Мишель-Жак Шассёй: «Моя коллекция является достоянием Франции, и даже всего человечества»

Мишель-Жак Шассёй: «Моя коллекция является достоянием Франции, и даже всего человечества»

Юрий Праушкин

Автор

21 июля 2021

В этом материале Мишель-Жак Шассёй приглашает вас в свой погреб в департаменте Шапель-Батон в Новой Аквитании. Интервью с владельцем самой, вероятно, дорогой и ценной коллекции вина и крепкого алкоголя сделал для нас Юрий Праушкин, инсайдер SWN в Бургундии.

Мишель-Жак Шассёй, сын почтальона, простой служащий авиакомпании, заложил основу по-настоящему уникального собрания в 1961 году: увлекшись вином, он стал тратить на бутылки до половины своей зарплаты. Мишель всегда стремился обладать самыми редкими и выдающимися винами, не размениваясь на просто отличные. Многие экземпляры выросли в стоимости за это время в сотни раз, поэтому в мире можно найти и более крупные, и более разношерстные коллекции, но только здесь вы встретите такую подборку величайших вин выдающихся миллезимов.

Фото: © Christophe Goussard

Фото: © Christophe Goussard

SWN уже писал о Мишеле летом 2012 года, подробное интервью тогда взял Василий Расков. Сейчас маэстро 79 лет, и его коллекция насчитывает 50 000 бутылок вина и шампанского (в 2012-м было 35 000), а также 5 000 бутылок крепкого алкоголя. Новая реальность накладывает отпечаток на наш быт, общение без личного контакта становится все более обычным, поэтому предложение главного редактора SWN взять интервью по телефону я воспринял с энтузиазмом.

Мой пробный звонок остался без ответа, и первый раз голос месье Шассёя я услышал только три дня спустя. Мишель долго извинялся за оставленное без внимания сообщение – он почти все время работает в подвале, где не ловит связь. Он не очень любит обмен эсэмэсками, которые я также ему написал, к тому же у него плохо работают некоторые пальцы – недавно он пережил второе нападение, о котором пресса пока не рассказывала. Зато когда нам удалось поговорить, коллекционера было не остановить, в разговоре были также упомянуты Россия, Крым и президент Путин, к которым маэстро относится исключительно положительно.

Фото: © Christophe Goussard

Фото: © Christophe Goussard

Г-н Шассёй, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит с вашей коллекцией?

Я перестраиваю подвал, у меня будет четыре отдельных зала: для белых вин и Шампани, для красных, для крупных бутылок (магнумы и жеробоамы), а также сейчас я заканчиваю отдельный зал для крепкого алкоголя. Необходимость в отдельных помещениях обусловлена двумя причинами: во-первых, мне приходится ставить специальные стеллажи в зависимости от размера бутылок, во-вторых, моя идея в том, что вино должно соответствовать определенному направлению в кулинарии, и красное с белым здесь мешать не стоит.

Доступна ли ваша коллекция для продажи?

Нет, бутылки не продаются, только в особых случаях я могу их обменивать на что-то другое. Я считаю, что моя коллекция является достоянием Франции, и даже всего человечества, поэтому ее надо хранить именно в таком виде.

Фото: © Christophe Goussard

Фото: © Christophe Goussard

В Сети мелькали сообщения, что вы будете пускать в свои подвалы за 500 евро, это правда?

Стоимость указана верно, но это не будет просто визит, речь идет об эногастрономической программе на целый день. Предусмотрен сбор в 10 утра, за которым последует дегустация достойнейших вин, отобранных мной, потом – мой рассказ о самых редких винах. К обеду мы переместимся в Alexandra Palace, это пятизвездочный отель, где нас ждет обед с дегустацией. Потом мы вместе посетим мои подвалы и подробно рассмотрим коллекцию. В завершение – еще одна дегустация сладких вин, включая редкие крымские. Предусмотрен всего один визит в неделю, группой в 7-8 человек, то есть будет порядка 50 визитов в год.

...в какой-то момент я решил отдать свою коллекцию России, чтобы она была размещена в Москве или Санкт-Петербурге.

Когда вы собираетесь начать прием гостей и где будете искать клиентов?

Откроемся мы примерно через полгода, а для поиска клиентов я собираюсь работать с моими друзьями в России, Японии и других странах.

Вы не упомянули Францию, почему?

Французам не очень интересны мои бутылки, мои соотечественники сейчас в основном потребляют совершенно посредственные вина, нередко из BIB’ов. Большинство никогда не пробовали Grand Cru, они не знают, что такое Помроль, и это просто поразительно. Министр здравоохранения Франции проводит кампанию против потребления алкоголя, где вино приравнивают ко всему остальному спиртному. Для меня это просто возмутительно.

Фото: © Christophe Goussard

Фото: © Christophe Goussard

В ваших планах было передать свою коллекцию французскому государству, что из этого вышло?

Я встречался с французским премьер-министром, с директором Фонда наследия в Париже, с мэром Сент-Эмильона. Никто из них не проявил заинтересованности. Лучший прием, который я получил, был оказан послом России во Франции г-ном Александром Орловым. Это потрясающий и эрудированный человек, с ним всегда было очень интересно общаться. Он организовал для меня визит в Крым после его присоединения к России, и я был сражен произошедшими там изменениями.

Для меня удивительна также российская музейная культура, когда, например, вы должны надевать специальные тапочки, чтобы не повредить пол. Все это настолько впечатляет, что в какой-то момент я решил отдать свою коллекцию России, чтобы она была размещена в Москве или Санкт-Петербурге. Я написал письмо президенту Путину, но, к сожалению, не уверен, что он его получил, ответа не последовало.

То есть вы до сих пор готовы отправить свою коллекцию в Россию?

Сейчас уже нет, я обустроился здесь, скоро работы в подвалах будут завершены.

Пополняете ли вы свое собрание, и если да, то какова сфера ваших интересов?

Да, я до сих пор покупаю вина у 140 лучших производителей по всему миру, и не только из Франции. Я слежу за тем, что происходит в мире вина, мне очень нравится Калифорния, я также приобретаю бутылки из Португалии, Испании, Аргентины, Чили, Новой Зеландии, Сицилии, Австралии, Токая и так далее.

А в каких хозяйствах Шампани и Бургундии вы делаете закупки?

Ну, вы знаете, в Шампани это Selosse, потом Bollinger, Egly-Ouriet, Salon, Krug, Jacquesson, Deutz также хорош, сразу всех не назову. В Бургундии до сих пор покупаю DRC, несмотря на цену, потом Méo-Camuzet, Coche Dury, еще ряд хозяйств, Nicole Lamarche, например.

Интересное совпадение: в марте на «Днях Бургундии» мне довелось попробовать La Grande Rue в исполнении Nicole Lamarche, я очень впечатлился, а вы что думаете про это вино?

Это прекрасное вино с великим потенциалом, оно сравнимо с соседним La Tâche. Да, у этого клима был неблагополучный период, но Николь обладает женской интуицией и сейчас предпринимает правильные шаги. Пока у этого вина относительно невысокая цена, но, несомненно, она будет расти.

А какие вина вы обычно пьете сами?

Вы знаете, вино давно шагнуло в премиальный сегмент, вина уровня Romanée Conti и им подобные стали уделом миллиардеров, мне просто не по карману их пить. Иногда в кругу семьи мы открываем бутылку стоимостью около тысячи евро, но это для специальных оказий. В своей обычной жизни я пью вина по 30 евро за бутылку, а так как приличной Бургундии за эти деньги уже не найти, то обычно это Помроль достойных, но не самых известных хозяйств, Côte-Rôtie, тот же Guigal, например, мне он очень нравится.

Фото: © Christophe Goussard

Фото: © Christophe Goussard

Но вы при этом пили старые и редкие вина, расскажите, пожалуйста, о самом старом бургундском, которое вам доводилось пробовать?

Это было достаточно давно, и я общался с человеком совершенно другой, уже ушедшей эпохи, звали его Феликс Клержэ (Felix Clerget). У него было всего две бутылки Clos de Vougeot 1811 года его семейного хозяйства, он был уверен, что вино испорченное. Он открыл одну, и мы попробовали. Эта бургонь была фантастически удивительной и прекрасной! Феликс поменял пробку во второй бутылке и отдал ее мне, другой такой ни у кого уже больше нет.

В разговоре вы несколько раз упоминали вина с дофиллоксерных лоз, расскажите, пожалуйста, они действительно отличаются от современных?

Конечно, разница примерно такая же, как если вы попробуете свежайшую, лучшую садовую клубнику и то, что продается в расфасовке весной в супермаркете: тонкость аромата, его длительность, вкус – все будет совершенно другим! При этом дофиллоксерные вина значительно лучше переносят время, они дольше стоят.

Беседа идет уже полтора часа, и временной регламент поджимает, при этом мне искренне жаль, что от столь увлеченного и интересного собеседника меня отделяют добрые полтысячи километров. Мишель потенциально соглашается меня принять для фотосессии по окончании работ, на этом мы разговор заканчиваем.

Г-н Шассёй, от имени читателей и редакции SWN я благодарю вас за увлекательнейшую беседу и передаю им ваш наказ: бокал хорошего вина в день, которое не засчитывается как алкоголь!

Фото на обложке: © Christophe Goussard.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №141.

  • Юрий Праушкин

    Автор

  • 21 июля 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также