Василий Шомов – про третье агрегатное состояние винограда

Василий Шомов – про третье агрегатное состояние винограда

Василий Шомов

Колумнист SWN

16 октября 2021

Человечеству известны три агрегатных состояния винограда: ягода, вино, изюм. Все они важны, нужны, и моменты их, так сказать, фазового перехода одного в другое хорошо известны. И все они фигурируют в человеческой жизни, в эпосе, истории, философии, кулинарии, литературе, изобразительном искусстве. Все они без исключения – предметы знаковые, которые обрели многозначность и символичность. И если с виноградными ягодами и вином более или менее все понятно, то изюм все-таки остается обойденным вниманием.

Прикладной изюм

«Изюм» – понятие сколь метафорическое, столь же и практическое. Практически – это сушеные ягоды винограда, которые могут быть светлыми, темными, с косточками и без, сладкими и не очень. Оказавшись в руках повара, они смело становятся ингредиентом мясных и овощных салатов, пловов, спутниками круп, добрыми друзьями творожных запеканок и сырников, компаньонами запеченной птицы и рыбы.

Попав в руки кондитера, изюм превращается в изумительную начинку и, добавленный в тесто даже в небольшом количестве, автоматически переквалифицирует хлеб, плюшки, булочки, пироги, рулеты из разряда незатейливой выпечки в выпечку затейливую, аппетитную, желанную.

В руках же винодела, будучи заизюмлненным на лозе, медленно подвяленным на циновках, соломе, деревянных поддонах или подвешенным и высушенным в амбаре, виноград-изюм становится дивными винами, вернее сказать, волшебной амброзией – в большинстве сладкими, довольно крепкими, насыщенными, потрясающе ароматическими пассито, речотто, винсанто, коммандарией, хересом PX, «соломенными» винами или сухим амароне.

Hand_destemming_Donnafugata_ph_Gambina2-min.jpg

Фото: © Fabio Gambina/Donnafugata

Неочевидная изюминка

Занятно, высохшие ягоды винограда – внешне тусклы и невыразительны, но именно они, отдавая свои концентрированные сладость, вкусы и ароматы, сообщают и печенью, и вину диковинный букет, неповторимый флер и соблазнительность.

Именно это свойство изюма, вещицы мелкой и неприметной, очаровывать, создавать интригу, обозначая присутствие в предмете или в человеке особого шарма, неосознаваемой прелести, принято метафорически обозначать словом «изюминка».

Изюминку, как явление материальное и одновременно нематериальное, я оцениваю очень высоко. Она этого заслуживает, ибо полезна для правильной работы организма и разнообразит жизнь, наполняя ее открытиями. Да-да, эта штуковина мала, невнятна и морщиниста, но при этом весьма значима.

Изюминка, на мой взгляд, один из самых ярких и подсознательно понятных образов аттракции – притяжения / интереса / сближения / общения / симпатии, одинаково хорошо работающий как в случае с калорийной булочкой, так и с барышней, как, впрочем, и с господином. Неудивительно, что, когда говорят: «А ведь в ней или в нем (в фильме, книге, картине, музыке и даже в вине) есть своя изюминка!» – все понимают, о чем идет речь.

И заметьте, никто не скажет, например, что есть в мужчине какая-то «куражинка» (от слова «курага»), а в женщине – «цукатинка» (от слова «цукат») – только изюминка, и точка.

Изюминка иногда видна невооруженным глазом, но часто может быть незаметной и глубоко запрятанной, хотя ее присутствие все равно даст о себе знать, и рано или поздно она-таки окажется на поверхности. Более того, даже если ее наличие не ощущается сразу, то ее предчувствуешь и понимаешь – она здесь есть! Точно есть, хотя до нее еще нужно добраться. Предвкушениями мы живы, и это радует. Вдвойне радует, если ожидания оправдываются.

the-creative-exchange-pLmTMF2Se7M-unsplash.jpg

Фото: © The Creative Exchange/Unsplash

Изюминка второй свежести

Меж тем, булки, как и люди, без изюминок тоже встречаются. И вроде бы хороши – калорийность в них немалая, значит – сытно. И орешки, цукаты или маковые росинки-зернышки сверху щедро рассыпаны, а может, даже и сахарная пудра, корица или даже глазурь какая-нибудь поблескивает. А вот изюминки нет. А раз нет, значит, все вышеперечисленные кондитерско-косметические средства не спасают. На вкус жирно, пресно, уныло и без любви. Разве что от нестерпимого голода можно есть.

Кстати, все это вполне можно отнести и к вину, даже тому, что изготовлено из изюма, – уж кажется, все в порядке, все ровно, все на месте, все красиво – не придерешься, как ни старайся, а чего-то нет, не радует. Это ее, изюминки, не хватает.

Кстати, «гнилая изюминка» тоже в природе не редкость (словечко не мое, а замечательного психиатра, литератора и переводчика С. Я. Бронина, с которым мне посчастливилось работать). Она тоже часто интригует и где-то даже притягивает. И увлечешься если по доброте душевной, не справишься с тягой к человековедению, сблизишься, проявишь расположение, симпатию, а как попадет на зуб, раскусишь… и огорчишься. Не таракан, конечно, филипповский, но на большого любителя. Лучше бы уж оставалась там, где ей место – в самой глубине этого кекса.

Фото на обложке: © Jocelyn Morales/Unsplash.

  • Василий Шомов

    Колумнист SWN

  • 16 октября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также