Какие вина пьют в США – рассказы русских эмигрантов и их американских друзей
Глоток свободы: что пьют в США

Глоток свободы: что пьют в США

Глоток свободы: что пьют в США

Автор

Статьи по теме:

Поговорили с русскоговорящими эмигрантами и их друзьями-американцами о том, что пьют в Кремниевой долине и за ее пределами, как отличается русская и американская культура потребления вина, как спланировать винное путешествие и где искать звездные вина.


Стив Йун (Steve Yoon)

Штат Огайо, г. Кливленд. Финансист / владелец Steven Yoon agency


Я рос в среде, где вино почти не пьют. На праздники, например День благодарения, мои родители могли выпить вина, но это было скорее исключением. С вином меня сблизила корпоративная жизнь. Я проработал больше 20 лет в финансовом бизнесе. По работе я часто посещал разные мероприятия, корпоративные ужины, и, скорее из любопытства, начал пробовать вино. Сейчас я понимаю, что вино там разливали разного уровня: были вина и ужасные, и вполне приличные. Лет десять назад был случай, когда гость из Калифорнии заказал во время корпоративного ужина в престижном стейкхаусе вино из Напы за счет своей компании – это была четырехзначная цифра. Сам я трачу максимум $150–200 за бутылку в ретейле.

Я люблю каберне – из Долины Напа, в блендах из Вашингтона, французские. Еще орегонские пино нуары. Я не привязан, как некоторые любители вина, к какому-то региону. Мне нравятся и вина из Чили, Испании и Португалии. Я всегда открыт новому. Иногда мне нравится какой-то вкус, но я просто не знаю, как его описать. Комментарии профессионалов, винных журналистов, учат меня, как это сделать. Я много читаю о вине, подписан на журналы Wine Enthusiast, Wine Advocate, Food and Wine, пользуюсь приложением Vivino и сайтом cellartracker. com – читаю чужие заметки и оставляю свои. По сравнению со стоимостью у ретейлеров в Огайо там большие скидки. 

Многие вина никогда не пересекают границу к востоку от реки Миссисипи. В Огайо их просто нет! Они сразу попадают в Нью-Йорк, где у дистрибьюторов больше возможностей для сбыта. Поэтому я выбираю вина онлайн, ежедневно получаю предложения на почту от lastbottlewines.com и wine.com. Винный туризм очень популярен в Америке. Даже здесь, в Огайо, есть местные винодельни, которые ждут гостей. Но для меня визит на винодельню обязывает: там слишком много маркетинга, а я не хочу, чтобы меня сбил с толку весь этот хайп.

Те, кто разбираются в вине, более образованны, живут интереснее. В основном это бизнес или академическая среда, верхушка среднего класса и элиты. Никто не хочет прийти в ресторан с хорошей винной картой и показать, что ничего в этом не понимает. Нужно узнать азы, а потом приходит интерес.

В Америке развиваются новые винодельческие регионы. В Вирджинии начали делать хорошие вина. Неплохие нишевые айсвайны из Нью-Йорка, района Ниагары. Я пробовал одно вино из Техаса. Еще Колорадо, Северный Мичиган. Но эти вина пока популярны на местном уровне, как и в случае с Огайо. Мне очень нравится делить вино с друзьями. В Америке это называют social drinker – человек, который пьет только в компании. Из ста процентов вина, которое я покупаю, я пью процентов двадцать, остальное уходит на подарки.

95% американцев ничего не знают о вине. Для них это слишком сложный продукт, люди не хотят тратить время на то, чтобы самим искать информацию о вине. Поэтому так популярны винные клубы и сервисы secret boxes, когда по подписке каждый месяц получаешь неизвестные вина. Но я хочу знать заранее, что меня ждет, и не люблю неприятные сюрпризы.

Те, кто разбираются в вине, более образованны, живут интереснее. В основном это бизнес или академическая среда, верхушка среднего класса и элиты. Никто не хочет прийти в ресторан с хорошей винной картой и показать, что ничего в этом не понимает. Нужно узнать азы, а потом приходит интерес, и человеку уже доставляет удовольствие изменчивость вина. Ведь даже две бутылки одного и того же вина не похожи друг на друга! Вино эволюционирует, зреет.

Дома я храню порядка 150 бутылок, есть вина, которым 10–15 лет, сейчас самое старшее – 1972 года. Мои любимые виноделы – Марк Херольд (Mark Herold Wines) из Калифорнии и Крис Камарда (Andrew Will Winery) в Вашингтоне. Для меня они – рок-звезды в мире вина. Через Vivino я наткнулся на вина Марка Херольда и не мог поверить, как же они хороши! Все, что делает Марк, мне очень нравится, я никогда не бываю разочарован, причем бленды тоже очень интересные и стоят дешевле, чем его стопроцентные каберне. Вина Andrew Will стоят порядка $50–100 за бутылку, то есть в три-четыре раза дешевле, чем вина из Напы, но вполне могут с ними соревноваться.

Я никогда не был на европейских винодельнях, но это входит в мои планы. На днях мой младший уезжает в институт. Надеюсь, что у меня освободится время, рассеются ковидные страхи и я поеду в Напу или в Европу.

Дарья Мельникова

Штат Флорида, г. Форт-Лодердейл. Психолог

Моя любовь к вину началась с путешествий по испанским Риохе и Рибере-дель-Дуэро. Мне нравятся достаточно плотные, тяжелые, телесные, танинные вина. Я до сих пор храню верность Испании и всегда предпочту испанские вина итальянским или французским. Но и в Америке, где я сейчас живу, у меня появились любимые вина.

Два года назад я узнала о калифорнийском зинфанделе от Rombauer Vineyards. В Америке этот сорт называют просто «зин». Для меня, любителя риохи, он всегда казался достаточно жидким, но у Rombauer он удивительно колоритный. Во Флориде бутылка этого вина стоит порядка $40–45.

Калифорния – это сокровищница, здесь надо ездить и искать свое. От Сакраменто, столицы штата, до виноградников Напы – 30–40 минут на машине. Моя стратегия – просто гуглишь и едешь. В прошлом году мы так оказались у Captain Vineyards. Владелец – француз арабского происхождения, бывший инженер медицинского оборудования, работал на компанию Siemens, возможно, владел какими-то патентами, живет в прекрасном доме с женой и парой собак. Мы позвонили и сказали, что приедем через час. Он встретил нас в тапочках-шлепках, майке и шортах. Нам показали виноградники и погреб, мы продегустировали вина и купили несколько бутылок, гуляли по территории. Все это обошлось, с учетом покупки вина, долларов в 150. Земля в Калифорнии очень дорогая, винодельня – это скорее любимое хобби владельца, чем источник большого заработка.

Если ты встретишь на улице среднестатистического американца и спросишь его: «А что ты вообще из вина знаешь?» – он, скорее всего, назовет сорт пино нуар. А вот у меня с ним любви не сложилось

Бывают, правда, и накладки. Недавно в Сакраменто решили пойти на винную фабрику. Там флайт – пять вин на выбор. Мы взяли два флайта, оказалась – редкая гадость. Поэтому надо знать, конечно, куда едешь.

Если ты встретишь на улице среднестатистического американца и спросишь его: «А что ты вообще из вина знаешь?» – он, скорее всего, назовет сорт пино нуар. А вот у меня с ним любви не сложилось.

Вообще, вино в Америке обычно пьют только те, кто путешествует. А для обычного американца путешествия – это недоступный вид развлечения, как финансово, так и ментально. В культуру же, будь то винную или музыкальную, надо погружаться. И если в семье не было такой возможности, то ее дают только путешествия. Вот мужу моей старшей дочери, американцу, 22 года. Он смотрит с большим удивлением, когда я пью вино, ищу какие-то ножки в бокале. Для него это непонятно. Сам он может выпить пиво Moonlight или с друзьями в баре пару крепких, убийственных коктейлей. Но, так как он считает, что в момент встречи с моей дочерью на него чуть ли не снизошла благодать, мы прощаем ему и Moonlight, и незнание мировой истории с географией. Возраст американского любителя вина, на мой взгляд, – это где-то 50 плюс.

Я стараюсь не пить больше двух бокалов за раз. У нас во Флориде в супермаркетах европейские вина представлены плохо. Поэтому, если мне хочется вина, я езжу в специализированный магазин ABC Fine Wine & Spirits. В магазине я проверяю вино с помощью Vivino, но могу купить даже несмотря на рейтинг, если продавец хорошо сделал свою работу. Онлайн вино я не заказываю.

Сейчас я на несколько месяцев приехала по работе в Калифорнию, прохожу практику в старшей школе. Хоть по закону употребление алкоголя разрешено в Америке только с 21 года, в старшей школе, конечно, уже пьют, в основном пиво. Мечты подростков здесь окружены роскошью. Я обратила внимание, что среди машин с дорогими дисками, шикарных домов, модных телефонов, Гуччи, кепок и кед за полторы тысячи долларов там присутствует еще и виски. Вообще, в американской старшей школе можно купить все. Такого количества алкоголя и наркотиков на уровне школы в Москве я не могла себе представить. 

Америка – очень пьющая страна. Более пьющая, чем Россия, мне кажется. Когда я в пятницу вижу тележки, выкатывающиеся из магазина Costco, груженные под завязку крепким алкоголем не самого лучшего качества, я точно знаю, чем их владельцы будут заниматься в ближайшие дни. Говорят, что Россия – пьющая страна, что здесь пьют, чтобы напиться, достичь измененного состояния сознания, так вот в Америке все то же самое! Все эти поговорки про Thirsty Thursday дают нам понять, что пить начинают уже в четверг, продолжают – в пятницу и субботу, а вот воскресенье – это святое, семейный день.

У нас во Флориде есть городок Wilton Manors. Есть поверье, что там живут все странные люди. Там много не обычных кафе, арт-магазинов, антикварных лавок. Однажды черт меня дернул зайти в один винный магазин. Нельзя сказать, что там царил полный беспорядок, но все было ветхое, пыльное. На столе, полу, полках вместе с бокалами, чистыми и грязными, стояли бутылки вина. Ко мне вышел мужчина лет шестидесяти, сухой, высокий, с крепким костяком, развитыми кистями рук и длинными предплечьями. Я хотела ущипнуть себя и спросить, живой ли вообще он и живая ли я. Было ощущение, что я в гостях в потустороннем мире. Незнакомец встретил меня приветливо, сразу что-то налил, стал рассказывать, что в этом «погребе» он живет и работает и что за последние 20 лет он практически не ест, а вино – это его основной рацион в течение дня. По его словам, он прекрасно себя чувствовал и отлично выглядел. Мне он порекомендовал придерживаться тех же правил и употреблять на ежедневной основе, как микстуру. Он убеждал меня, что для этого вовсе не обязательно пить дорогие вина, что и среди вин за $10–20 можно найти прекрасные образцы. Но я у него ничего не купила и сбежала, так и не став частью клана.

Наталья ЛоПресто

Штат Флорида, г. Корал-Спрингс. Парикмахер, владелец Modern Bride by Natalia

Меня волнует вопрос качества вина, а к американским винам большие претензии – в них кладут много сульфитов. Поэтому я предпочитаю европейские вина. Мой муж по происхождению итальянец. Его дедушка и бабушка по папиной линии эмигрировали в Америку с Сицилии, по маминой – из Украины. Но сам он ни по-итальянски, ни по-украински не говорит. Дедушка-сицилиец поселился в Америке в городе Ангола, штат Нью-Йорк. Во времена сухого закона нелегально делал там вино. Большая часть вина оставалась дома, но немного уходило и на продажу. Дедушка по-английски не разговаривал, дожил до глубокой старости, до конца жизни вечером выкуривал сигару и выпивал бокал виски. Муж помнит, что в подвале дедушкиного дома стояло вино и оно всегда было очень холодным. Поэтому ему до сих пор нравится добавлять в вино лед. Сейчас у нас дома маленький винный холодильник, там хранятся, например, Opus One 1998 года, Château Lafite Rothschild 1988, Château Beychevelle 2001.

Обычно вино выбирает мой муж. Если нравится вино, ищем онлайн, покупаем сразу ящик. В Америке так часто делают: если нашли молодое вино, покупают ящик и ждут, когда оно созреет. К сожалению, высокая стоимость вина еще не гарантия его качества. У нас очень долго стояла большая подарочная бутылка Opus One, и, когда мы ее открыли, были очень разочарованы: вино, как говорится, убежало из-под пробки. А с вином от Роберта Мондави у меня произошла обратная ситуация. Я была очень удивлена, но всего за $6 вино было вполне сносным.

Или, например, Jordan. Бутылка стоит $100–120, оно вкусное, богатое, но очень сухое, с высоким содержанием алкоголя. Я высокая и худая, поэтому два бокала этого вина для меня – уже слишком, и я не буду его больше заказывать – не потому, что оно плохое, но лично мне оно просто не подходит.

Мы хотели посетить Напу, но в связи с ковидом у нас никак не получается. В любом случае такое путешествие нужно планировать заранее. В мишленовский ресторан The French Laundry и за полгода не записаться!

Стивен Питерсен

Штат Вашингтон, г. Сиэтл. Брокер по недвижимости

С миром вина и высокой кухни я познакомился лет 30 назад благодаря соседу, с которым мы вместе снимали квартиру, потом он стал очень известным шефом в Сиэтле. Конечно, тогда я не мог предположить, что в 2004 году стану одним из основателей винодельни. О земле, где сейчас находится винодельня Ambassador Wines of Washington на Красной горе (Ред-Маунтин), я узнал случайно. Мой друг выиграл в аукционе, и призом было приключение на озере в Сиэтле. Нас было шесть лодок, в каждой был винодел с тарелкой закусок и кейсом вина. И вот винодел в моей лодке рассказал о женщине, которая продавала землю в зоне, которая совсем недавно стала AVA (американская виноградарская зона). Я к тому моменту уже давно занимался недвижимостью и решил позвонить этой женщине. Я узнал, что в этом месте за последнее время делают много хороших вин, посмотрел на сторону холма и понял, что она не застроена. Потом привлек своих друзей, и мы стали покупать там участки и сажать наши собственные виноградники.

На Юге Франции мы как-то плыли на лодке и остановились наугад в ресторанчике в глуши, выпили там все розе и шампанское, которое у них было. Так, наверно, и рождаются истории о сумасшедших американцах.

Почвы здесь очень благоприятны для виноделия. Во время ледникового периода этот холм был посередине наводнения, с канадских долин сюда принесло камни. В результате получилась комбинация илистых, пористых и вулканических почв. Быть совладельцем винодельни – тяжелая работа. Чтобы научиться правильно говорить с людьми, которые занимаются виноделием, я записался на лекции по энологии в местном университете, стал сомелье. Мы нашли менеджера виноградников, в обязанности которого входило подготовить землю к посадке. Винодел появился три года спустя, когда лозы дали первый урожай. Но в итоге я все-таки продал свою часть акций.

Один из плюсов того, что ты был когда-то основателем винодельни, – тебе каждый год присылают много вина. У меня дома всегда больше вина, чем я могу выпить.

Я люблю путешествовать и пить местное вино. Я был в Бордо, в Провансе, в Шатонёфе и Жигондасе. Но самое веселое винное путешествие было в Орегон. Я нашел в Орегоне трейлер-парк, в котором владелец собрал прекрасные дома на колесах 1950–1960-х годов и отреставрировал их. С друзьями мы сняли десять домов и устроили вечеринку в стиле американского ретро посреди виноградников с барбекю и диджеем.

А на Юге Франции мы как-то плыли на лодке и остановились наугад в ресторанчике в глуши, выпили там все розе и шампанское, которое у них было. Так, наверно, и рождаются истории о сумасшедших американцах.

Американский винный рынок огромен, но только 8% от всех продаж вина в Америке – это качественные вина высокого уровня. Остальное – балк, посредственные вина. В Калифорнии только 2% от общего объема производства вина – это высококачественные вина. В Вашингтоне доля таких вин существенно больше. Стоимость земли в Калифорнии в четыре раза выше, чем в Вашингтоне, как и расходы на производство. Поэтому, если выбирать между бутылкой за $100 из Калифорнии и бутылкой за $50 из Вашингтона, я выберу Вашингтон. В Вашингтоне сейчас 12 000 виноделен. Одна из моих любимых – это Cayuse в долине Уолла-Уолла. Француз Кристоф Барон переехал в Вашингтон, чтобы делать вино. У его винодельни самый долгий лист ожидания в США: чтобы купить три бутылки, надо ждать восемь лет! На вторичном рынке это вино продается за $400, и люди его все равно покупают, потому что оно потрясающее.

Когда я начинал проект Ambassador Wines, Кристоф предлагал сертификат: средства с его продажи шли на оплату обучения в местном университете людям, которые хотят заниматься вином. С моим другом на пару мы купили сертификат, который дает нам право на 36 бутылок в год. Я в этой рассылке уже 15 лет.

Другая моя любимая винодельня – это Quilceda Creek. Винодел Пол Голицын (Paul Golitzin) – племянник Андрея Челищева. Пол был инженером на фабрике Boeing в Вашингтоне, дядя Андрей помог ему посадить виноградники на Красной горе и научил, как делать вино, оно регулярно получает наивысшие баллы от Роберта Паркера. Есть еще другие прекрасные виноделы – Крис Камарда (Andrew Will Winery), Элизабет Бурсье (La Rata Wines), Баб Бетц (Betz Family Winery).

У меня дома вина постоянно меняются, как продукты в холодильнике. Я часто помогаю другим выбирать вино – и друзьям, и незнакомцам. Был случай, когда мне позвонили друзья из отпуска в Австралии, прислали винную карту ресторана, где сидят, и попросили выбрать вино. Еще я по четвергам устраиваю домашние дегустации.

Екатерина Фомина

Штат Калифорния, г. Аламида. Брокер по недвижимости, владелец компании Crypton Realty

Я родилась в Минске, уже 18 лет живу в Калифорнии, из них 15 лет работаю в недвижимости, занимаюсь продажей домов в Кремниевой долине. Когда я приехала в Штаты, я различала только белое и красное вино. Но, так как я поселилась рядом с Долиной Напа, друзья начали возить меня на дегустации вин, и я постепенно втянулась. Сейчас поездки на винодельни, дегустации вина – это мое хобби.

Долина Напа от меня в полутора часах езды. Это очень красивые места, сами дегустационные комнаты могут выглядеть как залы в замке. Есть винодельни, которые напоминают французские шато, только им не 300 лет, а 30. Но бывает, что винодельня больше похожа на сарайчик. Качество вина от этого не зависит.

Из своих поездок я начала привозить вино, со временем образовалась коллекция и пришлось купить отдельный холодильник, который вмещает больше 300 бутылок. Я веду учет вин своего холодильника, есть вина, которые хранятся уже более 10 лет, нужно смотреть, чтобы они не перележали. В Калифорнии около 4000 виноделен. Мне было интересно каждый раз посмотреть что-то новое. В итоге я объездила всю Калифорнию, от Санта-Барбары до Севера. Сейчас я стараюсь обходить туристические места стороной и искать винодельни, о которых даже местные не знают. На винодельни я езжу, чтобы наполниться энергией, с собой беру только семью и близких друзей.

Я хорошо разбираюсь только в калифорнийских винах, другие штаты и страны знаю плохо. Но если говорить о Калифорнии, то я по вкусу вина могу определить, из какого оно региона.

Я посещала занятия в San Francisco Wine School, но, к сожалению, не могу уделять много времени обучению из-за работы. Виноделам, конечно, интереснее общаться со знающими людьми. Когда ты задаешь правильные вопросы, тебе могут неожиданно из библиотеки вынести какое-нибудь классное вино, чтобы просто узнать твое мнение.

Друзья постоянно просили у меня совет, куда им поехать. Я начала писать отзывы о винодельнях, потом уже стала из этих обзоров делать pdf-гайды по районам. На моем сайте katefomina.com есть карта Калифорнии, где отмечены винодельни, на которых я была, можно почитать мои заметки.

Еще я создала на Facebook группу «ВиноФилы», сейчас там уже около 1000 человек, мы делимся опытом, кто что посмотрел. Началось все с моего круга друзей, но потом к группе стали присоединяться люди из других штатов и даже стран.

Я хорошо разбираюсь только в калифорнийских винах, другие штаты и страны знаю плохо. Но если говорить о Калифорнии, то я по вкусу вина могу определить, из какого оно региона. Я часто слышу истории, когда люди, работающие здесь в IT-индустрии, программисты, хирурги, врачи, дантисты все бросают, покупают виноградник где-то в Напе и начинают делать свое вино. Есть один интересный винодел – Майкл Гилл (Michael Gill Cellars). Когда-то он был дантистом, потом стал виноделом, но есть у него и еще одна страсть – охота. Дегустационная комната на его винодельне заполнена чучелами животных. Там есть и волки, и олени, и лев, и даже белый медведь, за которым Майкл ездил чуть ли не в Россию.

Вообще, стоимость дегустаций очень подросла. Когда я только приехала в Штаты, можно было продегустировать вино за $15, или даже за $5. А сейчас в Напе средняя стоимость дегустации – $40–60. Но в нетуристических местах все еще бывают бесплатные или очень дешевые дегустации. Растет и количество виноделен. В Пасо-Роблс, например, сейчас около 200 виноделен, а еще в 1990-е там было всего три или четыре хозяйства.

Кино тоже способствует популяризации Напы. Однажды мы с мамой взяли три выходных и поехали по местам, где снимался фильм Sideways. Не во все винодельни попали, но были в Kalyra Winery. После выхода Sideways взлетела популярность пино нуара, а вот продажи мерло, наоборот, упали. Я даже не помню, когда я последний раз пила рюмку водки. Когда мы встречаемся с друзьями, пьем в основном вино, может, еще немного пива и коктейлей. Бокал вина можно заказать в обед, за завтраком на выходных принято пить коктейль «Мимоза» с игристым. Вино здесь – это такой же напиток, как в России чай.

И еще два героя прямо из Кремниевой долины и Сан-Франциско, с которыми поговорила новый редактор SWN Татьяна Паласова.

Игорь Яговой

Штат Калифорния, г. Лос-Альтос. Инжиниринг-менеджер

Я переехал в Лос-Альтос из Санкт-Петербурга в 2015 году. Мой город граничит с Купертино и Маунтин-Вью, а население здесь условно делится на две большие группы: new money, представленную людьми из сферы IT, и old money – все остальные. Не сказать, что коренные жители со средним доходом счастливы притоку в Лос-Альтос new money – из-за нас здесь сильно повышаются цены на недвижимость и не только на нее. Когда я жил в Петербурге, все мои интересы в алкоголе сводились к крафтовому или не очень пиву, и я был завсегдатаем магазина, где продавали порядка 400 сортов. А потом я приехал в Америку, и пиво здесь мне совсем не понравилось, поэтому и перешел на вино. Однажды я попал на старейшую в США винодельню Buena Vista в Долине Сонома, где увидел, как в гигантские бочки запускают стеклянный сосуд вроде огромной пипетки, а потом разливают из него вино по бокалам для первой пробы. 

Меня это все так поразило, что я решил изучить и другие хозяйства. Ситуация с Напой чем-то напоминает мне историю с айтишниками в Лос-Альтос: вино оттуда стало настолько популярным, что резко подскочило в цене. Можно найти места, где будет не хуже и при этом дешевле. Скажем, Пасо-Роблс с винодельнями Saxum, Daou и Austin Hope. Долгое время Austin Hope делали неплохое, но ничем не примечательное вино, а потом в 2015 году они сделали каберне совиньон – год моего переезда в США – и получили 97 баллов от Wine Enthusiast. В итоге его стало невозможно достать. У меня есть несколько бутылок, и мне нравится история, которая стоит за ними. Недавно за одну такую просили порядка $150 при стартовой цене около $35, но я и не думаю продавать.

Несколько лет назад в Калифорнии появились химики-энтузиасты, копирующие вкусы дорогого и элитного вина. Они и не скрывают, что выпускают подделки, и продают их сильно дешевле оригинала.

Обычно я пью вино из трех стран: США, Италии и ЮАР. В ЮАР есть небольшое хозяйство Kanonkop, где делают великолепный пинотаж. С этой винодельней произошла почти такая же история, что и с Austin Hope: в 2018 году вино Kanonkop Paul Sauer – забавно, но снова 2015 года – получило 100 баллов от критика Тома Аткина и было признано самым престижным вином ЮАР, так что теперь бутылки раскупают прямо на этапе фьючерсов.

Очень удобное винное приложение Wine-Searcher, оно выручит, если вы хотите найти редкую бутылку. Например, в Америке почти нет хороших грузинских вин (в русских магазинах представлен короткий список производителей), а Wine-Searcher решает эту задачу легко, отправляя вас, скажем, в нью-йоркский магазин, где выбор Грузии огромен, и остается только оформить доставку.

Несколько лет назад в Калифорнии появились химики-энтузиасты, копирующие вкусы дорогого и элитного вина. Они и не скрывают, что выпускают подделки, и продают их сильно дешевле оригинала. Для меня же вино – продукт благородный, и оно должно естественным путем обрести свой вкус, цвет, насыщенность, и осадок у него должен выпасть на ситечко, когда вы отправляете содержимое старой бутылки в декантер.

Если бы я вдруг оказался на необитаемом острове, то хотел бы иметь при себе такие бутылки: на утро Illumination Sauvignon Blanc от Quintessa, потому что оно замечательно идет с морепродуктами и хорошо пьется в жару, на вечер – Austin Hope Cabernet Sauvignon и Caymus Cabernet Sauvignon, а свое чудесное спасение отпраздновал бы на лодке бокалом Paul Hobbs Beckstoffer To Kalon Vineyard Cabernet Sauvignon.

Максим Прасолов

Штат Калифорния, г. Сан-Франциско. Предприниматель, инвестор и исследователь искусственного интеллекта

В Сан-Франциско я переехал три года назад, основал с калифорнийскими партнерами стартап neu.ro и сейчас работаю в сфере машинного обучения и искусственного интеллекта. Я живу в SoMa, районе новых кондоминиумов и небоскребов, которые стали появляться в Сан-Франциско на фоне бума высоких технологий. Во многих кондоминиумах, кроме бассейнов, для удобства жильцов есть винные хранилища, а если есть холодильник, то найдется и что в нем хранить.

В моей коллекции преобладают богатые и насыщенные калифорнийские вина чернильного цвета, в основном каберне – визитная карточка региона, а также зинфандель и пино нуар, и, разумеется, игристые вина. Одни из лучших сухих игристых в США, на мой вкус, производит Domaine Carneros, в винном клубе которого я состою. На вершине холма они построили потрясающее шато, вдохновленное Château de la Marquetterie в Шампани, а часть его вообще привезли из Франции. Свое вино Domaine Carneros полноправно называет шампанским, поскольку работают виноделы под эгидой дома Taittinger. Среди наиболее интересных игристых стоит отметить и Iron Horse – их брют подавали на закрытом ужине в рамках исторической встречи Рональда Рейгана и Михаила Горбачева на саммите в 1985 году. В среднем членство в винном клубе стоит от $300 до $1500 в год, и вам всегда будут приходить новинки сезона и комплименты от винодела. Иногда проходят лотереи, и может крупно повезти. Так, пару лет назад я получил вина на сумму, в два раза превышающую мой годовой взнос.

Во многих кондоминиумах кроме бассейнов для удобства жильцов есть винные хранилища, а если есть холодильник, то найдется и что в нем хранить.

Кроме калифорнийских вин, я большой поклонник южноафриканского пинотажа. Мой любимый пинотаж вызрел и был разлит на винодельне Neethlingshof Estate. На территории их хозяйства близ Стелленбоша растет старый дуб, и, говорят, на нем уже 70 лет живет семейство сов. Каждый вечер одна сова спускается и делает обход вокруг дерева – в ее честь одну из топовых позиций назвали The Owl Post и разместили изображение птицы на этикетке. Никто не понимает, зачем она ходит вокруг дуба и как первая сова передала свой пост потомкам, но факт остается фактом: я лично там был и видел вечерний обход.

Интересно, что пороговая граница цен на калифорнийские вина всегда выше европейской, а вот верхняя – существенно ниже. Здесь сложно найти бутылку хорошего красного вина меньше чем за $20, но при этом можно купить очень достойное за $45-50, тогда как во Франции аналог будет стоить более 100 евро. Вот уже 20 лет я совсем не ем мясо. Для меня калифорнийское каберне не хуже сочетается с сырами, оливками, артишоками, орехами или диким лососем – специалитетом Западного Побережья. Начинающие виноделы в США иногда сбывают продукцию через сервис Naked Wines (nakedwines.com), предлагающий своим подписчикам совсем недорогие бутылки. Естественно, попадается вино сомнительного качества, поэтому я им не пользуюсь, но многим нравится. Для мелкого опта советую приложение wtso.com – покупать там можно только ящиками, зато со значительными скидками.

Если вы оказались в Калифорнии, я бы рекомендовал отправиться в город Кармель-у-моря. Внешне он чем-то напоминает уютные местечки в Нормандии, с белыми пляжами, модными винными и устричными барами. А дальше двигайтесь по побережью на юг и через пару часов окажетесь в Эдна-Вэлли, где я пил одно из лучших калифорнийских шардоне. Если вы вообще «играете за белых», то следуйте в обратном направлении, на север штата, где находится аппелласьон Рашен-Ривер – за счет терруара, прохлады и очень чистой воды там производят несметное количество отличных белых вин из шардоне, пино гриджо и совиньона блан, а хозяйства выстроились в цепь вдоль русла реки, поэтому наслаждаться ими вы будете вкупе с невероятным видом. Рядом с Рашен-Ривер есть и Долина Александер с целым семейством виноделен Ferrari-Carano и изумительным шато во французском стиле. В будущем виноделие, как и другие сферы агросектора, еще сильнее обрастет технологиями. Сейчас роботы собирают клубнику, а значит, могут собирать и виноград. Возможно, алгоритмы искусственного интеллекта научатся и предсказывать качество вин по годам, суммируя данные по климату и исторические характеристики винтажей. Было бы неплохо.

Фото на обложке: © California Wine Institute.

Иллюстрации: © Анастасия Кондратьева.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №143.

Статьи по теме:
  • Евгения Речкалова

    Автор

  • 30 ноября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также