы поесть актуально, поинстаграмить и разойтись?

«Мы хорошо посидели, поговорили. Да, в каком-то ресторанчике, заказали что-то, не помню уж что…» , – так никто сегодня не говорит. Сегодня обстоятельно ответят: про ресторан, ресторатора, лепнину на потолке, про шефа, про сервис, про креативность, про кулинарные тренды, про технологии, про нюансы подачи и вкусовые сочетания, про заведения со звездочками Michelin, где едалось подобное, про вайн-лист, винтажи, терруары и качество бокалов. Ответят на полном серьезе.

А про «мы душевно просидели 4 часа в ресторане, поговорили, поспорили о жизни и смерти / белом и черном / любви и космосе / правде и деньгах / прошлом и будущем etc. И, в конце концов, я с ним / он со мной согласился / не согласился» – ни слова. Акценты сместились. Уже никто не помнит японскую поговорку: «Итиго итиэ» – «Цени каждую встречу, ведь она может не повториться вновь».

Я вполне допускаю, что могу ошибаться, но мне кажется, что старинный ритуал разделять еду или совместный прием пищи, как повод человеческого сближения, упрочения взаимопонимания, как признак дружбы и любви, сегодня начинает терять свое значение. Трапеза, как предлог сесть за один стол, чтобы с аппетитом поесть и выпить, но прежде всего, побыть рядом или друг напротив друга, пообщаться, поговорить, обсудить, понять или по-дружески поспорить, забывается. На первое место вышла сама еда, которая прежде, для человека, не являющегося гурмэ, всегда была фоном, бэкграундом, задником. Приятным, эффектным, вкусным, но обрамлением дружеской встречи.

© Louis Roederer

«Да, о какой еде в советском или постсоветском ресторане можно было говорить?!» – возразите вы. Да, я совершенно отдаю себе отчет в том, что салат «Столичный», рыбное ассорти, седло барашка или цыпленок табака вкупе с грузинским коньяком пять звездочек и бутылкой Цинандали, не располагали к продолжительным гастрономическим дискуссиям и обсуждению нюансов вкуса. Но и не мешали.

Сегодня, конечно, поводов говорить о том, чем на самом деле является «вот это желтое в тарелке», значительно больше. Теперь пища солирует (прошу простить, что вот так запросто о ней, без пиетета). Она забирает на себя все внимание. И мы его охотно отдаем. Потому что еда теперь – эстетико-философское высказывание шефа, не воспринять которое в форме, положим, экологически девственного пареного лука с пенкой из бузины, означает расписаться в своем толстом вкусе, мировоззренческой несостоятельности и непонимании повестки дня.

И конечно потому, что она вроде уже и не пища вовсе, а хочешь не хочешь, – шоу, иммерсивный театр, аттракцион, шарада, художественный, этнографический, исторический или физико-химический перформанс с эмоциональным переживанием, способный довести его едока-участника до катарсиса. И для этого желательно поесть максимально актуально и необычно (недавно услышал словосочетание «любители модно поесть») и лучше в самом новом, продвинутом и раскрученном месте, овеянном визитом гастролирующей звезды кулинарии. Чтобы уж запостить, так запостить!

Говорить при этом необязательно (действительно, кто же в театре разговаривает!). А вот замирать от непередаваемого органолептического восторга, немедля фотографировать то, что на столе, и оповещать об этом социальные сети – всенепременно. Иначе, что ж это за еда такая…

И правда, вместо того чтобы улыбаться, радоваться друг другу и говорить, забывая о делах, люди, сидящие за одним столом, фотографируют поданное блюдо… с устрицами. Увлеченно фотографируют, с разных ракурсов, с разным увеличением, с разными фильтрами, рамочками и подписями типа «Коля и Вася встретились!» и отправляют эти послания во все уголки Вселенной. И если эта информация долетит до цивилизации устриц с планеты Нептун, буде такая цивилизация существует, то устрицы решат, что Петя и Вася – это никак не человеки, а собратья, такие же самые, как и они – серенькие мыслящие моллюски, молчаливо лежащие в своих створочках на льду рядом с долькой лимона. Это будет немного обидно.

P.S. Да, да, французы за едой говорят только о еде. Это, устойчивое франкоцентричное заблуждение, мне давно известно.

Фото на обложке: © Louis Roederer.

  • Василий Шомов

    Колумнист SWN

  • 8 ноября 2020

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari