Что нужно знать про вина Калабрии

Валерия Труфакина

Автор

24 апреля 2020

Отчего-то Калабрия пока не в трендах шумного массового курортного туризма. С ней стоит познакомиться, а пока начать можно еще в России дегустациями гальоппо – «нового черного» итальянского виноделия.

Знаете ли вы, откуда открываются лучшие виды на вулкан Этна? С пляжей ионического побережья Калабрии, самого «носка» Апеннинского «сапога». Поэт Габриэле д'Аннунцио назвал побережье Калабрии «самыми прекрасными километрами Европы» (Ионическое и Тирренское побережья в совокупности дают 800 км пляжей).

Здешний воздух не пропитан насквозь туристической индустрией и пахнет просто морем, оливками, сыром, средиземноморскими травами. Неспешные местные жители, как в старых итальянских фильмах, завешанные бельем узкие улочки – калабрийцы не хотят, да и не могут превратиться ни в Виареджо, ни в Римини. Их козырь в том, что Италия здесь не причесана под учебники истории Древнего Рима.

Калабрезе не мучают себя вопросом, как жить долго и счастливо. Часы, посвященные обедам и ужинам, для них самые содержательные. Главное запомнить, что первые 7-8 блюд – это только предвкушение: антипасти с морскими гадами, боттаргой, колбасками (включая жгучую ндую), сырами, фокаччи. Только потом начинаются пасты с разнообразием соусов. Местная разновидность – паста филейя с рагу из козленка, свинины или говядины.

Огненный пепперончино щедро присутствует во всем, острота – фишка местной кухни, в сувенирных лавках связки сушеных перчиков продают под брендом «калабрийская виагра». А еще здесь с XVIII века свой идеальный терруар для парфюмерии и чая «эрл грей» нашел редкий апельсин-бергамот.

Другие местные специалитеты – красный сладкий тропейский лук и круглые ярко-сиреневые баклажаны, которые часто подают поджаренными или фаршированными – рикоттой, треской, тунцом с каперсами, грибами. Кстати, Калабрия – крупнейший производитель белых грибов в Италии. Пиццы во время трапезы идут вместо хлеба, а чтобы потом запихнуть в желудок еще и десерты, плеснут лимончелло. Однако вся эта «средиземноморская диета» отлично работает: только перешагнувших 100-летний рубеж жителей в Калабрии более 500.

Специалитеты Калабрии

Греческий профиль

Эту чудесную землю первыми открыли эллины в VIII веке до нашей эры, принеся сюда свою развитую по тем временам винную культуру. Согласно греческой мифологии, вся итальянская винодельческая история началась от племени энотров. Есть версии касательно имени их предводителя – то ли Энотрус, то ли Италус. Вторая версия продолжается выводом, что именно Калабрия была тем местом, которое впервые назвали Италией.

Сторонники «энотрийской» версии тут же припомнят и исторический анекдот про древний калабрийский город Сибарис, в котором якобы были винодуки – сеть керамических труб, по которым вино доставлялось в дома горожан. К сожалению, современная цивилизация до такого уровня развития пока не дошла.

Своей винной античностью калабрийцы гордятся, и совершенно точно то, что местные греческие поселения дали решающий толчок развитию «сапога». Например, из колонии Кремисса, существовавшей на территории нынешнего города Чиро-Марина, родом вино, известное как кремисса (или кримиза), которое много позже экспортировалось в Северную Европу и было официальным вином Олимпийских игр.

На протяжении веков калабрийские вина были известны не только в Италии, но слава их начала рассеиваться, как только взошла звезда Бордо. Отдаленность от ключевых рынков и эпидемия филлоксеры вывели из строя винодельческую промышленность, а к концу XX века стало не угнаться за технологичными и доступными винами Нового Света.

Калабрия пытается восстановиться. Климатические условия и набор сортов здесь не хуже, чем в соседних регионах, но виноградарство и виноделие сегодня составляют незначительную долю сельского хозяйства – под лозой всего около 30 тыс. га.

Точки притяжения

Церковь X века в Россано – одна из наиболее хорошо сохранившихся византийских церквей в Италии.

Реджо-ди-Калабрия – главный туристический центр с арагонским замком, церковью Оттимати и зданиями в стиле ар-нуво. Особая гордость – Национальный музей Великой Греции, где хранятся две бронзовые фигуры воинов V века до н. э., которые историки нарекли «Воинами из Риаче» (или «Бронзами из Риаче»).

Козенца – важнейший культурный центр. Крутые узкие улочки, где за каждым поворотом обнаруживаются старинные церкви и живописные дворики, средневековые башни и французские замки от норманнского до арагонского периодов – это общие элементы внутренней и береговой линии Калабрии.

Тропеа – «жемчужина» на скале с храмом СантаМария-дель-Изола и античными памятниками. Если смотреть сверху на Тирренское море, пейзаж почти мальдивский: переливы изумруда, бирюзы и голубизны всех оттенков и белый песок ухоженных пляжей.

Сила, Поллино и Аспромонте – три горных хребта, объединенных в национальный парк, где можно заниматься зимними видами спорта, особенно в Камильятелло, Лорике, Гамбари и Монте-Сант-Элия.

Стило с домом-музеем философаутописта Томмазо Кампанеллы, норманнским замком и византийским собором.

Основные курорты Калабрии – Тропеа, Соверато, Скалея. Тирренские пляжи – песчаные и протяженные. Пляжи Ионического моря – небольшие и скалистые. Много укромных бухточек.

Феникс пытается встать на крыло

Винная Калабрия создает двойственное впечатление. С одной стороны, идиллическое течение жизни не способствует резвым изменениям. Многие виноделы спокойно живут наследием прошлых веков, делая вино, «как деды» и не дружа с маркетингом. Еще недавно большинство местных имели слабые представления о том, что такое современное качественное вино, и свое чиро россо считали круче бароло. Даже Federdoc (Confederazione Nazionale dei Consorzi volontari per la tutela delle denominazioni di origine) не знает точно, сколько гектаров виноградников там посажено. Задворки во всей красе.

Чиро – самое известное красное вино региона. Раскачает ли аппелласьон винный мир? Местный – наверняка, да и в североамериканских винных картах эти вина можно встретить все чаще.

С другой стороны, энергичная волна «новых виноделов» вск активнее сигналит: регион достоин своей былой славы и способен удивить, что подтверждают свежие калабрийские изыскания профессора кафедры виноградарства Миланского университета, знаменитого ампелографа Аттилио Щенцы (Attilio Scienza). Их не так много, первопроходцев, создающих современный уровень ярких, привлекательных и при этом терруарных вин, но революционная ситуация явно назревает.

В Gambero Rosso 2020 четыре вина из Калабрии получили «три бокала». Среди них два гальоппо (Cirò DOC от Librandi и ‘A Vita), историческое москато ди сарачено от Luigi Viola и практически реликтовое вино с 1000-летней традицией из греко бьянко (пекорелло) от Ceraudo.

Автохтонные истории

Калабрия – сокровищница сортов-автохтонов. На экспериментальном участке Librandi, например, их более 290. Здесь испокон веков росли и сицилийские сорта: те же нерелло маскалезе и нерелло капуччо, что на Этне, а также ночера и ансоника. Главный сицилийский красный неро д’авола и вовсе известен как калабрезе. Впрочем, в наши дни в Калабрии решительно доминирует гальоппо.

Гальоппо

85% посадок

Синонимы: гальоппо россо, гальоппо неро, гальоппо ди Чиро, лакрима. Происхождение его загадочно. Есть традиционная теория, что он на пару с альянико прибыл с греками. Однако недавнее тестирование ДНК показало, что гальоппо – родня санджовезе. Есть и третья версия, согласно которой гальоппо появился в результате перекрестного опыления между санджовезе и неизвестным греческим сортом.

У вина фруктовые ароматы с преобладанием вишни и пряностями, танинность от рустичной до застенчивой, а лучшие экземпляры демонстрируют глубину и шелковистость. Молодой гальоппо – вяжущий и горьковатый, но с возрастом его жесткость и острота сглаживаются. Сорт предпочитает высотные виноградники ради сохранения уровня кислотности. С холмов и террас получаются вина с интенсивными ароматами, хорошей структурой и крепкими танинами. С равнин – более деликатные, среднетелые, с выраженной цветочностью. Это тот самый сорт, о котором последнее время много говорят на всех итальянских винных площадках, рассматривая его как потенциальный источник великих вин.

Греко бьянко

10% посадок

Сорт с запутанной историей происхождения, поскольку обитает в нескольких регионах, и в каждом он иной, не говоря о местных синонимах. Здесь его называют мантонико, мальвазия ди липари или пекорелло. Главное, не спутать его с греко ди туфо, пекорино или красным пекорелло и запастись аспирином, как шутит исследователь Ян д’Агата. Из греко бьянко в Калабрии производят не только сухие вина, но и сладкие – из заизюмленного винограда.

Греко неро

Он же мальокко дольче. Этот сорт дает среднетелые вина с высокой кислотностью и легкостью цвета. Он хорош в ассамбляжах. Наряду с гальоппо потенциально способен приблизиться к великим. Вина из мальокко дольче можно встретить в портфолио таких хозяйств, как Ferrocinto, Serracavallo и Terre del Gufo.

Для справки

В Калабрии 16 DOC (5% общего производства), 10 IGT. До сих пор отсутствует DOCG.

Наиболее интересные DOC

Cirò

С 1969 года. Самый продвинутый винодельческий регион Калабрии, около 2 тыс. га виноградников. Основной сорт – гальоппо. Характерная особенность – террасное виноделие на глинисто-известняковых склонах. Стиль вин – полнотелые, насыщенные, танинные, фруктовые.

Greco di Bianco

Один из немногих «белых» регионов юга Италии, основной сорт – греко бьянко.

Lamezia Terme

Благодаря теплому микроклимату виноград здесь хорошо вызревает. DOC известен красными из гальоппо и греко неро и белыми винами из греко бьянко, а также игристыми.

Melissa

Расположена южнее Чиро. Похожие по стилю вина, обычно из гальоппо и греко неро.

Scavigna

Розе и красные вина из гальоппо и нерелло капуччо. Для белых используются треббьяно, шардоне, греко бьянко и мальвазия бьянко.

ТОП-8 виноделен Калабрии

Librandi

Историческая винодельня и главный исследователь автохтонов считается классикой энологии Калабрии, а то и всей Южной Италии.

Братья Антонио и Никодемо Либранди – местные первопроходцы, с которых началось возрождение региона. С конца 1950-х они стали производить вино под собственной маркой, перестали продавать его наливом в центральную часть Италии, ввели лучшие практики ухода за виноградниками и создали новый стиль ярких, привлекательных вин из местных и международных сортов. Самое успешное – красное Gravello, бленд гальоппо и каберне совиньона. Исследовать автохтоны братьям помогает известный итальянский консультант Донато Ланати. На своем экспериментальном винограднике Librandi собрали ценнейшую коллекцию сортов со всей Калабрии. В последние годы своим приоритетом они объявили белые вина.

La Pizzuta del Principe

Более 100 лет хозяйством владеет семья Раньери. Поместье расположено в Melissa DOC, 13 га виноградников на высоте 60 м над уровнем моря благоденствуют в средиземноморском климате с легким бризом в окружении оливковых рощ и соснового бора. Винодельня построена в 1990-е.

Раньери исповедуют современный подход к виноделию и патриотично специализируются на автохтонах. На выставке Radici del Sud 2016 вино Jacca Ventu Superiore (производится с 2012 года) было признано лучшим гальоппо. Недавно оно получило «Золотую звезду» престижного гида Vinibuoni d'Italia-2020 – за качество, приятность, дружелюбный стиль и терруарность. Гендиректор хозяйства Альбино Бьянки говорит о качестве своих вин: «Мы ничего не оставляем на волю случая. Мы любим нашу землю, и для нас каждый урожай – отдельная история и часть традиции. Поэтому когда мы производим вино, в первую очередь мы думаем о людях, которые будут его пить, и о том, какие эмоции они получат».

Виноградники Librandi

Ceraudo

Роберто Чераудо – пионер органического и биодинамического виноградарства Калабрии. В 2019 году его многолетний труд по возрождению греко бьянко был оценен «тремя бокалами» Gambero Rosso (Grisara Pecorello 2018). В 1973 году он занял деньги на покупку заброшенного поместья в 40 га (сегодня у него 100 га) и начал высаживать виноградники на глинисто-меловых почвах, попутно восстанавливая многовековые оливковые рощи и ремонтируя 400-летний фермерский дом.

На органику Роберто перешел в 1987 году, пережив, как он говорит, «предсмертный опыт». Когда он обрабатывал лозы пестицидом, шланг на силовом опрыскивателе, который он буксировал позади трактора, вырвался на свободу и окатил его с головы до ног. В больнице, где ему сделали переливание крови, он провел полмесяца и поклялся искоренить всю химию. Сегодня он производит девять вин из местных и французских сортов. В 2007 году Чераудо первым в регионе разлил белое вино из местного мягкого и гибкого сорта пекорелло под именем Grisara.

’A Vita

Франческо и Лаура Де Франко, бывшие архитекторы, одними из первых в Cirò занялись органическим земледелием. Антонио Галлони (Vinous), щедро раздавая их винам оценки выше 90 баллов, отмечает, что в них нет недостатков, характерных для многих итальянских «биологических» вин.

«У каждого своя система, – говорит 50-летний Франческо. – Единственное, что вы можете сделать, чтобы смягчить танины, это подождать». И это очень «южный» подход. Для красных он означает годы в стали, бочке и бутылке перед выпуском. Устав Cirò DOC требует более двух лет выдержки для ризерв, но большинство виноделов новой волны ждут три или четыре года, чтобы выпустить свои лучшие красные вина. В этом году хозяйство получило свои первые Tre bicchieri за сложное и глубокое гальоппо (Cirò Rosso Classico Superiore Riserva 2015).

Роберто Чераудо

Vincenzo Ippolito

«Гальоппо, как и все самые прекрасные и тонкие сорта, трудно выращивать и воспитывать – рассказывает Джузеппе Ипполито. – Один из ключей к шелковистому гальоппо – чрезвычайно зрелый виноград. Поэтому мы удаляем большую часть листьев с лозы, позволяя винограду запекаться под жарким калабрийским солнцем. Чем больше солнца достается гальоппо, тем лучше».

Хозяйство со 100 га виноградников находится в Чиро-Марина. Сбор урожая семья Ипполито затягивает до середины октября. По их мнению, для гальоппо важна очень долгая мацерация. После брожения вино на месяц оставляют на мезге. Это позволяет полимеризовать танины в более крупные, менее горькие молекулы и таким образом сделать вино более «вкусным».

Sergio Arcuri

Хозяйство известно с 1880-х годов, а современным погребом оно обзавелось в 2009-м. Работает только с гальоппо. Все 4 га виноградника являются «естественной экосистемой», в которую включены и другие растения. Четыре этикетки хозяйства искренне выражают этот органический терруар. Девиз винодельни: «Территория и страсть».

Cataldo Calabretta

Четвертое поколение виноделов Калабретта с небольшим виноградником в 14 га выбилось в число лидеров аппелласьона Cirò. Катальдо и его сестры восстановили в семейном погребе древние бетонные резервуары для ферментации. Работают по органике, серу используют по минимуму. Кроме непременного гальоппо выращивают аликанте, ансонику, мальвазию и греко бьянко.

Cote di Franze

Винодельня названа по имени плато на высоте 100 м над уровнем моря с очаровательным ионическим пейзажем. Девять гектаров лоз возделывают Франческо и Винченцо Шиланга (Scilanga), чья полевая практика началась в детстве на отцовской ферме и впитала традиции нескольких поколений. Гальоппо и греко бьянко растут на преимущественно глинистых почвах, дающих структуру и ароматику. «Делать вина будущего с наших древних виноградников», – их девиз. 

Хозяйство Cataldo Calabretta

Фото на обложке: Shutterstock.

Фото: Роман Суслов, архив SWN.

Материал впервые опубликован в Simple Wine News №129.

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari