Анатолий Корнеев — почему именно сейчас для российского вина сошлись все звезды

Анатолий Корнеев – почему именно сейчас для российского вина сошлись все звезды

Анатолий Корнеев

Сооснователь и вице-президент Simple Group

30 сентября 2020

Пандемия для российского виноделия оказалась тем несчастьем, которое счастью помогло. Из-за нее сложилось такое, подобное параду планет, сочетание факторов, толкающих индустрию вперед, какое на моей памяти случается впервые.

Первый фактор: рост и изменение самой отрасли

В прошлый кризис 2014 года предприятия с лозами старше трех лет можно было пересчитать по пальцам. На рынке в тот момент была первая волна производителей, многие из которых с тех пор либо частично обанкротились, либо сменили владельцев. Сегодня мы имеем совершенно другой уровень ресурса виноделов. И я уверен, что лучших из них мы собрали в наш портфель.

Мы неслучайно работаем с этими людьми. В первую очередь все они – предприниматели, инвесторы в собственный бизнес. Когда-то меня удивил Михаил Николаев-младший. Я был долго с ним знаком и думал, что он просто сын богатых родителей, учился за рубежом… Однако когда мы начали предметно присматриваться друг к другу, разговорились, то оказалось, что он очень глубоко в теме: разбирается в клонах своих сортов, в поставщиках, в подвоях. И общие темы нашлись сразу.

Хронологически наш портфель открыл своим «Маркотхом» Алексей Толстой, человек потрясающей эрудиции в мире вина, коммуникабельный и очень творческий. Сильно позднее Алексей познакомил нас с Галицкими. Это самое красивое с выстроенными, как на параде, виноградниками в природном заповеднике хозяйство.

Но одним из первых с точки зрения серьезного бизнеса и объемов стала «Золотая Балка». Почему? Понравились люди, мы в них поверили сразу. Самый давний и очень надежный наш партнер – Артём Зуев. Мы начали с тяжелой темы, с Крыма, фактически с момента его присоединения. Важное уточнение: в данном случае речь идет о Севастополе. Он был и остается особенной частью полуострова. С винодельческой точки зрения еще куда больше. Проработав более пяти лет, мы понимаем, что с этими людьми нам очень легко договариваться. Переговоры походят на игру в пинг-понг: мы подаем идею – они реагируют, предлагают они – мы подхватываем. По продажам мы скоро перевалим за миллион бутылок в год, работая не с «Золотой Балкой», а с «Балаклавой», а она дороже.

Повлиял на мое восприятие российских виноделов организацией и размахом разумных инвестиций и Александр Павлович Сикорский. Ему удалось меня удивить еще и образцовым порядком. Понятно, что есть и возможности, и ресурсы. Но при всех этих возможностях все предприятие организовано с головой. За каждым решением стоит идея. Это большая редкость – гораздо чаще можно увидеть предприятия, где за красивым фасадом ничего не стоит.

В управлении Николаевых есть продукт «Мантра». Этот чуть более экспрессивный набор вин говорит о том, что «Лефкадия» тоже неоднородна. А еще это очень позитивный показатель того, что у людей с большими ресурсами есть желание сделать что-то значимое.

© Лефкадия

© Sikory

Второй фактор: закрытие границ

Количество потребителей выросло в разы, поскольку, независимо от социального статуса и уровня доходов, стало невозможно передвигаться по миру. Люди, которые уезжали отдыхать и получать свой винный опыт за границей, вдруг открыли Геленджик, «Крымский бриз» и «Мрию». Они вынуждены были попробовать российское вино и убедиться, что им предлагают продукт очень хорошего качества.

Владельцы хозяйств инвестируют в инфраструктуру, и винный туризм если еще не появился, то появится очень скоро. Это будет важной частью маркетинговой программы. «Золотая Балка», которая открыла ресторан и может продемонстрировать всю полноту красок местной гастрономии, и «Лефкадия» – лидеры России с колоссальным опытом приема туристов. Скоро Галицкие вступят в эту семью, они уже начинают строительство погреба. Я видел чертежи, и уровень эстетики проекта поражает воображение, у них очень силен эстетический компонент: начиная от этикеток до того, как они ухаживают за лозой.

Я с удивлением и восторгом наблюдаю волну туристов, захлестнувшую Крым и Краснодарский край. Количество восторженных отчетов в соцсетях о дегустациях и посещении наших хозяйств вызывают у меня чувство уверенности в устойчивом развитии российского виноделия.

Третий фактор: принятие Закона о виноградарстве и виноделии

Он задает важный вектор: в ближайшие годы будет поощряться производство вина с российских виноградников. Это стимул высаживать лозы. Развивается система терруаров, географических указаний. Российское виноделие, по крайней мере сначала, будет больше похоже на новосветское, чем на классическое европейское. Мы в этом плане похожи на австралийцев: в отличие от сформировавшейся, спозиционированной где только можно и зарегламентированной Европы, у нас меньше шор и ограничений, масса возможностей для поистине безграничных экспериментов.

Понятно, что есть высокие входные барьеры: чтобы начать экспериментировать с новым сортом, нужно пройти его сертификацию и т. д. Госаппарат, регулирующий отрасль, не делает жизнь виноградарей райской, это понятно. Но зато потом ты не ограничен никакими аппелласьонными правилами. Здесь интересна эволюция «Лефкадии»: они начинали классично, но сейчас выпускают очень экспериментаторские вина – «Холодный душ», например, или «Амфоры».

Закон живо обсуждается в профессиональных кругах, поскольку в нем много неточностей, белых пятен, особенно в отношении питомников, технологических приемов, маркетинга, контроля качества. Активно дискутируются странные поправки о замене локальных СРО на единый федеральный, что является нерабочей схемой, не существующей нигде в мире. Тем не менее польза самого Закона, такого долгожданного и многострадального (на его разработку ушло 20 лет), очевидна.

Из тех, с кем мы пока не очень много работаем, но кто вызывает во мне безусловное уважение и признание в части развития виноделия и виноградарства в России, я бы отметил «Кубань-Вино». На меня производит огромное впечатление Александр Кретов, его предприятия лидируют по числу высаженных гектаров и количеству продаваемых бутылок. Это понятная и экономически перспективная бизнес-модель, идеальная для условий Тамани. Но это не все. Питомником, который они заложили, можно гордиться. Если бы у нас в стране было много таких питомников, то и Закон бы в этой части не критиковали. Я был в «Раушедо» и могу сказать, что питомник Кретова – достойный, современный, ни в чем ему не уступающий.

Не стоит забывать: мы находимся в регионе исторического виноделия, через который проходили основные маршруты миграции лоз. Южный берег Крыма был колонизирован греками-понтийцами, а Долина Лефкадия неслучайно имеет греческое название, эту тему хозяйство продолжает в названиях других линеек и символике.

Четвертый фактор: субсидии государства и ценообразование

Эти меры связаны с Законом, но вступили в силу даже несколько раньше: поощрение виноградарства через частичный возврат акциза. Государство реально возвращает деньги за высадку новых виноградников, и деньги немаленькие. Российское вино будет выглядеть все более привлекательно на фоне импортного, для которого акциз растет. А потеря 25% стоимости национальной валюты способствовала тому, что зарубежное вино еще больше выросло в цене. Для российского вина неожиданно появилось существенное конкурентное преимущество: более качественное вино в ситуации высокой экономической напряженности стало доступнее.

О том, что качество изменилось в лучшую сторону, можно говорить даже на примере нашего портфеля. Главное, что оно стало стабильным. Раньше можно было найти с десяток предприятий с качественным продуктом, сделанным специально для конкурсов. Сейчас ситуация изменилась. Но при формировании портфеля мы остановились на нескольких поставщиках, которые обеспечивают нам своим ассортиментом отличную пирамиду качества. С точки зрения перспективы площадей, которыми владеют наши партнеры, мы уверены, что их производство будет расти на 10–20% в год. И мы рады возможности расти вместе с ними. Мы знаем, как продвигать наших партнеров и помогать им выводить продукты на рынок. 

Еще недавно единственно успешной считалась модель: «Продавайте дорого, тогда все подумают, что это качественно». Доля правды в этом была, но такой подход работал только в отсутствие конкуренции. Теперь, когда на рынок выходит все больше терруарных вин, конкурировать будет сложнее.

С нашими партнерами мы договорились о ценовых моделях. У нас не массовый продукт, наши вина российского портфеля – премиальные и суперпремиальные. Но мы уверены, что наша терруарная модель не будет смещена в сторону дорогого вина. При этом в нашем портфеле есть вполне демократичные позиции до 1000 рублей.

На примере нашей отрасли мы видим, что предприниматели России сумели доказать состоятельность своего класса, исторического класса купечества. В сфере виноделия это самое созидательное начало, порождающее новые звезды. Неважно, чем люди раньше занимались: банками, тротуарной плиткой или чем-то еще. Они рискнули вложить деньги в новый для себя бизнес и строят в нем работающие модели.

Вот в такой парадигме мы начинаем наш проект «Большое русское вино», с которым знакомим вас в этом номере.

© Игорь Родин

Аспект крю 

В своем российском портфеле мы выделяем терруарные составляющие. Есть два больших блока: крымская, точнее, севастопольская часть – более защищенная, стабильная, с меньшей угрозой заморозков. В юго-западной зоне Севастопольского региона больше солнца, экспрессии, очень интересные меловые почвы, много извести. Там можно культивировать очень разные сорта. Сейчас высажены только международные, но в перспективе десяти лет увидим интересные автохтоны. На работу по селекции потребуется много времени. Нужна массальная селекция, когда конкретные лозы адаптируются к конкретным участкам, на что уйдут годы. Но уверен, об этих участках заговорят и у нас, и за рубежом.

Вторая часть – анапская с огромным разнообразием терруаров и микроклиматов. Эта территория, где начинает формироваться Кавказский хребет, чем-то напоминает мне предгорья Альп. Здесь, как, например, в Ланге, проехав полчаса на машине, можно попасть в совершенно иные природно-климатические условия.

Фото на обложке: © Игорь Родин.

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari