Sustainability: как производство вина влияет на экосистему

Анастасия Прохорова

Главный редактор Simple Wine News

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

8 июня 2020

Ни биодинамика, ни органика уже не оградят виноградарство от последствий изменений климата. Ученые видят единственный выход для отрасли и всей планеты в Sustainability. И вот почему.

Как это по-русски?

Термин sustainability активно используют с 1980-х годов, хотя не все его понимают. На русский язык он четко не переводится. Мы в SWN привыкли писать «природосообразное виноделие», имея в виду «виноделие, сообразное природе, разумное по отношению к планете». В русскоязычных докладах ООН используют выражение «устойчивое сельское хозяйство». Это хозяйство, при котором бизнес должен поддерживать здоровье экосистемы, не транжирить воду и другие ресурсы, думать о будущем поколении, но при этом оставаться бизнесом, то есть приносить прибыль владельцу.

Поисковик Google на фразу "climate change wine" выдает 107 млн результатов, а в Google Scholar собралось 26 000 научных докладов на эту тему.

OIV (Международная ассоциация виноградарства и виноделия) включает в термин Sustainable Agriculture «выращивание винограда и системы его обработки, которые гарантируют экономическую устойчивость производителей и целых территорий, дают качественный продукт, минимизируют риски для окружающей среды и уважают традиции, историю, культуру, экологию и даже окружающие пейзажи». Говоря простым языком, это такой подход к созданию вина, который сокращает негативные влияния на окружающую среду, но остается рентабельным и не забывает про интересы, здоровье и безопасность сотрудников.

Как определяется «вредность» продуктов

Удобную систему оценки негативного влияния любого продукта на окружающую среду в экопунктах разработали в Швейцарии. Впервые ее описал в 1978 году швейцарец Руди Мюллер-Венк (Ruedi Müller-Wenk). Рейтинг «вредоносности» продукта рассчитывается как сумма всех негативных влияний на среду, которые происходят на всех этапах от производства до утилизации.

По этой системе все продукты, которые потребляет средний европеец за год, стоят 20 млн экопунктов, из них 5,6 млн (28%) приходится на продукты питания: 2,5 млн – на мясо, 600 тыс. – на кофе, 390 тыс. – на вино.

В производстве вина, по версии швейцарцев, самый вредный этап – виноградарство. Половина всех антибаллов приходится на использование меди (привет «органистам»). Дальше идут расходы на производство бутылки и передвижение вина по миру.

Sustainable не равно organic

Нас долго приучали к тому, что продукты под грифом Organic более экологичны. Но в винном мире все не так однозначно. Виноградарям приходится бороться с оидиумом и милдью*, вдобавок теперь чуть ли не каждый год фиксируют нашествия новых вредителей** (их миграции и агрессия, кстати, тоже связаны с изменениями климата). Препараты и методы, которые используют для борьбы с ними органисты и биодинамисты, менее эффективны. Там, где обычный винодел проводит обработки химией семь раз за сезон, его сосед-органист распрыскивает разрешенную кодексом медь более 20 раз. И делает он это, кстати, не на лошадях (лошадки – для картинок в журналах), увеличивая CO2-след.

Vitis vinifera не имеет никаких средств защиты против милдью, оидиума и ботритиса. И даже самый «натуральный» виноградник приходится обрабатывать, причем медь и сера – тоже химикаты.

Органическое виноградарство в среднем на 20–30% дороже конвенционального из-за больших трудозатрат при меньшей урожайности. Оно остается уделом некрупных хозяйств. Массовые производители, на долю которых приходится большая часть производимого в мире вина, работают на минимальной марже, для них отказ от химикатов равен отказу от прибыли.

На вопрос, что лучше для окружающей среды, нет однозначного ответа. Испанские ученые сделали LCA-анализ*** двух виноградников в Галисии – обычного и биодинамического. Выбросы парниковых газов в расчете на 1 кг винограда первого составили 375 г, биодинамического всего 97, но урожайность у них сильно разная: 8,57 и 3,75 тонны на га соответственно.

Адриан Бридж, CEO Fladgate Partnership и соучредитель Porto Climate Change Leadership, фокусируется на урожайности. В Дору при переходе на органику она падает на 25%, а это ведет к росту парникового эффекта в расчете на бутылку – углеродный след Taylor’s LBV в 2014 году составлял 2,4 кг CO2-экв, а в 2018-м – 2,8, и все из-за падения урожайности.

С ним солидарен Мигель Торрес, один из лидеров Sustainabi lity в Европе: «разумными» он считает современные синтетические пестициды, а в усиленном использовании меди видит большое зло. Но когда Торрес требует от властей ЕС разрешить органистам использовать фосфонаты калия для борьбы с милдью, те указывают на другой параграф LCA-анализа, который доказывает, что фосфонаты негативно влияют на источники пресной воды.

* Оидиум (мучнистая роса) и милдью (ложная мучнистая роса, она же пероноспора), как и филлоксера, были завезены в Европу из США во второй половине XIX века. Оидиум приходит на виноградники, когда сухо и ветрено, милдью – когда жарко и влажно. Если филлоксеру научились держать под контролем, пересадив почти все виноградники мира на американские подвои, то с оидиумом и милдью с конца XIX века виноградари боролись, соответственно, с помощью серы и меди.

Медь же имеет свойство накапливаться в почве, и показатель в 200 г/м2 – критический для виноградника. При этом в классических регионах, где история виноградарства в XX веке не прерывалась, накопления меди в почвах доходят до опасных 100-180 г/м. При этом именно медь вместо химических инсектицидов используют на виноградниках «органисты».

**Североамериканская цикадка Scaphoideus titanus заражает лозы грибками, и они погибают. Drozofi la Suzuki, прибывшая в Европу из Азии в 2014-м, откладывает яйца прямо внутри ягод винограда, а напасть 2019 года – жук Popillia japonica, способный за несколько дней сожрать всю листву.

***LCA (Life Circle Assessment) – универсальная методика для расчета негативного влияния на окружающую среду любого продукта. Описана в стандартах ISO 14040 и ISO 14044.

Sustainable-решения

Устойчивые производства могут быть органическими и биодинамическими, но экономически более целесообразны нижеследующие.

  • Аgriculture raisonnée: насколько это возможно, лечить виноградники гомеопатией, антибиотики же использовать только при серьезной угрозе.
  • Интегрированное применение пестицидов / Integrated Pest Management (IPM): предполагает высокоточные превентивные удары, которые наносят, когда риски слишком высоки. Погодные станции + специальный компьютерный софт (например, PlantPlus) предупреждают о риске появления болезней и паразитов.
  • Precision viticulture: оцифровка виноградника с датчиками, сенсорами, стереокамерами, дронами и снимками из космоса информирует о водном стрессе, влажности, состоянии зеленого покрова и пр. Дроны (их применяет в Бордо Бернар Магре) и мини-вертолеты с грузоподъемностью до 30 кг типа Yamaha RMAX позволяют проводить обработки быстро и точно даже в труднодоступных местах. Они не трамбуют почву, как тракторы, и не опасны для здоровья человека, как обычные обработки для усовершенствования наземной техники созданы тоннельные опрыскиватели, они не дают пестицидам стекать с лозы и попадать в почву, а умные системы, анализирующие внешний вид лозы или наличие сорняков, позволяют опрыскивать только там, где надо.
  • Биоконтроль насекомых-вредителей помогает сократить использование инсектицидов. Множество ноу-хау включают и феромоновые ловушки, и пластиковые рукава на лозах, не дающие гусеницам забираться вверх по стволу (такие применяют на виноградниках Gaia), и выведение полезных хищников (например, если в междурядье высадить гречиху, то на ней поселится особая оса, естественный враг листовертки). Мир ждет от ученых более эффективных и безопасных препаратов и новых гибридов и клонов лозы, устойчивых к заболеваниям. Одна из свежих инноваций – биопестициды, в которых вместо химикатов работают микробы. Например, с ботритисом борется грибок Trichoderma harzianum, с оидиумом – Ampelomyces quisqualis.

Альберто Таска, совладелец хозяйства Tasca d’Almerita на Сицилии и основатель движения SOStain:

«Когда я осознал свою ответственность за будущее планеты, то начал искать способы сохранить и приумножить природное богатство, которое нам досталось. Органики недостаточно, биодинамика недоказуема, самый верный путь – sustainability, в его основе наука, цифры и никакой идеологии».

Sustainable-животные

  • Куры – борются с насекомыми;
  • Божьи коровки – эффективные хищники;
  • Карликовые овцы – подъедают сорняки, но не дотягиваются до гроздей;
  • Свинки кун-кун (kunekune) – тоже против сорняков и вместо гербицидов.

Чадящие почвы

Почва имеет свойство удерживать углекислый газ. Эконаука даже бьется над технологией, которая позволит «закопать» весь лишний газ из атмосферы в землю. Гектар леса хранит в почве около 80 тонн углерода, поле – 50 тонн, виноградник – 35. Куда уходит углерод, когда на месте леса высаживают виноградник, как в Напе? Правильно, обратно в атмосферу в виде углекислого газа. Одна пятая всего антропогенного CO2 связана именно с этим и с вырубкой лесов под сельхозкультуры.

Парниковые газы – это не только CO2. Гораздо опаснее закись азота N2O, выделяемая почвой, и метан СH4. В расчете на 100 лет молекула метана усиливает парниковый эффект в 25 раз больше, чем молекула CO2, а молекула N2O – в 298 раз. При этом половина всего выделяемого в атмосферу метана и 70% закиси азота приходится на сельское хозяйство.

Закись азота в народе известна как «веселящий газ». В почве он появляется из-за постоянных процессов нитрификации и денитрификации. Вдаваться в круговорот нитритов (N2O), нитратов (NO3), аммониев (NH+) и аммиака (NH3) не будем, главное запомнить: 1% от удобрений, содержащих азот, выделяются в атмосферу в виде N2О. Это касается как синтетических удобрений, так и навоза с компостом. Объемы выбросов варьируют от 0,15 кг/га рисового поля в Калифорнии до 43 кг на га кукурузного поля в Израиле.

Sustainable-решения

Формирование закиси азота ускоряется, если в почве мало кислорода. Поэтому надо меньше ее трамбовать тракторами (т.е. сокращать количество обработок). Ряд культур, высаживаемых в междурядьях, используют азот, не давая ему перейти в другие формы, а бобовые сами формируют азот в корневых системах, снижая необходимость в удобрениях. Помогают также мульчирование* (mulching) и система подземного капельного орошения. Последняя вдвое сокращает выброс N2O и экономит воду, хотя стоит в разы дороже обычной.

* Слой защитной мульчи из деревянной стружки, коры, сена и пр. сокращает испарения из почвы, не дает ей излишне нагреваться, блокирует сорняки и на 28% сокращает выбросы N2О.

С 1994 по 2006 год на 50% снизилось количество пестицидов, применяемых на виноградниках Калифорнии, благодаря Integrated Pest Management (IPM).

Углеродный след

Сельское хозяйство стоит на втором месте по выбросам парниковых газов после производства энергии. Углеродный след бутылки вина складывается из выбросов на разных этапах ее жизненного цикла.

Конечно, у каждого предприятия свои нюансы. Например, электричество в среднем дает 500 г CO2-экв, но во Франции благодаря энергии атома показатель снижен до 50 г, а в ЮАР он составляет все 1000 г.

Углекислый газ, выделяемый при ферментации, не принимается в расчет углеродного следа вина, так как лоза использует CO2 для роста и накопления сахаров. Литр сока при Брикс -22 выделяет 107 грамм CO2, а лозе для производства этого литра сока требуется 790 грамм CO2 из атмосферы. И хотя 450 грамм CO2 вернется в атмосферу по мере разложения органики лозы (листья, ветки), лоза спасает 240 грамм CO2 на каждый литр сока. Спасибо лозе.

Sustainable-решения

  • Переходить на электротракторы или биодизель.
  • Сажать деревья и бамбук. Гектар леса захватывает 15 тонн CO2 в год, а бамбук целых 62 тонны на гектар (автомобиль в среднем за год выбрасывает 3,7 т).
  • Стремиться к Zero Carbon.
  • Переходить на альтернативную энергию (солнечные батареи, ветряки и пр.) и жестко ее экономить.
  • Использовать более легкие бутылки. С тяж5лыми бутылками сегодня борются даже критики. Дженсис Робинсон и Тим Аткин публично отказались дегустировать вина в пафосных бутылках с глубокой выемкой в донышке. Даешь легкую бутылку!

Вопросы леса: бочки и пробки

Защитники лесов нередко протестуют против вырубки вековых дубов во Франции, которые идут на производство бочек для выдержки вина. Так что же, не выдерживать вино в дубе? Наоборот! Оказывается, молодой лес в первые 20 лет своей жизни в разы эффективнее захватывает углекислый газ из атмосферы. А углеродный след одной бочки равен всего 36,6 кг CO2-экв на тонну – примерно как у полутора килограмм баранины.

Натуральная пробка – самый экологичный материал на рынке. По самым консервативным подсчётам пробковые леса Португалии потребляют 10 млн т CO2 в год, при этом они дают неплохо заработать местным жителям (что тоже Sustainable). Компания Amorim платит нарезчику коры 120 евро в день, а сбор длится три месяца. Пробковые деревья благодаря мощной корневой системе останавливают опустынивание и являются домом для автохтонной фауны.

За последние 15 лет доля пробки упала с 90 до 70% рынка, но Антонио Аморим не сдается и клеймит новозеландцев и других пионеров sustainability Нового Света: нельзя быть «устойчивым виноделом» и использовать винт или пластиковую пробку! Потребители привыкли открывать вино без штопора? Не проблема, британские виноторговцы BBR разработали Helix – натуральную пробку для тихого вина, которая выглядит как шампанская и открывается руками, издавая приятный хлопок.

Привыкли сдавать бутылки на переработку, но не знаете, что делать с пробками? Amorim заберет все! По программе переработки 700 млн пробок обрели вторую жизнь – в сандалиях или в полах и скамейках. Amorim даже обещает взять на себя затраты на транспортировку. Может, пора запустить флешмоб и собрать по ресторанам тонну-другую пробок?

Нулевой выброс

Углекислый газ тяжелее кислорода, и на винодельнях его используют для защиты вина от оксидации на всех этапах от приемки винограда до розлива. Что если не покупать для этого жидкий CO2 (в США тонна стоит около $ 300), а собрать собственный, тот, что выделяется во время ферментации? Машины для этого уже придуманы (итальянская Galileo, испанская Oresteo).

Компаниям, стремящимся к нулевому балансу между выбросами углерода и его удалением из атмосферы (те же Backsberg в ЮАР и Campo Viejo в Испании), приходится масштабно высаживать леса или брать углеродные кредиты. В ЕС квота на тонну парникового газа торгуется по 25 евро, ее можно и купить, и продать. Захватывая газ при ферментации, винодельня может зарабатывать до 10 000 евро с каждых 100 000 литров произведенного вина.

Тракторы на электричестве

  • Solectrac eUtility отлично подходит для виноградников, он узкий, легкий, тихий и обходится в 8 раз дешевле дизельного. Запас хода 5-8 часов, дальше требуется подзарядка, так что во время активных работ одного трактора не хватит, а стоит он $ 45 000.
  • Toyota Prius, Deutz (Германия), Merlot (Италия) работают от гибридной силовой установки.
  • Escorts – бюджетная альтернатива из Индии
  • GridCON от John Deere (США) напоминает гибрид трактора и троллейбуса и питается от сети через прочный километровый шнур.

Примеры sustainability

В Château Smith Haut Lafitte установили систему, которая захватывает CO2, выделяемый при ферментации, прессует его и смешивает с карбонатом натрия. Получается гидрокарбонат натрия (пищевая сода). Шато производит 8 тонн соды, в планах выход на 20 тонн. Часть используется в косметике Caudalie, остальное продается. Инвестиции составили €80 000, система окупится за 3-5 лет.

Мальборо – один из самых солнечных регионов в мире, грех не воспользоваться дармовой энергией. В Yealands солнечные батареи на 100% обеспечивают систему охлаждения чанов. Энергию получают и от остатков лозы после подрезки – ветки высушивают и сжигают в специальных камерах, вместе это экономит 81 тонну CO2-экв.

Не обошлось без Илона Маска. Tesla Energy установили батареи емкостью 4,2 МВт для Jackson Family Wines, которые позволяют накапливать энергию и пускать ее в дело в часы пиковых нагрузок. Вкупе с солнечными панелями это даёт экономию в $2 млн в год. Также Jackson Family снизили вес бутылок всего на 55 граммов и получили более миллиона долларов в год, а потребитель даже не заметил!

У Frescobaldi много всего, в том числе и лесов. Хозяйства Pomino и Nipozzano первыми в Тоскане получили сертификат устойчивого лесоводства PEFC. Дерево продают, отходы идут на выработку электроэнергии – пиролизная установка вырабатывает 1 500 000 кВт/ч и экономит 690 т CO2-экв, производя еще 100 тонн удобрений из древесного угля. А линия по розливу в Сиечи охлаждается полностью за счет термальной энергии. Вместе с облегченной бутылкой и солнечными батареями это позволяет Фрескобальди сокращать свой углеродный след почти на 1300 тонн.

Yealands Estate Wines

Экономим по капле

2/3 виноградников планеты расположены в зонах с осадками менее 700 л на м2, а лозе на кг винограда нужно 667 л, поэтому более 90% виноградников Нового Света используют ирригацию. Вода становится большой проблемой для многих стран. В ЮАР в прошлом году практически опустели запасы пресной воды, население вынуждено было сократить ежедневное потребление до 50 литров. По прогнозам, при повышении уровня парниковых газов в атмосфере в два раза, количество осадков в Центральной Европе сократится на 20%, а на Иберийском полуострове на 70%.

Для производства одной бутылки вина нужно в среднем 1500 л воды, причем большая ее часть уходит на мытье оборудования.

Sustainable-решения

  • Метеостанции, инфракрасные снимки со спутников, сенсоры, установленные в стволе и контролирующие уровень соков, и даже устройства, определяющие уровень давления в листовом покрове, позволяют точечно использовать ирригацию только там, где это необходимо, и экономить воду.
  • Шланги/краны/водные пушки с высоким давлением используют в три раза меньше воды для мытья при том же эффекте.
  • Системы типа PIGs для мойки шлангов использует пенные шары, которые эффективно вымывают шланги изнутри, вместо того чтобы прогонять бесконечные литры воды.
  • Повторное использование отработанной воды при мытье бочек вдвое экономит счета на воду

Круговорот воды

В регионах с засушливым климатом было бы логично повторно использовать драгоценную воду для ирригации. Но есть проблема. В сточных водах полно органики – сахар, частицы ягод, косточек, этанол. Органика привлекает бактерии, которым для жизнедеятельности нужен кислород. Этот показатель любой жидкости называется биологическим потреблением кислорода (БПК), и для полива можно использовать воду с показателем 50.

В канализации уровень БПК равен 150-300, а в сточных водах виноделен от 2500 до 10 000. Если такая вода попадет на виноградники, бактерии начнут потреблять кислород отовсюду, в том числе из грунтовых вод, в результате в экосистеме возникнет резкий дефицит кислорода. А если такие воды сбрасываются в водоемы, то реки и озера зацветают.

Sustainable-решения

  • Отстойные пруды, где бактерии постепенно переваривают все богатство, затем воду можно использовать снова. Процесс занимает около месяца, установки, которые насыщают воду кислородом и активизируют деятельность бактерий, стоят $ 30 000.
  • Ноу-хау для очистки сточных вод. 

Примеры sustainability

Campo Viejo стала первой сертифицированной sustainable винодельней Испании. С 2017 года используется геотермальная энергия, для этого были проложены 11 шахт на глубину 125 м. Система полностью контролирует температуру на винодельне и считается одной из самых эффективных с точки зрения сокращения углеродного следа.

Мигель Торрес (Torres) поставил перед собой цель снизить выбросы CO2-экв на бутылку на 30% уже в 2020 году. Научившись использовать силы Солнца, ветра, Земли и биомассы испанец сократил потребление природного газа на 95%, хотя потребление энергии у него растет, ведь 60% автопарка компании – это электромобили и гибриды, да и Торрес-старший передвигается на Nissan Leaf. В новые разработки компания инвестирует 10% прибыли. Одна из них также занимается захватом выделяемого при ферментации CO2. Идей, как его потом полезно применить, много – от выращивания микроводорослей, которые кормятся углекислым газом, до выработки метана или синтеза циклических карбонатных эфиров для лакокрасочной отрасли.

Мигель Торрес: «Нельзя быть зеленым, если ваш финансовый баланс в красном. Можно упереться биодинамическим рогом, отказаться от достижений науки и обанкротиться. Кому от этого лучше? Никому, мы просто потеряем еще одного борца за будущее планеты».

В хозяйстве Jordan (Сонома) инновации на каждом шагу – система охлаждения COOL-FIT®, система управления винодельни USES®, лампочки LED. На сайте в реальном времени показана экономия энергии. Солнечные панели на 90% закрывают потребности в электроэнергии, что сравнимо с высадкой 14 000 деревьев.

С вводом Precision viticulture компания Gallo получила данные для перенастройки системы ирригации. Ее эффективность выроста на 20%, а урожайность на 18%.

17 хозяйств компании Yvon Mau, производящей 5-10% всех бордоских вин, получили сертификат Agriculture raisonnée, не потеряв при этом ни цента. Деньги, которые тратились на обработки против ботритиса, теперь идут на работы на виноградниках – открытие гроздей от листвы, обрезку листвы и т.д. Использование меди сократилось на 30-50%, гербицидов на 40%, на виноградники вернулись божьи коровки, которые оказались эффективными хищниками.

В Cumulus в Австралии выпас овец в зимний период и до середины сентября позволяет отказаться от двух обработок гербицидами, с 500 га экономия составляет около $22 тыс. и 13 тонн CO2-экв. Что насчет углеродного следа самих овечек? На взрослую овцу приходится 8 кг метана в год плюс 0,076 кг метана от помета. У Cumulus 3500 овец, получается 28 266 кг метана, или 706 650 кг CO2-экв. Овечки экологичнее машин!

DeBrotoli (Австралия) планирует стать первой в стране с нулевым уровнем отходов. План был принят в 2004 году, к 2016-му объ5м отходов сократился с 300 тонн до 48 благодаря пересмотру процессов и переработке отходов во вс5 – от леденцов до картона.

Cline Family Cellars (Калифорния) вместе с рестораном Chez Panisse придумали свой подход к переработке отходов. Важная часть Green String Method – компостные ямы, куда отправляются жмых, пищевые отходы, остатки веток после подрезки. Компост ферментируется под строгим контролем, иначе выделяется большое количество метана. Готовый компост растворяют в воде и доставляют на виноградники по системе ирригации.

Кисти после гребнеотделения, смешанные со жмыхом и перемолотыми виноградными ветками неожиданно отлично подошли для выращивания шампиньонов. Винодельня Protos с е5 гигантскими объ5мами снабжает сразу несколько производителей грибов в Рибере-дель-Дуэро.

В Вилафранке-де-Пенедес в Каталонии запущен проект VINEYARDS4HEAT: 300 тонн веток, скапливающихся после обрезки виноградников с 3000 га подогревают бойлеры, обеспечивающие теплом несколько районов города и окрестные деревни.

Британская виноторговая компания Jascots запустила сервис, который при каждой доставке вина покупателю забирает пустые бутылки и картон на переработку. За 2018 год было переработано 10 000 бутылок и 5 тонн картона. В целом с 2011 года компания вполовину сократила отходы, которые заканчивают свою жизнь на свалках, 16% углеродного следа с бутылки, а благодаря покупке углеродных кредитов стала carbon neutral.

Другая британская компания Uncharted Wines начала поставлять вина для побокальных позиций в барах и ресторанах в кегах. Один только бар в Центральном Лондоне благодаря этому избавляется от 10 тонн стекла. Кеги используются повторно. Идея reuse, refill, recycle в лучшем сво5м проявлении!

В Villa Maria (Новая Зеландия) эксперименты с «высокоточной дефицитной ирригацией» в Гимлет-Гравелс, где без ирригации не растут даже сорняки, показали, что если использовать 60% от обычного количества воды, урожайность снижается на 10%, а если дать лозе всего 15% воды, она даст лишь на 30% меньше винограда. При этом не потребуется зел5ный сбор, и сокращается количество «чеканок» – обрезок быстро растущих зел5ных побегов.

В Калифорнии больше проблемы с пресной водой. Поиском новых скважин занимается Марк Мондави из того самого клана Мондави, которого прозвали «водным шаманом». Он ходит с двумя медными штырями в руках, и в тот момент, когда они сходятся друг с другом, бинго, вода найдена. На счету Марка уже 100 новых скважин.

Продуктовые мили

Мода на суперфуды и экзотические продукты заставила задуматься, насколько это экологично? Так появилось понятие food miles. Картофель из Египта, виноград из Чили, киви из Новой Зеландии стали привычными обитателями любой «Пятерочки». Колумнистка Cambridge Evening News Сьюзан Гросси не может не пошутить по этому поводу. «Я не хочу, чтобы мои яблоки путешествовали самолетом из Южной Америки. Я могу прикидываться, что меня беспокоит экология, но на самом деле я просто завидую – какие-то яблоки путешествуют больше, чем я». А что насчет вина? Ближе, значит экологичнее?

Балк во спасение

Для вин Нового Света балк во многом решает проблему. Контейнер вмещает 12 000 бутылок вина, флекситанк – аналог 32 000 бутылок и экономит 5120 CO2-экв. При перевозке балка из Австралии в Лондон углеродный след бутылки снижается на 13%. Теперь понятно, почему 80% австралийских вин едут в Европу балком, разливаются на месте и ждут покупателей на полках в самом свежем виде.

Перевоз одной легкой бутылки из порта Вальпараисо (Чили), в порт Роттердам (Нидерланды) обходится в 780 г CO2. Расстояние от Роттердама до Москвы куда меньше, 2573 км, но выхлопов больше, 840 грамм. Итого 1620 г на бутылку. Если же отправить вино балком и разлить в Голландии, получается минус 300 грамм.

Сколько вешать в граммах?

Загадка. Потребитель в Чикаго заказал три бутылки вина: Yellow Tail из Австралии для мало понимающих в вине друзей, Nicolas Joly для себя, и культового «калифорнийца», дабы произвести впечатление на босса. Чей углеродный след будет ниже?

Конечно, у Жоли, у него ни охлаждения, ни света, ни стальных чанов, бутылка с учетом доставки по земле и по морю обойдётся в 2,12 кг CO2-экв. На втором месте заокеанский Yellow Tail, 3,44 кг, замыкает «калифорниец» с 4,6 кг. Почему? Культовые вина отправляют самолетом.

Что полезнее с точки зрения экологии, бутылка крымского из собственного винограда или испанский балк, разлитый под Краснодаром? Считаем. Симферополь – Москва, 1750 км по дороге = 595 г CO2. Валенсия – Новороссийск, около 4000 км морем плюс охлаждение для белого вина в пути = 160 г на бутылку, плюс 1500 км по трассе = 670 г. Крымское полезнее. А если балк из ЮАР? 1070 г. Прости, дешевая шипучка, справедливость на стороне «Золотой Балки».

Вино самолетами отправляют редко, а вот поставщиков регулярно. Попробуйте подсчитать, во сколько экопойнтов обойдётся визит в Москву Ламберто Фрескобальди или Эдуарда Чедвика? А теперь домашнее задание. Дано: вы отправляетесь в METRO на другом конце Москвы за любимым вином по акции 50%. Литр бензина обходится планете в 2,4 кг CO2-экв, дизеля – 2,7 кг. Зачастую все старания виноделов в сокращении углеродного следа перечеркиваются на этом этапе. Концепция «нулевого километра», популярная в гастрономии, должна прийти и в потребление.

Примеры sustainability

Waverley Hills в долине Тулбаг (ЮАР), где в среднем выпадает 550 мм осадков в год, придумали свой способ экономии воды: междурядья покрывают полотнами ткани, которая пропускает воду, но блокирует солнечные лучи, не давая почве нагреваться, а воде испаряться с поверхности. Заодно ткань мешает расти сорнякам, которые остаются без солнца.

Kendall-Jackson в комплексе мер экономии воды для очистки чанов используют UV-излучение (система BlueMorth) – специальная лампа помещается в чан, и через десять минут он абсолютно стерилен. Это позволяет компании экономить 6 млн галлонов воды в год.

На винодельне Fetzer в Мендосино система APANA® позволяет экономить до 25% воды: 30 датчиков в режиме реального времени собирают информацию по использованию и передвижению воды, виртуальный менеджер где-то в облаке делает регулярный анализ и при отклонениях включает сигнал тревоги. Благодаря этой и другим системам компания экономит до 16 млн галлонов и 10 000 кВт/ч энергии, которая идет на нагрев или охлаждение воды.

Те же Fetzer первыми применили технологию очистки воды от чилийской компании BioFiltro. Сточные воды попадают в огромные ящики, заполненные галькой, опилками и червями. Красные калифорнийские черви поглощают крупные остатки, в их экскрементах полно бактерий и микробов, которые перерабатывают остатки органики, а пока черви изучают пространство в поисках еды, они делают туннели, по ходу закачивая кислород для бактерий. Процесс занимает считаные часы. На Fetzer трудятся 100 млн червей, в год компания экономит миллионов кВт энергии и 60 млн литров воды.

В DeBortoli отработанные воды очищают электролизом. Хозяйство уже получило статус Zero Waste. Очищенная вода идет на полив пшеничных полей, деньги от ее продажи инвестируют в новые очистительные системы, установку солнечных панелей и пр. На винодельне также переделали систему подачи воздуха и охлаждения/нагрева винодельни, снизив затраты энергии с 400 квт/ч до 8. Возврат инвестиций составляет примерно 20%, общими усилиями компания сокращает выбросы парниковых газов на 2500 тонн CO2-экв в год.

Фото: Андрей Ковалев, Илья Кирилин, Karsten Wurth on Unsplash, архив SWN.

Иллюстрации: Анастасия Григорьева.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №128.

  • Анастасия Прохорова

    Главный редактор Simple Wine News

    Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 8 июня 2020

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari