Там, за океанами: что важного происходит в странах Большой Шестерки. Часть 2.
Там, за океанами: что важного происходит в странах Большой Шестерки. Часть 2.

Там, за океанами: что важного происходит в странах Большой Шестерки. Часть 2.

Там, за океанами: что важного происходит в странах Большой Шестерки. Часть 2.

Продолжение новосветской хроники. Анна Кукулина заглянула в Австралию и США, а Илья Кирилин – в ЮАР и Новую Зеландию. Начало ищите здесь.

Новая Зеландия

Пустые полки

Если за это лето вы не успели вдоволь напиться совиньона блан из Мальборо, то быстрее заказывайте пару ящиков, ибо вин нового винтажа 2021 будет мало. Страна собрала 370 000 тонн винограда, что на 19% ниже предыдущего и так маленького урожая 2020, до которого были не самые обильные 2019, 2018 и 2017. Самое страшное, что больше всего пострадал Мальборо, там самый скромный урожай за 10 лет. Причина – в необычно суровых заморозках весной, которые уничтожили первые завязи. А потом была засуха.

Pernod Ricard, владелец Brancott, потерявшей 34%, уже отчитался о невозможности выполнить все потенциальные заказы, и они не одни такие. Так что не ждите больше Мальборо по 900 рублей. Если до нас и доедет вино, то явно за другие деньги, ибо цены выросли еще и из-за пандемии и закрытых границ: виноделам пришлось нанимать местных жителей, а не иммигрантов из Юго-Восточной Азии и всяких дауншифтеров, которые не против попробовать себя на урожае. Хотите узнать, каково это – отработать сезон на винодельне в Мальборо? Почитайте книгу First Big Crush журналиста Джорджа Плимптона, который провел целый год, вкалывая на винодельне, – после нее с моделью бизнеса в регионе все сразу становится понятно.

Фото: © Brancott Estate

Из позитивных новостей – отчет по качеству: в Мальборо (по старой бордоской традиции) его признали выдающимся. А в Центральном Отаго (там + 21%) пино нуар особенно удался. Только вот стоит он обычно дорого, да и продается чаще всего мимо российского рынка.

Секс на маленьком острове

Скоро зачем-то выйдет продолжение сериала «Секс в большом городе», и, судя по всему, героини с «космо» перейдут на вино. Сара Джессика Паркер, исполнительница главной роли, в 2019 году запустила собственную марку вина Invivo X, за год удалось продать аж 500 000 бутылок. Ее первенцем стал совиньон блан из Мальборо, а недавно к нему присоединилось розе из Прованса. Компания Invivo, которая отвечает в проекте за вино, вообще хорошо заработала на селебрити. В 2015 году она выпустили линейку в партнерстве с британским телеведущим Грэхемом Нортоном, с тех пор по миру было продано больше 10 млн бутылок, правда, сюда входят и просекко под маркой журналиста. Тот, кстати, уверяет, что из года в год участвует в составлении финального ассамбляжа, хотя при полностью закрытых границах Новой Зеландии это пришлось делать по Zoom. Впрочем, кого теперь этим удивишь.

Фото: © Invivo X

Сара Джессика Паркер. Фото: © Invivo X

Юбилейный год

В сентябре 2019 года в Новой Зеландии отпраздновали юбилей – 200 лет с высадки первого виноградника на островах. Годом спустя появился еще один повод для торжества, ведь экспорт вина превысил 2 млрд новозеландских долларов, полностью выполнив план продаж от 2010 года. Сегодня вино стоит аж на шестом месте по продажам товаров с островов в Тихом океане. Отличный показатель для страны, ведь еще в 1990-х о совиньоне блан из Мальборо мало кто знал. В то же время прибыльность с гектара виноградника в 2019 году упала на 13% по сравнению со средним показателем за предыдущие пять лет, и все из-за роста расходов на рабочую силу и обработки виноградников (милдью, эска и листовертки не думают отступать).

Шокирующая продажа

Эту новость не ждал никто: Villa Maria, бренд номер один в стране и номер восемь в мире по версии Drinks International, была продана в сентябре 2021-го. Компании не хватало средств, чтобы расплатиться по кредитам, и в мае 2021 года она была выставлена на продажу. Среди заинтересованных покупателей были владельцы бренда Oyster Bay и крупнейший производитель яблок в стране, но лучшее предложение поступило от Indevin, самой большой контрактной винодельни Новой Зеландии, которая делает вина для сетей и просто крупных покупателей. Ей досталось все: три винодельни, виноградники и контракты на покупку винограда, а также топовые хозяйства Esk Valley, Vidal и Leftfield. Для Indevin это солидное приобретение: к 37 млн бутылок произведенного вина за прошлый год им досталось 22,5 миллиона от Villa Maria. Эх, хорошо, что это случилось не при управлении основателя культового хозяйства Джорджа Фистонича.

Фото: © Villa Maria Estate

Фото: © Villa Maria Estate

Из новостей меньшего масштаба – Yealands Wine Group продала 187 га виноградников в Мальборо пенсионному фонду, сделка оценивается в 34 млн долларов, то есть по 180 000 за гектар. Такого еще 10 лет назад и представить было невозможно. Печалиться за любителей карликовых овец и свиней на виноградниках, которых часто используют в Yealands, не стоит, фонд обязуется сохранить персонал, подходы к обработкам лоз и продавать виноград бывшим владельцам.

Южная Африка

Кому южноафриканского?

С точки зрения экспорта год 2020 дал ЮАР неплохие результаты, общая стоимость выросла на 7,7%. Тем не менее все же ЮАР остается антилидером рейтинга по средней цене экспортных бутылок. В рейтинге Wine Spectator среди вин с 90+ баллами бутылка южноафриканского вина в среднем стоит 40 USD, тогда как чилийского – 53, калифорнийского – 65, итальянского – 75, а французского – 103.

Фото: © Архив SWN

В ЮАР постепенно сокращается площадь виноградников, выкорчевывают больше, чем высаживают. Причина отрицательного тренда в низкой прибыльности – фермерам выгоднее выращивать яблоки и другие плодовые деревья. Согласно VinPro, независимому объединению 2600 виноделов и виноградарей страны, средний уровень возврата инвестиций в виноградники составляет всего 1%, тогда как в остальных сферах сельского хозяйства этот показатель доходит до 15-20%.

В 2018 году только 14% виноделен получили значительную прибыль, 49% просто вышли в плюс, 2% остались на нуле, а 35%, наоборот, потеряли деньги! Другая проблема – в цене на виноград. Старые лозы хороши, но у них сильно ниже урожайность, и чтобы быть экономически выгодными, за тонну нужно получать около $1000. Но такие деньги сложно выручить даже за дорогой кабсов, в среднем же за тонну платят около $300.

Впрочем, не все так плохо. На руку южноафриканцам оказался торговый конфликт между Китаем и Австралией, который фактически закрыл рынок для ширазов из страны. Но хитрые виноделы быстро переобулись, Penfolds уже объявил, что популярная линейка Rawson’s Reserve для китайского рынка теперь будет производиться в ЮАР. А что, нужная сортовая палитра здесь доступна полностью. При этом африканские бренды в Поднебесной не известны, доля вин страны – 1%, есть шанс для роста. Другая возможность – ниша новосветского совиньона блан. На фоне новостей о плохих урожаях в Мальборо закупщики в панике бросились искать альтернативы, а в первую очередь в голову приходит именно ЮАР. В прохладных субзонах, как Констанция, вполне реально делать совблан в крыжовниково-травянистом стиле. Главное, не упустить свой шанс и плотно занять нишу, а то, как обычно, придут чилийцы.

P1866160-min.jpg

Фото: © Архив SWN

Ковид против алкоголя

Меры властей ЮАР по борьбе с ковидом оказались жесткими и странными. В стране аж четыре раза вводили полный запрет на продажу любого алкоголя, включая вино. Поначалу в 2020 году были даже вопросы, смогут ли виноградари собрать виноград, но отрасль признали жизненно необходимой, и сбор таки состоялся. А вот продажи встали, причем в первую волну запретили даже экспорт.

На за счет экспорта живут в основном крупные и знаковые хозяйства, а мелкие ориентируются на туризм. Он и так сильно пострадал от пандемии, а здесь еще и сухой закон, при котором посещение погребов и ресторанов теряет смысл. Прогноз неутешительный: согласно VinPro, 80 виноделен и 350 виноградарей обанкротятся в 2022 году. А непроданного вина по мере того, как приближался урожай 2021, было огромное количество – 300 млн литров, что равняется объему внутренних продаж за год!

Запреты на продажу алкоголя были несколько раз оспорены в суде, но власти настаивают на своем. Логика примерно такая: меньше пьешь – меньше физического контакта. Волна поддержки винной индустрии ЮАР прокатилась по всему миру, программы активаций вина с Кейпа особенно часто всплывали в лентах виноторговцев из Великобритании, которая остается главным экспортным рынком, но в целом ситуация очень напряженная.

Фото: © Архив SWN

Урожайные вести

Читать про новости из ЮАР в последние годы было страшновато: жара, засуха, рекордно низкий урожай, и так из года в год. Но винтаж 2021 оказался что надо, объем вырос на 8,9%. 2020 тоже показал неплохие результаты, качество на высоте, сезон был прохладный, выпало неожиданно высокое количество нужных осадков, так что период сбора растянулся до мая. На фоне урожая 2019 это полная благодать. Тот был самым маленьким с 2005 года. Осадков в сезон выпало нормальное количество, но почвы не быстро оправились от засухи, которая длилась аж три года подряд, а за холодный период не накопили водные резервы.

Из рук в руки

Между тем на онлайн-торгах была продана одна из самых старых виноделен страны, континента и всего Нового Света. Morgenhof, находящийся в Симонсберге, что в 3 километрах от Стелленбоша, был основан еще французскими гугенотами, а в 2021 году отпраздновал свое 329-летие. Последние три десятка лет он принадлежал французской семье Куантро, которая полностью реставрировала огромную ферму, где есть пара домов, часовня, ресторан и банкетный зал. Предварительно лот оценивали в сумму, превышающую 5,5 млн евро, но неназванному покупателю из Европы повезло, он заплатил чуть меньше 3 миллионов.

Фото: © Morgenhof Wine Estate

Поиск сорта мечты

Хороший человек Тим Аткин! Хочешь понять, что происходит в стране – почитай его отчет. Шокирующих новостей и сплетен не будет, но зато тренды понятны. Пункт первый: вина ЮАР стоят слишком дешево. В ЮАР сформировалась довольно солидная группа премиальных производителей, но ставка все еще на доступные вина категории масс-маркет. А это неправильно в условиях меняющегося климата и все большего риска засух и отсутствия воды для ирригации. Пункт второй – сорта. В последние годы в лидеры величия выходит сира – и правильно делает, ведь в ЮАР палитра стилей этого сорта предельно широка, можно найти и «Северную Рону», и «Бароссу», и что-то совсем ни на что не похожее. Искать стоит в Дарлинге, Элгине, Грейтоне, Стелленбоше и, конечно же, в Свартленде. Как раз оттуда родом Columella 2019 от Эбена Сади, получившее у Аткина заветные 100 баллов. К сире добавляется отец пинотажа сенсо, к которому наконец стали относиться более серьезно. Потенциал наблюдается у средиземноморских сортов, и не только французских: греческие ассиртико и агиоргитико, гарнача в двух цветах и монастрель.

Древности

Сладкое вино Grand Constance винтажа 1821 года, которое предназначалось к отправке на остров Святой Елены, когда Наполеон проводил там в ссылке свои последние дни, побило рекорды аукционов. Бутылка ушла почти за $30 000, тогда как эстимейт был на уровне 5000. Всего в мире не больше 12 таких бутылок. Конкретный образец был пере­укупорен в 2019 году португальцами пробкой Amorim.

Csc0zq7W8AAcqQ4.jpg

Фото: © Архив SWN

Австралия

Проклятые тарифы

Главной проблемой австралийских виноделов в последний год была торговая война с Китаем, которая почти закрыла им важнейший рынок. Но это не значит, что в Австралии больше ничего не происходит. В процессе торговой войны в прошлом году Китай поднял пошлины на австралийские вина до таких размеров, что большая часть экспорта потеряла смысл. Чтобы понять масштабы катастрофы, достаточно знать, что объем австралийского винного экспорта в Китай до начала сложностей составлял $1,2 млрд в год: это крупнейший рынок для виноделов страны.

Повышение тарифов не заметили самые дорогие вина – в финальной цене Penfolds любые тарифы незаметно растворяются. Но основная масса производителей супермаркетных вин, которые и обеспечивали миллионные продажи, чувствуют себя ужасно. Treasury Wine, крупнейший холдинг Австралии, уже переместил производство своей самой популярной в Китае линейки в ЮАР, чтобы как-то компенсировать потери. Видимо, что-то в этом роде придется придумывать и всем остальным, одновременно быстро переключаясь на другие рынки, где и так высокая конкуренция.

Фото: © Treasury Wine Estates

Фото: © Treasury Wine Estates

Стихии и инновации

От природных потрясений в последние годы страдают самые актуальные винные регионы Австралии: Аделаида-Хиллз потерял в прошлогодних пожарах почти 30% виноградников, а в сентябре этого года в Виктории даже случилось землетрясение – к такому здесь совсем не привыкли. Тем не менее австралийцы пережили все потрясения и даже разработали технологию быстрого обнаружения в сусле «дымного следа», что позволяет заранее спрогнозировать, будет ли вино в бутылке нести на себе след огня, прошедшего рядом с виноградниками.

Слияния и поглощения

Австралийский рынок очень централизован: большая часть известных брендов, включая тот же Penfolds, принадлежит огромным компаниям. Поэтому покупки в Австралии обычно весьма масштабные. Такой была два года назад сделка по продаже Accolade Wines (выпускает десятки брендов, в том числе Hardy’s и Petaluma) американскому инвестиционному фонду Carlyle Group, заплатившему $725 млн за 80% крупнейшего производителя вина в стране. Оставшиеся 20% выкупил Constellation Brands. Еще один огромный производитель, Casella Wines, автор феноменального успеха бренда вин Yellow Tail, несколько лет назад решил усилить свое премиум-направление. В 2014 они купили знаменитую винодельню Peter Lehmann Wines в Бароссе за $57 млн, в 2016 – Howcroft Estate Vineyards за $9 млн и исторического производителя крепленых вин Morris Wines в Рутерглене, а потом еще и Dunvar Vineyards в Новом Южном Уэльсе за $12 млн.

Фото: © Peter Lehmann Wines

Фото: © Peter Lehmann Wines

Все еще гренаш

Гренаш (он же моднейшая в Европе гарнача) из красных сортов развивается быстрее всех в стране: прирост продаж за прошлый год составил 135%. Гренаш долго считали «недоширазом», но в последние годы виноделы научились проявлять его собственный характер: сильный, но при этом шелковистый и ягодный. В России представлены пока только образцы «мощного стиля», хотя в Австралии сейчас все чаще стараются делать гренаш более тонким и тщательно контролируют уровень алкоголя (некоторые образцы из Долины Макларен имеют поразительные для сорта 12%). Обратить внимание: на Kilikanoon Prodigal Grenache, Paxton Wines AAA Shiraz Grenache, Two Hands Aerope, Langmeil Fifth Wave

Теоретический бойкот

Китайские компании до начала торговой войны тоже бодро скупали австралийские винодельни, самой известной стала сделка, по которой в 2017 году 80% прославленной Kilikanoon из долины Клэр перешло государственной компании Changyu Pioneer за $15 млн. Всего принадлежащих китайцам виноделен в Австралии уже больше 50, и последний год все активнее раздаются призывы бойкотировать их продукцию в ответ на китайские санкции. Минсельхоз в ответ флегматично отмечает, что не ведет реестров нацио­нальной принадлежности и гражданства владельцев виноделен, поэтому, разумеется, никакого списка жаждущим возмездия предоставлять не собирается.

Фото: © Kilikanoon

Фото: © Kilikanoon

И другие

Австралия отлично поработала, чтобы заставить весь мир понять натуру своего шираза и полюбить его, а потом добавила в комплект каберне совиньон, полнотелые шардоне и белые из семильона и рислинга. Теперь Австралия расширяет палитру. Здесь уже растут десятки сортов, от арнейса до темпранильо, все они при этом занимают 3% от общей площади виноградников, засаженных в основном ширазом, гренашем, каберне совиньоном, шардоне и семильоном. Но с учетом изменения климата, а также современных вкусов потребителей, которые ищут редкое и автохтонное, нестандартные сорта, особенно толерантные к жаре, становятся все более интересны виноделам. Так, в Квинсленде в регионе Гранит-Белт за 10 лет дождей стало меньше на 30%, поэтому здесь экспериментируют со всем подряд, от гевюрцтраминера до саперави, чтобы выяснить, какие сорта лучше себя чувствуют в такой засухе. Перспективно выглядят ассиртико, турига насьональ и санджовезе. В винных барах и ресторанах все чаще встречаются гаме и грюнер вельтлинер.

Еще одна тихо, но неустанно растущая категория – «полевые сборы», то есть вина из ферментированных вместе нескольких сортов. Замесы бывают самые разные, от совиньона блан с рислингом до рондинеллы с темпранильо, до России они пока не доезжают. Обратить внимание: на fields blend от Domaine Simha, Grey Sands Byzantine и Sinapius в Тасмании, Massena в Бароссе, Konpira Maru в Виктории (розовый!), Gentle Folk в Аделаида-Хиллз.

Доставка

Во время карантина многие штаты разрешили доставлять алкоголь даже ресторанам, не говоря уж о винотеках. После его окончания некоторые оставили разрешение в силе, чтобы помочь пострадавшему общепиту и рознице. А потребители окончательно привыкли к удобному формату (некоторые площадки даже ввели бесплатную доставку по образцу Amazon Prime). В результате рост продаж маркетплейса Vivino в 2020-м составил 140%, другие площадки показали похожие результаты.

США

Антистресс для американцев

В стрессовой ситуации люди предпочитают привычные вкусы. Так что в первом полугодии 2021-го самыми быстрорастущими (минимум на 30%) категориями рынка в США были: совиньон блан, красные бленды, москато, пино нуар, розовое, каберне совиньон и рислинг.

Крупные приобретения

Напомним только о самых крупных сделках последних лет. Летом 2021-го одна из крупнейших виноделен страны, расположенная в Вашингтоне Ste. Michelle Wine Estates, была продана за $1,2 млрд инвестиционной компании Sycamore Partners своим владельцем, холдингом Altria, которому принадлежит среди прочего табачная компания Philip Morris USA. Весной завершилась сделка, которую Constellation Brands несколько лет утрясало с E. & J. Gallo. В ее рамках Галло перешло нескольких десятков брендов за $810 млн. Эту сумму Галло заплатили на бренды Clos du Bois, Franciscan, Manischewitz, Ravenswood и другие, представленные в рознице по цене $11 и ниже. Галло, впрочем, интересуются и великими винами, и в 2019 году купили икону калифорнийского каберне, Pahlmeyer. А в этом году наняли известного возмутителя спокойствия Рэндалла Грэма, чтобы создать линейку вин из южнофранцузских сортов The Language of Yes на Центральном побережье.

Фото: © Chateau Ste. Michelle

Фото: © Chateau Ste. Michelle

Токен-токен, крипто-крипто

Американский винный мир никогда не был таким уж консервативным и быстро подхватывает все актуальные тренды. В апреле аукционный дом Acker Wines объявил, что будет принимать криптовалюту. В мае сестры Мондави (Mondavi Sisters' Collection) решили принимать оплату криптовалютой за вина из линеек Dark Matter и Aloft. И те, и другие через пару месяцев сообщили, что начинание оказалось не очень успешным, но отменять нововведение пока не планируют.

Гораздо бодрее себя чувствуют проекты с NFT. Весенний взрыв NFT (non-fungible tokens, технология, гарантирующая подлинность любого цифрового или реального объекта через регистрацию в системе через блокчейн, объекты торгуются только за криптовалюту. – Прим. ред.) привлек внимание винного мира. Винодельня бывшего игрока НБА Яо Миня Yao Family Wines в Напе собирается выставить на аукцион свои редкие каберне с добавкой в виде NFT-диджитал-арта. Летом моде поддалось даже Château Angélus и несколько других европейских виноделен, но в США тренд явно сильнее. А главная надежда производителей редких и культовых вин – теоретическая возможность приспособить NFT к борьбе с подделками.

YFW-NFT-01-Front_thumbnail.jpg

Фото: © Yao Family Wines

Релакс без градусов

После того как в некоторых штатах разрешили употребление каннабиса и/или каннабиола для рекреационных целей, многие производители еды и алкоголя быстро сообразили, что его можно добавлять практически куда угодно. Вина с каннабисом, несмотря на название, не вполне вина: по американским законам алкоголь и каннабис нельзя продавать в одном месте, поэтому все они – безалкогольные. Пока это скорее маркетинговый хайп, чем серьезный сектор рынка, но число брендов и производителей увеличивается с каждым днем и темой заинтересовались уже самые большие корпорации: в производителя каннабиола вложилась даже Constellation Brands.

Фото на обложке: © David Clode/Unsplash.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №143.

Статьи по теме:
  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • Анна Кукулина

    Независимый эксперт

  • 24 января 2022

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также