Что нужно знать о виноделии Новой Зеландии

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

7 февраля 2020

8 февраля в далекой Новой Зеландии пройдет один из самых масштабных винных фестивалей страны. На Marlborough Wine&Food Festival соберутся тысячи людей, чтобы продегустировать сотни вин разных стилей. Самое время вспомнить, как Мальборо стал мировой столицей совиньона блан, и заодно расширить границы понимания страны. 

Монахи, лозы и козлы

Киви, как сами себя называют жители Новой Зеландии, отметили знаменательное событие – 200-летие истории виноградарства. 25 сентября 1819 года миссионер Сэмюэл Мардсен высадил пару сотен лоз в окрестностях поселения Керикери, что на самом севере Северного острова. В дневнике он писал: «Насколько я могу судить о климате и почвах Новой Зеландии, условия для винограда здесь самые подходящие. И если лоза приживется, то это докажет важность этой затерянной части света». Но первым лозам не повезло – их съели козлы.

Первым виноделом страны стал англичанин Джон Баксби. Королевский посланник был не только политиком, но и заядлым виноделом. Его заслуженно считают отцом-основателем виноделия Австралии, именно он привез саженцы сира. Поселение Вайтанги, где были виноградники Баксби, место знаковое – здесь была подписана Декларация независимости Новой Зеландии и соглашение о мире между английскими колонистами и маори, населявшими острова еще с XIV века.

Не обошлось и без католических монахов. Французский орден Святой Мэри начал делать вино для мессы в Северных землях, в 1851 году монахи перебрались в более южный Хокс Бей, основав Mission Estate. Это самое старое хозяйство страны, и оно до сих пор принадлежит ордену.

После землетрясения винодельню перенесли поближе к окраинам городка Напьер, здесь ежегодно проводят один из самых больших музыкальных фестивалей страны, где побывали Рей Чарльз, Стинг, Род Стуардс, Фил Коллинс, а в этом феврале выступил Элтон Джон. Вот такие современные монахи.

Сухой закон, Европейский союз и мюллер-тургау

Английские колонисты хоть и любили выпить, но в виноградарстве понимали слабо, их куда больше интересовала шерсть. А вот остальные иммигранты не отказывались от своих традиций, и продолжали возделывать лозу и на новой родине, многие исторические винодельни были основаны выходцами из Далмации (Villa Maria), Испании (Vidal), Германии (Neudorf), Австрии (Seifried) и Ливана (Corbans).

Власти понимали важность отрасли, и в 1897 году даже пригласили хорватского специалиста Ромео Брагато составить карту пригодных земель. Брагато побывал практически везде, составив подробную карту потенциальных терруаров, за одним большим исключением – Мальборо. Сюда он просто не доехал.

Виноделие наиболее активно развивалось на Северном острове в регионе Хокс Бей, но вскоре оно быстро погрузилось в летаргический сон. С 1908 года была начата борьба с алкоголизмом, в 1917 году вино запретили к продаже в ресторанах. «Прогрессивная» общественность настаивала на полном запрете и вопрос вынесли на референдум. Спасли ситуацию новозеландские солдаты и моряки, сражавшиеся в Первой мировой войне. Несколько лет в Европе поменяли их взгляды на вино, и отказываться от алкоголя они не собирались.

В итоге был принят довольно странный проект. Винодельни не попали под запрет, им разрешалось продавать вино напрямую, но не бутылками, а только ящиками. Новые лицензии на открытие новых питейных перестали выдавать, женщинам запретили работать с алкоголем, а в пабах сухой закон начинался с 6 вечера.

Простым работягам приходилось буквально бегом гнать в паб после работы, чтобы за короткий срок успеть расслабить организм до нужной кондиции. Было не до разговоров о разнице между тонами шерсти и подлеска в пино, счет шел на минуты. И винодельни быстро подстроились под новый рынок, перейдя на производство напитков в стиле хереса и портвейна. И так продолжалось до 60-х годов.

Толчком к развитию отрасли стали напряженные отношения с Великобританией. Вступив в 1957 году в Европейское экономическое сообщество, прототип будущего ЕС, бывшая метрополия открыла свой рынок для европейских товаров, а остальные была вынуждена обложить пошлинами. Киви потребовалось искать более маржинальные статьи экспорта, чем шерсть, и выбор пал в том числе и на вино.

Ни о каком Мальборо и совиньоне блан в 60-70-е речи не шло, высаживали в основном мюллер тургау и паломино. Сорта неприхотливые, но плодовитые, они быстро утолили жажду заново начинающих пить вино киви. В красных доминировал каберне совиньон, хотя вызревал он редко, и часто его ассамблировали с мерло. Так бы и осталась страна без своего флагмана, если бы не два рисковых бизнесмена.

Мальборо, совиньон и французы

Еще в 1970-х Мальборо оставался забытой всеми территорией. Здесь настолько мало осадков, что даже разбивать пастбища для выпаса овец не выгодно. Но Фрэнк Юкич, управляющий крупнейшего производителя вина Montana с Северного острова, поверил в потенциал региона. Он подумал – здесь много солнца, мало осадков и довольно мягкий климат, почему бы не попробовать, и тайком от совета директоров купил здесь целых 1173 гектар пустой земли.

Привлекло его не только солнце, но и чрезвычайно низкая цена на землю, гектар обошелся в 1000 местных долларов. В 1973 году здесь был заложен первый виноградник, причем сорта были все те же мюллер тургау и компания.

Следующие 10 лет истории можно забыть, ничего важного не произошло. Но в 1985 году группа новозеландских виноделов отправилась в Австралию, прихватив по паре бутылок местного вина. Один из экспериментальных совиньонов блан попробовал основатель Cape Mentelle Дэвид Хонен, и это перевернуло его сознание – он никогда в жизни не пробовал столь ароматного вина!

Дэвид понял потенциал сорта в стране и через пару лет, набрав кредитов, перебрался в Мальборо и основал хозяйство Cloudy Bay, слава которого прогремела на весь мир. А вместе с ним мир узнал о совершенно новом, ярком и незабываемом стиле сорта совиньон блан. Успехи киви не могли не заметить французы, Montana в 2010 году была куплена Pernod Ricard и переименована Brancott Estate, Cloudy Bay в 2013 году перешел в LVMH (причем купили его вместе с Veuve Cliquot).  

Основные сорта

Совиньон блан

23 426 га

Киви удалось невозможное – за 40 лет Мальборо превратился в мировую столицу совиньона блан, сегодня даже в долине Луары встречаются Cuvee Kiwi, вина в стилистике Новой Зеландии. Составляющих успеха несколько. Первая – терруар. Бедные почвы, низкое количество осадков, прохладный климат, но главное – рекордное количество солнца, целых 2409 часов. Для сравнения в Бордо 2052, в Сансере – 1798.

Постоянное солнце позволяет сорту достичь невероятно яркой ароматики, бокал совиньона из Мальборо не спутать ни с чем. При этом сорт хорошо успевает созреть, и знаменитые «кошки» в местных винах практически не встречаются.

Второй секрет – научный подход. Новозеландцы первыми всерьез подошли к изучению сорта, они разложили ароматику, выделили тиолы, дающие тона тропических фруктов, и пиразины, отвечающие за зелень, вывели разнообразные типы дрожжей, разработали стратегии работы на винограднике и винодельне, чтобы подчеркнуть тот или иной характер совиньона блан.

В целом можно выделить четыре стиля – тропический, цитрусовый, травянистый и бочковой. Исследование британских потребителей показало, что им больше всего по душе тропический и цитрусовый стили, меньше всего им по душе бочковой, тогда как у профессионалов на первом месте цитрусы, дальше трава, бочки и замыкают тропики. А что по душе вам?

Шардоне

3106 га

Шардоне пал жертвой сначала совиньона блан, а сегодня на его позиции все активнее наступает пино гри. А зря, в стране делают одни из лучших шардоне мира, сами виноделы называют свой стиль old new world, старый новый свет. Пример тому – «лондонская дегустации», где Kumeu River выступил на уровне Мерсо, Пюлиньи и Шассани, говорит о высочайших амбициях сорта.

Подавляющее большинство шардоне страны винифицированы по-бургундски (ферментация и выдержка в дубе), их отличает высочайшая кислотность, строгий, изысканный вкус, и аромат, сочетающий спелые цитрусовые, косточковые и свежие тропические фрукты. Лучшие образцы получаются на Северном острове, здесь предпочитают делать шардоне с неплохим потенциалом на выдержку, а самые минеральные вина дает Центральное Отаго.

Пино гри

2471 га

Для киви пино гри – это совиньон блан с полным телом, вино ароматное, яркое, но ощутимое во вкусе. Правит стиль Эльзаса, в условиях рекордного количества солнечных лучей сорт набирает невиданную ароматическую концентрацию, а выращенный в прохладном климате остается свежим и крайне гастрономичным.

Рислинг

679 га

Ценители рислинга найдут здесь все – цветочно-цитрусовые вина с остаточным сахаром в стиле Мозеля, что делают в Мальборо, стиль Эльзаса с плотным телом и звонкой кислотностью в Отаго и даже сладкие ауслезе. Традиции долго выдерживать вина в Новой Зеландии нет, исключение составляют рислинги от Fromm и Framingam, 10-летние образцы отлично держатся и только начинают развивать тонкую бензольность.

Пино нуар

5588 га

Ставка на пино нуар в красных сортах не от большой любви киви к Бургундии, просто остальные сорта редко где вызревают, страна слишком холодная. Сорт встречается практически везде, лидеры по качеству Мартинборо и Отаго, по количеству – Мальборо. Будучи сортом, отражающим терруар, пино нуар крайне разнообразен. Обобщить стили можно следующим образом:

Мальборо – доминанта красных ягод, пряности, легкое тело и танин;

Нельсон – яркая ароматика красных и черных ягод, более уверенная структура и танин;

Мартинборо – преобладание черных ягод и трав, хорошая текстура, глубина и мускулистые танины, определяющие потенциал к выдержке. Наиболее близкий к Старому Cвету стиль;

Центральное Отаго – стиль крайне разнится в зависимости от субзоны, однако всегда выделяется роскошный спелый фрукт с доминантой вишни/черешни, шелковые танины и высокая интенсивность вкуса. Однозначно новосветский пино.

Бордоские сорта

Мерло 1133 га, каберне совиньон 250 га

Каберне совиньон исторически имел важное значение в стране, однако в условиях местного климата вызревал он крайне редко, поэтому когда начался активный рост виноделия в 80-х годах, предпочтения отдавали сортам раннего созревания – пино нуар, сира и мерло. Сегодня в бордоском бленде доминирует мерло, каберне требуются самые теплые участки, найти которые можно лишь на Северном острове в Окленде и Хокс Бей. За мерло остается роль рабочей лошадки, сортовые вина получаются чистыми, сочными и округлыми, но ни Petrus, ни Masseto в Новой Зеландии вряд ли стоит ожидать.

Сира

432 га

Сорт в попал в Новую Зеландию одновременно с Австралией в 1830-х годах, однако если там он стал флагманским, то киви продолжают относиться к нему с настороженностью. А зря, у Хокс Бей свой собственный, уникальный «стиль пино нуара в ширазе», как выражаются местные, с яркими тонами вишни, лакрицы, животными тонами и перечностью, при этом не тяжелым, а очень свежим вкусом в стилистике Роны.

Критики говорят о величии сорта уже десять лет подряд, однако посадки так и не растут, причина проста – потребители предпочитают простые, понятные и более доступные ширазы от соседей. А такие вина в Новой Зеландии тоже есть, делают их в Окленде на острове Вайхеке и в Северных землях.

Альтернативные сорта

Не желая делать ставку исключительно на совиньон, который запросто может выйти из моды, новозеландцы экспериментируют и с другими сортами. Наибольшим потенциалом обладают грюнер вельтлинер, альбариньо и арнеис, первые два получаются крайне ароматными, хотя пока и не столь комплексными, как на родине, а арнеис дает приятную плотность и гастрономичность.

Немало посадок и новых для страны красных сортов – санджовезе, монтепульчано, темпранильо и гаме, но они остаются скорее вишенкой на торте, причудой, способной удивить местных жителей, так что на экспортных рынках их почти не встретишь. 

Регионы

Северные земли

Субтропический климат севера страны куда лучше подходит манго и авокадо, но местные не сдаются и продолжают высаживать все новые виноградники. Выращивать виноград сложно. Почвы вулканические, глина настолько жесткая, что лозы не выживают, приходится привозить плодородный слой почвы.

Влажность и жара создают идеальные условия для гнили, другая напасть – птицы, они готовы уничтожить виноград сразу после веризона, так что без защитных сеток никак. Лучше всего здесь получается сира, причем по стилю она ближе Австралии, чем остальным регионам Новой Зеландии.

Гисборн

Гисборн – свободный от предрассудков край. Когда-то виноградари специализировались на шардоне и мюллер-тургау, но бум на Мальборо поставил крест на мечтах о легких доходах, так что виноделы пустились во все тяжкие – проповедуют биодинамику, экспериментируют с грюнером и альбариньо и вообще не боятся работать методом проб и ошибок.

Раньше на месте виноградников были заливные луга, поэтому почвы крайне плодородные. Из-за близости океана здесь высокая влажность, во время сбора винограда дожди и тропические циклоны. При этом летом рекордное количество солнца, урожай начинают собирать первыми в стране. Здесь же и виноградник, который первым на планете встречает рассвет. Разве это не достойно того, чтобы простить все былые ошибки.

Хокс Бей

Лучшие терруары находятся на плато, сформированном течением рек, поэтому в почвах доминирует галька, верхний слой – глина. Несмотря на статус производителя бордоских сортов, здесь получается удивительная сира, перченая, красноягодная, пряная и тонкая, без излишнего тела и алкоголя – полный антагонист стилю Австралии. На небольшой площади выделяется два абсолютно разных терруара Гимлетт Гравелс и Треугольник Бридж Па, первый дает более спелую, пряную сиру, второй – цветочность и стройность.

Гимлетт Гравелс – один из самых молодых терруаров, он появился после землетрясения 1880-х годов, когда река поменяла течение, открыв свое русло. Здесь настолько бедные почвы, что не растут даже сорняки, без ирригации никак. Зато виноградарь подобен творцу, он полностью формирует лозу по своему желанию.

Мартинборо

Мартинборо – суровый регион, сухой, холодный, ветреный. Иногда порывы ветра достигают 120 км/ч и запросто могут повредить лозу. Из-за сложного климата и крайне бедных почв, Мартинборо стал меккой для гаражных и бутиковых виноделов, объединяет которых страсть к пино нуар.

В столь суровых условиях ягоды у пино получаются довольно мелкие, и стилистически регион куда ближе к Старому Свету с его структурой, строгостью и тонким ароматом красных ягод и специй.

Нельсон

Нельсон – единственный винодельческий регион в западной части страны. Здесь могло бы быть так же влажно, как в Милфорд Саунд, где выпадает 6412 мм осадков, но горная гряда на западе региона останавливает излишние осадки, а ветра из Тасманского залива охлаждают. При это солнца здесь много, что делает особенно ароматными белые сорта.

Сосед Мальборо хоть и работает с совиньоном блан, на который всегда есть спрос, но предпочитает продвигать другие сорта. В микрозоне Вайреа аллювиальные почвы и сильно влияние океана, это вотчина белых вин, шардоне, рислинга и пино гри. В другой части глина и начинаются холмы, здесь выращивают пино нуар.

Мальборо

На сегодня Мальборо – это самый крупный винодельческий регион страны, под лозами целых 26 000 га. При этом практически все пригодные земли уже заняты.

Регион делится на три субзоны. Вайрау с его легкими гравийными почвами дает самые ароматные вина, в Южных долинах почвы более плотные, с доминантой глиной, вина получаются более спелыми и концентрированными. Вайрарапа с его сухим ветреным климатом обычно проявляет травянистые тона в совиньоне блан.

Однако большинство вин – это ассамбляжи двух или сразу всех трех регионов, поэтому куда важнее знать стиль производителя, нежели характер терруара.

Центральное Отаго

Самый южный винодельческий регион планеты сыскал свою популярность благодаря искателям сокровищ и приключений. Первыми его открыли золотоискатели, а в 90-х годах Квинстаун с его живописными горами, озерами и постоянно меняющимся ландшафтом стал центром притяжения туристов и фанатов экстремальных видов спорта.

А вслед за ними случился и винодельческий бум, причем в отличие от остальных частей страны, здесь фактически единолично правит пино нуар.

Терруары Отаго разнообразны. Первый ледник прошел 650 тысяч лет назад, каждый последующий сход формировал новые и новые террасы, поэтому сегодня встречается сложный микс песка, сланцев и даже известняка. Из-за столь южного положения сезон короткий, стоит ошибиться с местом для виноградника, и не созреет даже пино нуар. Количество осадков колеблется от 300 до 900 мм, перепады температур высоки, поэтому у каждой субзоны свой стиль.

Но главной доминантой терруара остается винодел, 20 винтажей за спиной имеют только единицы, опыта пока еще не хватает. Тем оно и интереснее, современный Отаго – молодой динамичный регион, которому еще предстоит найти свое место.

Слева направо: Ata Rangi Pinot Noir 2016; Villa Maria Cellar Selection Albarino 2017; Te Mata Cape Crest 2018; Felton Road Bannockburn Pinot Noir 2016; Dog Point Chardonnay Marlborough 2018

5 небанальных вин из Новой Зеландии, которые стоит попробовать в Москве

Ata Rangi Pinot Noir 2016

Ходят легенды, что лозы для посадки самых старых виноградников хозяйства тайком были вывезены из Бургундии. Это один из лучших пино нуаров страны, комплексный, структурный, он только выиграет от выдержки в бутылке. А за это можно простить ему высокую цену.

Villa Maria Cellar Selection Albarino 2017

Когда-то Villa Maria наряду с другими хозяйствами-гигантами была одним из главных покупателей шардоне из Гисборна. Но падение спроса заставило виноделов пересмотреть свою сортовую палитру, и сегодня здесь встречается даже испанский альбариньо.

Te Mata Cape Crest 2018

В отличие от многих других хозяйств Хокс-Бей, покупающих совиньон блан в Мальборо, Te Mata работает только со своими виноградниками и только в родном регионе. Cape Crest – бордоский стиль в Новой Зеландии, ассамбляж совиньона и семильона, выдержанный в дубе. Никакой легкомысленности, это сложное гастрономичное вино.

Felton Road Bannockburn Pinot Noir 2016

Не каждый винодел Центрального Отаго может похвастаться 20-летним опытом, Блэр Уолтер – один из немногих. Виноградники Felton Road располагаются в субрегионе Баннокберн, он отличается плотным, спелым стилем с доминантой черных ягод и сладких пряностей. 

Dog Point Chardonnay Marlborough 2018

Свою карьеру основатели хозяйства начинали в культовом Cloudy Bay, и уйдя в свободное плавание, они забрали собственные виноградники. Сегодня они работают с одними из самых старых лоз в регионе, их стиль не перепутать ни с чем – крайне минеральные, строгие и сдержанные вина, которые открываются лишь со временем.

Карта Новой Зеландии

Фото: архив SWN.

  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 7 февраля 2020

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari