Зеленый сбор у Гравнеров

Зеленый сбор у Гравнеров

Анастасия Прохорова

Главный редактор Simple Wine News

12 октября 2021

Дочку великого Йошко, Матею Гравнер, мы попросили: «Повозите по виноградникам. А то всегда все репортажи про Gravner с амфорами, но ведь большое вино начинается на винограднике?» Матея рада: «80% работы – виноградники». Везет. У Гравнеров 32 га, из них 15 га под лозой, остальное – лес. Всего семь участков на разных склонах: Брачник, Дедно, Годенца, Хум, Полье, Пуска, Рунк. Переезжая между ними, несколько раз пересекаешь границу Италии и Словении.

На виноградниках готовятся к «зеленому сбору», когда на каждой лозе оставляют по 400-600 граммов ягод. Отрезают не столько целые лишние грозди, сколько «ушки» и «носики» слишком крупных гроздей. «Работа больше умственная, чем физическая», – говорит Матея. Риболла джалла – сорт, идеальный для позднего, октябрьского, сбора, который нужен Гравнерам при их типе винификации. «Представьте, как выглядит гроздь шардоне в Бургундии. Она очень плотная, ягоды как на клею друг к другу. От дождя ягоды, в которых уже есть сахар, разбухают и лопаются. У риболлы кисть разряженная, свободная, каждая ягода вокруг проветривается, вода с неба, плесень не задерживаются». Зеленый сбор риболле необходим, потому что она очень продуктивна и, если ее не контролировать, быстро теряет кислотность и сахар.

Gravner-Dedno-Josko-3-8.04.17.jpg

Йошко Гравнер на участке Dendo. Фото: © Gravner

С 1995-го Гравнеры практикуют способ формовки лозы, который пропагандирует Маркус Симонит (не думали, что у виноградного агронома может быть 14 тыс. подписчиков в YouTube, только полюбуйтесь на Simonit&Sirch. – Прим. ред.), некий улучшенный альберелло. Исследовав циркуляцию лимфы внутри растения, Симонит и Сирч учат стариков-виноградарей по миру делать подрезку правильно. «Не глупо ли учить маму готовить? Конечно, мама умеет, но знает ли она, почему она делает вот так и вот эдак. Техническое умение не означает понимания сути процессов. Маркус ищет пути, чтобы обеспечить растениям долгую жизнь. Раньше виноградники сажали, думая вперед лет на 15-20, чтоб потом заменить другим сортом, что станет модным. Теперь думают на 100 лет».

Vendemmia Hum - Josko J_F0A9102.jpg

Фото: © Gravner

На винограднике Хум (Hum) встречаем самого Йошко с джек-расселом Пепе. Йошко 69, он работает на виноградниках, в офис не заглядывает. По ряду лоз продвигается на табуретке с самокатным колесом. У Гравнеров везде какие-то полезные самоделки. Внука Грегора чуть позже встретим на модифицированном тракторе «системы Гравнер» (удобном для опрыскивания лоз серой от оидиума), а в погребе Матея покажет сплющенные конические ферментационные чаны-тини, заточенные под высоту имеющегося помещения, а также бочки, которые по заказу Йошко делают не на 1000 л, а на 990, потому что для всех емкостей от 1000 л в погребе нужно четко прописывать их местоположение, их нельзя двигать без ведома властей. «В этом весь Йошко. Дай ему проблему, он найдет решение», – говорит Матея.

Хум – промежуточный этап в эволюции понимания Йошко о том, как должен быть устроен идеальный виноградник. Он высажен в 1990-х и «слишком французский»: слишком узкие террасы, слишком высокая плотность лоз, не высадишь фруктовые деревья между ними. Самый новый виноградник – Дедно, высажен в 2010-м: воздушный, прозрачный и легкий, как березовая роща или гроздь риболлы джалла.

Важное на виноградниках – рукотворные пруды. Строителя прудов Гравнерам посоветовал Джанфранко Сольдера. В прудах лягушки, змеи, рыбы-гамбузии, поддерживающие воду родниково-чистой, без вони, жуки и птицы прилетают попить. Дренажные канальцы необходимы на понке, местном типе почвы.

Gravner-stagno-Runk-foto-A.Barsanti.jpg

Фото: © Alvise Barsanti/Gravner

Йошко Гравнер:

У человека есть ноги для того, чтобы убежать оттуда, где ему плохо, а у растений нет. Мы должны заботиться, чтобы им было уютно. Биоразнообразие – ответ.

Из биодинамики мы не все используем. Препараты 500, 501 – да. В этом году попробовали секретную новинку из шкур умерших оленей, чтобы отпугивать косуль, которые весной поедают побеги. Эффекта ноль.

У нас в среднем столько же осадков, как в Бордо, и столько же солнечных часов в год, как в Тоскане, поэтому даже в тени раскидистых фруктовых деревьев лозам хватаем света, а кипарисы вокруг – лучшая защита от ветра.

Мы строим гнезда для птиц, по-разному для каждого вида. Вы знаете, что вес ласточки – 12-14 граммов?

Ласточки щебечут у входа в погреб. Матея хочет, чтобы мы разглядели стадо свиней ценной породы венгерская мангалица на склоне напротив, но они прячутся в тени каштанов. Во время экскурсии по довольно большому и впечатляюще разумному погребу обязательна фотосессия в зале квеври, где посередине, как арт-объект, стоит стул для раздумий.

Матея Гравнер:

В Грузии Йошко был впервые в мае 2000-го, решил сразу всю риболлу перевести на ферментацию в квеври. Заказал большую партию, но они приехали только в ноябре, так что в тот год с ними не успели, начали в 2001-м.

Мы их не называем квеври, всегда говорим «амфоры». Когда Йошко с ними начинал, никаких амфор ни у кого не было, никто не делала skin-contact для белых вин. Было сложно объяснить, что это за амфоры такие, а уж квеври – вообще невесть что. Но, по сути, амфоры – это тип сосуда, как «бочки». А квеври, тинахи – его разновидности, как баррики или ботти.

Фото: © Alvise Barsanti/Gravner

Фото: © Alvise Barsanti/Gravner

Многие не понимают, что грузинские квеври тонкостенные, в отличие от тосканских из Импрунеты со стенками 10-12 см. Квеври хрупкие, поэтому их закапывают в землю, где им к тому же прохладно. Недавно была группа туристов, итальянцев, и один из них... ужас, у меня сердце перехватывает, – бросал камушки в квеври, чтобы проверить, какая у них глубина! Боже!

Есть миф, что в Gravner невозможно попасть на экскурсию. Это неправда. Но все субботы забукированы до конца сентября (встреча проходила 9 июля. – Прим. ред.), в будние дни есть окна.

 Не забудьте, что риболла Гравнера – это не обычное белое вино, и подавать его не нужно охлажденным. 18 градусов – оптимально. Кроме того, маэстро просит не называть его вина оранжевыми, они amber – янтарные.

Людей из великих виноделен легко отличить по тому, что им есть о чем рассказать и они умеют это делать. В погребе у каждой бочки и у каждой из 47 квеври своя история. Матея – чемпион по захватывающим историям о том, как, что и почему происходило в этом погребе с начала 1980-х. Но она торопится в аэропорт, сегодня летит к дочке в Копенгаген, не видела ее с начала пандемии. Нас оставляет дегустировать самих, у нас Ribolla 2009 и 2013. 

В сравнении с любыми другими «оранжами», вина Гравнера как Château d’Yquem в категории сладких вин – нет и близко подобных. В поисках ассоциаций думаешь о шаровых молниях и других сферических неземных объектах. Янтарь, растаявший в летнем ливне, с инфьюзией из всех цветов и трав Ославии, пронесшийся метеоритом амальфитанский лимон, мятные и абрикосовые желешки, прозрачная магма с запахом земных недр. Выдающаяся текстура, глубина и бесконечность.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №142.

Фото на обложке: © Alvise Barsanti/Gravner.

  • Анастасия Прохорова

    Главный редактор Simple Wine News

  • 12 октября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также