Василий Шомов – про винаж, апроприацию силы и фронтовую традицию
Василий Шомов – про винаж, апроприацию силы и фронтовую традицию

Василий Шомов – про винаж, апроприацию силы и фронтовую традицию

Василий Шомов

Колумнист SWN

9 мая 2021

Попытка исследования феномена негласного фронтового церемониала «обмывания» орденов и медалей.

Читая интереснейшую книжку «Сила взгляда. Глаза в мифологии и иконографии» – собрание научных публикаций, изданное РГГУ, я наткнулся на французское слово vinage – винаж. Мало того, текст произвел на меня неожиданное действие.

Цитирую фрагмент статьи историка-медиевиста М. Р. Майзульса: «Контакт человека с изображением (речь об изображениях святых), от которого он ждет защиты, подмоги или исцеления, может быть еще более близким, чем соприкосновение. В Средние века существовало несколько технологий апроприации чудотворной силы образа. Самая известная из них по-французски называется vinage. Фрагмент мощей, реликварий, в котором они находятся или фигура святого погружаются в воду или поливаются водой, а собранная жидкость потом выпивается… "Винаж" передавал целительную энергию контактным способом…»

Первая и самая яркая ассоциация в виде картинки, возникшая голове по прочтении этих строк, была сколь парадоксальной, столь совершенно кинематографической. Сумерки. Затишье после артобстрела. Блиндаж, тускло освещенный лампой-коптилкой из гильзы. Мужчины в ватниках и в шинелях рядового состава. Сняв шапки, они опускают в помятый и закопченный солдатский котелок, в который каждый вылил свои 100 граммов фронтовых, ордена или медали, только что полученные за удержанную высоту. Поднимают котелок и, передавая его из рук в руки, делают глоток. Я буквально вижу их заскорузлые пальцы, щетину на лицах, кадыки, изможденные шеи. Я почти слышу, как они молчат и только ордена чуть позвякивают о стенки котелка…

Мне показалось, что текст и возникшие образы слились в единое целое, и в этот самый миг я понял что-то для себя новое, что-то очень важное. Это была догадка! Но эта догадка требовала объяснения, осмысления, расшифровки.

Прежде всего расшифровки потребовало слово «винаж». Почему именно оно было использовано в старинном тексте, посвященном общению человека с религиозными предметами и обмыванию их водой? Почему слово vin (вино, виноделие) было употреблено в совершенно не винном контексте? Каким образом фронтовая традиция обмывания награды во время Великой Отечественной войны, объявляемая исключительно советской традицией, может быть связана со средневековым и совсем нерусским «винажем»? И связана ли вообще? Вопросов возникло больше, чем ответов…

Я обратился к словарям, чтобы понять значение слова «винаж». Современные справочники и словари трактуют vinage как спиртование, крепление вина – добавление спирта к вину, с целью остановить брожение, повысить его крепость (портвейн, мадера, херес, марсала). А кроме того, чтобы придать вину устойчивость, законсервировать его и не дать прокиснуть во время транспортировки на дальние расстояния, именно этот способ использовали в давние времена, когда еще вино не перевозили в бутылках, укупоренных пробками.

Поскольку эта информация не прояснила ситуацию, я связался с Михаилом Майзульсом, автором заинтриговавшего меня текста, совершенно владеющим темой Средних веков, французским языком, ориентирующимся в среднефранцузском и задал ему вопрос – может ли быть так, что слово vinage раньше имело другой смысл?

Оказалось, что словом vinage в прошлом обозначали любой настой на основе вина, вино с травами, вино в качестве лекарства. И в средневековой христианской Европе метод передачи сакральной энергии с жидкостями был весьма распространен: водой омывали почитаемый образ, кусочек мощей окунали в воду и т. д. Но не только водой! Так, например, монахи-антониты (ордена, посвященного св. Антонию Великому) помогали больным тем, что тогда называли «огнем святого Антония» (отравление зерном и мукой, зараженной спорыньей) и одним из методов лечения (помимо снадобий, повязок и хирургического вспоможения) был saint vinage, «святой винный напиток». Так называли настой на основе вина (возможно, с какими-то целебными травами), в которое окунали фрагменты реликвий, и этим настоем поили больных. 

Значит, ритуал обмывания святыни водой был назван vinage неслучайно!

© Shutterstock

Теперь коснусь термина «апроприация». Он происходит от латинского proprius – «собственный» и означает присвоение, завладение. И заимствование силы, источаемой сакральным объектом, объектом силы, как я выяснил, давняя христианская традиция. В найденной мной публикации российского историка, специалиста в области русской средневековой культуры Д. И. Антонова я прочитал о том, что в Византии и на Руси существовали многочисленные практики омовения святынь (крестов, мощей, икон) – смытую воду раздавали людям как лечебную. Смытой с реликвий и икон водой поили больных и умирающих. Жидкость переносила силу и благодать от предмета человеку.

Но вернемся к фронтовому обычаю обмывания награды времен Великой отечественной. Ни одна традиция на пустом месте не рождается. Даже советская. А корни ритуала обмывания боевой награды лежат не только в глубокой древности, но еще в глубинной человеческой психологии. 

Пока я искал информацию по теме, мне попалось где-то, что впервые традиция обмывания спиртным (по сути, омовения) военных наград возникла еще во времена Российской Империи в среде русского офицерства, а после революции ритуал перекочевал и в солдатскую среду. 

Это меня не удивило и при детальном рассмотрении показалось вполне логичным – награды в царской армии всегда имели либо в форму креста, либо на них изображался крест, а крест – объект силы, святыня, и омовение христианской святыни – это не что иное, как тот самый древний vinage – апроприация силы, попытка обретения ее энергии, перенесение на себя ее силы.

Да, на советских орденах и медалях не было крестов, но традиция обмывать награды не исчезла. Расценивать ее как повод «лишь бы солдату выпить» будет неправильно. Потому что во время страшных испытаний каждому, кто вышел на смертельную битву, очень нужна опора, поддержка – и духовная не меньше, чем поддержка с воздуха. 

И нельзя отказать человеку в его желании обрести защиту и покровительство, которые дарует награда, пусть с изображением звезды, знамени или вождя. Это, возможно, неосознанная, но отчаянная, нематериалистическая, некоммунистическая и жизненно важная попытка укрепить свой дух, вобрав в себя частицу сакрального объекта, оберега. 

Вобрать, чтобы уцелеть, сдюжить, вытерпеть и выжить в кровавом месиве. Чтобы, сделав тяжелую работу, невредимым вернуться домой.

С Днем Победы!

Фото на обложке: © Ryan Kwok/Unsplash.

  • Василий Шомов

    Колумнист SWN

  • 9 мая 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari