Этрусские практики Pian dell’Orino

Этрусские практики Pian dell’Orino

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

24 ноября 2021

Одно из лучших брунелло новой волны делает семейно-виноградарский тандем Каролин и Яна. От многих других биодинамистов они отличаются тем, что стараются вплести во все это дело научный подход.

Каролин Побитцер родилась в Альто-Адидже, папа – итальянец, мама – шведка, так что судьба полиглота обеспечена. А как иначе, если растешь в Швеции, живешь в Италии, а родной язык немецкий? Отец владеет знаменитой виллой эпохи Возрождения Кастел-Катценценген и делает вино. Правда, виноградника у него нет, у него всего одна лоза. Зато какая! Считается, что ей уже 600 лет, это самая старая и самая крупная лоза Европы и, пожалуй, мира. Последнее исследование дало ей возраст 350 лет, что тоже удивляет, как и тот факт, что лоза сорта версоальн все еще дает виноград, из которого ежегодно делают от 75 до 120 бутылок белого вина.

Каролин всегда привлекала Тоскана, ей по душе не горы, а холмы, поэтому в 1990-х она купила здесь заброшенную землю с бывшим стойлом, а в 1997-м высадила свой первый виноградник. Земля оказалась непростая, на юго-востоке Монтальчино сейчас собрался весь винодельческий свет. Чего только стоит единственный сосед хозяйства Biondi-Santi: Каролин гуляет по утрам с собаками по их территории – с разрешения владельцев, новые даже сделали для нее калитку. А Франко Бьонди-Санти захаживал к Pian dell’Orino, когда строили винодельню: его позвали на чай посмотреть на проект, и он одобрил.

_DSF0014-min.JPG

Каролин Побитцер. Фото: © Нино Мирзашвили

Посадить виноградник – это одно, но как делать вино? Нужен винодел, и здесь помогли то ли звезды, то ли чистое везение. «Такое ощущение, что я разместила объявление: ищу мужа, который умеет делать вино. В 2000 году мы познакомились с Яном, влюбились, а он еще и оказался виноделом из Гайзенхайма. Такие совпадения бывают только раз в жизни, это судьба», – смеется Каролин.

Ян Эрбах – немец, после университета работал во Франции и в нескольких хозяйствах в Тоскане. С виду застенчив, говорит тихо, постоянно улыбается, мнется и странно смеется. На первых минутах думаешь: он то ли чокнутый, то ли гений. Слушаешь истории про домики для ящериц, японский джаз и виноградники этрусков и склоняешься в пользу первого. Видишь идеальный порядок и чистоту на винодельне (чего очень недостает многим из хозяйств, которые мы посетили, – мы просто не говорили об этом из вежливости), закрытый погреб с идеальной расстановкой, передумываешь в пользу второго. Пробуешь вино – и никаких сомнений нет. Не чокнутый. Каролин сделала правильный выбор.

Ян Эрбах. Фото: © Andrea Calabresi/Pian dell'Orino

Фото: © Francesco Orini/Pian dell'Orino

Про себя она скромно говорит, что здесь она только помощник и отвечает за административную часть, но сразу становится понятно, кто в этом тандеме голова, а кто шея. С самого первого дня виноградники на органике, с 2004-го Ян начал переход на биодинамику. Для него это не просто подход к виноградникам и обработки, это поиски баланса лозы, флоры и фауны, человека и космоса. Хотите глубже понять философию Яна, сходите на сайт хозяйства, там ей посвящен целый раздел с очень романтичными описаниями устройства Вселенной.

В то же время Ян был и остается энологом с дипломом Гайзенхайма, пытливый ум никуда не делся. В хозяйстве есть два поля для «научных» экспериментов: на одном высажено 22 клона санджовезе, включая саженцы от Case Basse, Biondi-Santi и даже виноградника из Кьянти, а на втором… восстанавливают способ высадки виноградников времен этрусков под названием «вите маритата». Лоза – это лиана, она тянется к солнцу, но сама не способна расти вверх, ей нужна опора. В древности такой опорой служили деревья, на каждые две лозы высаживали одно растение и подрезали именно его, контролируя рост лозы таким образом. Ян решил повторить этот забытый метод. 

На участке с молодыми лозами через каждые 5 метров высажены клен, слива, фига и еще пара местных деревьев. Зачем? Растения обмениваются информацией в корневой системе посредством микориз (Микори´за – симбиотическая ассоциация мицелия гриба с корнями высших растений (по определению Википедии)), их подземное единение помогает лозам быть сильными и без помощи человека справляться с любыми напастями. Конечно, не только на «этрусском» участке, но и повсюду во владениях Pian dell’Orino есть кустарники и фруктовые деревья, пряные травы, цветы, скворечники и пасеки – все для биоразнообразия.

Фото: © Pian dell'Orino

Фото: © Pian dell'Orino

Производственной части до 2016 года приходилось ютиться в бывшем хлеву, в той самой комнате, где хранится коллекция винила Яна: рядом со стеллажами с пластинками стояли ботти. Новая винодельня с виду строга, без всякого арта. Но внутри очень удобно. Круглая форма зала для ферментации не только позитивно сказывается на энергии в зале, но и позволяет управляться с переливками в одиночку. Как и на виноградниках, здесь нет пластика, Ян его ненавидит, даже шланги – из каучука.

Растения обмениваются информацией в корневой системе посредством микориз, их подземное единение помогает лозам быть сильными и без помощи человека справляться с любыми напастями.

Чтобы делать вино без серы на натуральных дрожжах, нужна очень тщательная селекция винограда. За день до начала сбора урожая команда Pian dell’Orino идет в виноградник на зачистку, удаляя сухие, плесневые и просто неидеальные ягоды. Ребята даже купили оптическую сортировочную машину, как в лучших бордоских шато: она выдувает нежелательные ягоды, так что остается только крем де ля крем. Машина сильно ударила по бюджету, но теперь с момента сбора до попадания всего урожая в чан проходит всего три часа, и это рекорд. 

Погреб с бочками – гордость семьи. Туда просто так не пускают, особенно если вы носите парфюм, его потом из пор дуба не вытравить, и запрещают трогать ботти, чтобы не тревожить вино. А руки так и тянутся, уж слишком красивы бочки яйцевидной формы на 500 литров из Альто-Адидже (опять Mittelberger). Температура в погребе естественная, чтобы вино менялось вместе с сезонами, контролируют только влажность, здесь она близка к 100%. Поэтому помещение изолировано от остального пространства стеклянной стеной с плотно прилегающей дверью. Стекло запотевшее изнутри, а пол всегда мокрый, можно поскользнуться.

Фото: © Francesco Orini/Pian dell'Orino

Фото: © Andrea Calabresi/Pian dell'Orino

Что в итоге? Стоит ли этот муторный труд 17 000 бутылок вина? Да. Все вина, за исключением Toscana IGT, определяются по типу почв. Прессовая фракция и молодые лозы идут на IGT, все остальное решается на винограднике, причем топовое вино Bassolino di Sopra – это не ризерва, а лучший участок на винограднике. Вина описывать смысла нет, их нужно пробовать. Это не классика Монтальчино, но и не уход в эфемерную «стеллистику». Они не жесткие в молодости вина, но и не открытая радушная история. Это не фруктовая бомба, но и не пряно-аптечный настой. У Pian dell’Orino свой путь и свой стиль, который точно нужно знать всем ценителям санджовезе. До чего же интересный сорт, сколько людей, столько и мнений, столько и санджовезе. 

Фото на обложке: © Нино Мирзашвили.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №142.

  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 24 ноября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также