Вальтер Масса: «Вино – простая вещь, это не хирургическая операция на мозге»

Вальтер Масса: «Вино – простая вещь, это не хирургическая операция на мозге»

Биссо Атанасов

Автор

24 июля 2020

Архивное интервью с владельцем Vignetti Massa (Италия, Пьемонт), которое состоялось в рамках Simple Expo. Вальтер Масса рассказал, зачем высаживает розы на виноградниках, почему великие виноделы не увешиваются табличками и как держать баланс над сумасшествием в жизни и вине.

Материал был впервые опубликован в Simple Wine News №125.

В тиморассо не все поверили сразу. Некоторые не верят до сих пор. Но я от этого не страдаю, ибо большинство аппелласьона со мной. У меня самого уже половина посадок (15 из 30 га) – под тиморассо. Всего вокруг Торноны – 190 га.

Раньше у нас была проблема с толстыми гребнями тиморассо – они могли забить гребнеотделитель и вывести его из строя. Проблему я решил отказом от гребнеотделения. Я дроблю виноград с гребнями, загружаю пресс, мацерирую два дня.

Азот я не использую. Когда Иисус даровал нам вино, азота к нему не прилагалось. Мне нравятся простые вещи: вино, женщины, вкусная еда и т.д. Вино – тоже простая вещь, это не хирургическая операция на мозге, скорее продукт самого человека, нежели науки, при этом делается само. Это как секс – не обязательно зубрить Камасутру, чтоб им заниматься.

Самое трудное – поменять человеку голову. У нас на селе три типа людей, связанных с вином: крестьянин, виноградарь и винодел.

  • Крестьянин хочет меньше работать, много получать и иметь больше, чем у соседа. Если у тебя 20 га, у меня должно быть 21, если у тебя трактор на 50 лошадей, то мой должен быть на 60. То есть он работает на количество.
  • Виноградарь чуть более амбициозен в плане качества, но так как плохо представляет, что с виноградом делается на винодельне, ему нужен посредник, чтоб его виноград туда попал. 
  • Винодел – уже мегаломан, ему нужно, чтоб его малый кусок земли, благодаря «энзиму» по имени виноград, стал известен во всем мире. У винодела в голове должен работать закон баланса. Без этого дойти до Москвы в качестве гостя на Simple Expo нельзя. Он должен привеcти в баланс производство винограда и вина, мацерацию, выдержку и т.д. или хорошо их изучить. Нравиться всем непостижимо, поэтому, делая вино, ты должен применять закон одного из самых знаменитых энологов всех времен Эразма Роттердамского: вино – это отражение разума.

Об Этне сейчас заговорили именно благодаря мегаломанству тамошних виноделов. Но проблема в том, что при всем шуме, всех инвестициях, что туда влились, они не могут собрать 1000 евро, чтоб очистить дорогу, ведущую в Пассопищаро, от пластикового мусора.

© Андрей Ковалев

Барбера хороший сорт, но с ней или делаешь много или качественно. Это как если открыть ресторан: у тебя или 300 посадок и средний чек €10, или 30, а средний чек уже по возможностям твоих клиентов. Нам еще нужно перестать называть великие вина из этого сорта его именем. Начало уже положено с Ниццей и Монлеале, но этого мало. Возьмите неббиоло, ведь есть и Бароло, и Барбареско, и Роэро, и Бока, и Гаттинара и т.д., с барберой нужно стремиться к этому же.

Розы на виноградниках высаживают не в качестве индикатора оидиума, это сказки. Посадить розы у начала рядов, это как подарить их женщине. Вы же не надеетесь при этом, что она дольше останется молодой или станет вам лучше готовить. Это просто символ любви. Мы розы сажаем не для того, чтоб они страдали от оидиума, а чтоб показать, как мы любим свой виноградник.

Вино – это как акт любви: каждый его делает как ему нравится. Вот у меня есть фильтр, но это не значит, что я все подряд фильтрую. Так же и с детьми – не обязательно же, чтоб все кончили университет или консерваторию. Вино вправе себя выражать, как это делает сам человек. И навешивание на него ярлыков типа «био-шмио» – символ слабости. Великие виноделы не увешиваются табличками.

Я – супернатуральный винодел. Я пользуюсь опытом предков, которые меня научили, что здесь надо сажать барберу, здесь – кукурузу, а там – персики. У меня есть чаны из нержавейки, которые легко мыть и которые не заражаются ничем. У меня есть бензин и трактор, и я могу за один час обработать бордоской смесью от милдью 3 га. И это важно при моих 30 га, потому как будь у меня ручной обрызгиватель, я бы не успел защитить все виноградники. Ибо природа не скажет мне: «Дорогой Вальтер, ты давай, побрызгай тут еще 5 дней, а я подожду».

Некоторые говорят, что они не используют удобрения. Я понимаю, есть и бедные семьи и у них может не хватать денег. Но ведь если их организму станет не хватать фосфора или кальция, себя они обеспечат. Надо быть последовательными до конца. А то, мол, я на винограднике химию не использую, а дома вернулся, и накатил виагры, чтоб вдоволь посовокупляться.

Мой энолог-консультант – Васко Росси (известный ит. певец. Прим. ред.). Он говорит: «жизнь – это дрожь, которая улетает» и, как и вино, «все дело в балансе над сумасшествием».

3 любимых ресторана в округе

  • Corona (Сан-Себастиано-Куроне)
  • Da Giuseppe (Монтемарцино)
  • Anna Ghisolfi (Тортона)

© Семен Кузьмин

Vigneti Massa Derthona Colli Tortonesi DOC Timorasso 2016

Дертона для Вальтера – это его жизнь. Древнее название Тортоны дало имя объединившимся вокруг Вальтера виноградарям и виноделам после ошеломительного успеха переоткрытого им сорта тиморассо в итальянском и мировом масштабе. Дертона – это не только права, но и обязанность держать качество тиморассо на высочайшем уровне.

Блиц

Сколько вина вы выпиваете в день? Пол-литра. За обедом и ужином, и все.

Идеальное сочетание еды с одним из ваших вин. Мне нравится «континентальная» лигурийская кухня, например пансотти (вид пасты) с ореховым соусом или с песто, с каким-нибудь белым, даже с Derthona.

Где вы проводите отпуск? На винограднике.

Смотрите ли ТВ? Включаю телевизор и, если прохожу мимо и что-то цепляет мое внимание, останавливаюсь и слушаю. Чтоб быть в курсе, что происходит в мире.

Самое большое заблуждение/разочарование или стереотип в мире вина? Разочарование – кортезе в аппелласьоне Колли Тортонези. У нас ему явно не место.

Какой стиль музыки ассоциируется с вашими винами? Прежде всего та, что нравится мне самому и дает мне заряд к жизни: великие итальянские песенники, как Франческо Гуччини, Луиджи Тенко и Ивано Фоссати. Из зарубежных – Брюс Спрингстин, Кэт Стивенс и Нил Янг.

Книга, которая оказала на вас самое большое воздействие? «История смелости» Оскара Фаринетти – она изменила мою жизнь.

Где бы вы делали вино если бы не в Италии? Чинкве Терре. Чтоб быть маленьким, но великим.

Если бы не виноделие, что бы вы выбрали в качестве профессии? Я верю в судьбу. Если мне было предписано стать виноделом, то я им стал. И это – подарок судьбы. 

Глобальное потепление: есть оно или нет? Есть периодические изменения климата. Я еще вижу, что лоза существенно лучше адаптируется к ним, чем думают ученые или виноградари.

На какой машине ездите по виноградникам и «в город»? На виноградниках на лендровере, в город и т.д. на обычной машине, главное, чтоб у нее был багажник. При себе всегда хорошо иметь несколько бутылок вина, они открывают много дверей.

Назовите трех величайших виноделов с вашей точки зрения. У меня с виноделами натянутые отношения. Больше всего уважаю ученых, которые когда-то занялись изучением вина: Луи Пастер, Мюллер Тургау и Донато Ланати.

Одна вещь, которую вы хотели бы поменять в европейском винном законодательстве. Более четкое указание, кем сделано вино: это кооператив, индустриальное предприятие или маленький винодел. Теперь очень много усилий в коммуникациях бросается на то, чтоб рассказать, что в бутылке. Это должен определять закон. А коммуникации должны быть о том, кто это сделал.

Что вы готовите дома? Поленту с грибами.

Закончите фразу: «Когда я пью водку, я …» Думаю, что в России она хороша. За ее пределами нужны помощники, чтоб выбрать правильную.

Собаки или кошки? Кошки.

Фото на обложке: © Семен Кузьмин.

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari