5 преимуществ российского вина
5 причин избавиться от комплексов относительно российского вина

5 причин избавиться от комплексов относительно российского вина

Александра Рощина

Ведущий эксперт Simple

17 декабря 2020

Многочисленные свидетельства указывают, что современный ценитель и просто любитель вина терзается смутными подозрениями и большими сомнениями относительно качества содержимого бутылок, представляющих особый раздел винной полки или карты. Этих «подозреваемых» объединяет одно весьма патриотичное название – «российские вина».   

Подсознательный страх аудитории зачастую обусловлен винными «призраками» из прошлого, вызывающими масштабное внутреннее содрогание (яркий пример – облаченная в рубище из мешковины «Душа монаха»). И тут стоит признаться, что подавляющее большинство винолюбителей вообще не углубляется в размышления о том, на чем базируется то самое пресловутое качество вина. Поэтому главным критерием считается отсутствие головной боли после продегустированного накануне.  

Настало время разобраться, что же отличает качественное вино и почему произведенное в России соответствует этому определению.

© Сергей Ратанов

Причина №1. Достигли совершеннолетия

Цивилизованное винопроизводящее сообщество уже давно установило и доказало, что хороший виноград жизненно необходим для создания качественного вина. Однако у нас в стране этот стратегически важный фактор был фактически обнулен 35 лет назад.

В то время креатив руководителей Советского Союза в борьбе с алкоголизмом достиг апогея, и виноградная лоза в пределах государственных границ была уничтожена практически подчистую. В итоге амбициозным альтруистам, взявшимся за восстановление отрасли в начале нулевых, требовалось «всего ничего» – правильно подобрать сорта и заново высадить виноградники, учитывая особенности почв и климата. А самое главное, подождать лет этак десять-пятнадцать.

Дело в том, что юная лоза прекрасно плодится, но ее виноград не способен «переродиться» в вино высокого качества – ему не хватает концентрации, палитры ароматических составляющих. Поэтому еще 5-7 лет назад обнаружить какие-то типичные сортовые характеристики в российских винах было ну очень сложно. 

Сегодня российское виноделие преодолевает возрастной кризис: заложенные 10-15 лет назад виноградники вступили в фазу совершеннолетия, поэтому качество российского винограда (и вина соответственно) становится очевидной реальностью.

Конечно, слегка обидно, что виноделие России не имеет таких козырей как «тысячелетние» традиции или «дофиллоксерные» виноградники, однако в Крыму найдется такой безусловный винный раритет, как «допутинские лозы» – высаженные более тридцати лет назад участки с ркацители и мерло.

Мимо таких сокровищ невозможно просто пройти мимо, поэтому «Золотая балка», много лет снабжавшая «народным игристым» всю страну, с энтузиазмом включилась в проект с тихими винами, для чего вступила в серьезные отношения с Олегом Репиным – одним из лучших российских виноделов. Результат – единственные в своем роде российские вина с самых старых лоз нашей страны Балаклава Loco Cimbali белое, Балаклава Loco Cimbali Мерло. Все это добро проводит значительное время в дубовых бочках, но в данных образцах пряно-ванильный тон нежно шепчет, а не орет благим матом. Так успешно «переварить» французский баррик способен лишь образцово выращенный виноград с возмужавших лоз.

© архив пресс-службы «Золотая балка»

Причина №2. Обрели лицо

Человек с руками и головой – еще одна обязательная причина, без которой появление качественного вина в принципе невозможно в любом, даже самом благодатном месте. Не к ночи будут упомянуты монахи средневековой Бургундии, угробившие столетия на то, чтобы правильно приспособить пино нуар к склонам Кот д'Ора, но сумевшие заложить фундамент того, что сегодня считается величайшим вином на земле. 

Поэтому как крайне позитивное явление стоит рассматривать персонификацию российского вина, иными словами – появление большого количества профессионалов, вовлеченных или привлеченных в производство российского вина. До текущего момента человеческий фактор наши потребители вообще не воспринимали серьезно – в лучшем случае всплывало имя Льва Голицына, которого многие считали «русским аналогом» знаменитого Пьера Периньона (обоим гражданам упорно приписывали создание шампанского). 

Сегодня ситуация изменилась коренным образом – на винной сцене России появились абсолютно разные по своему подходу, философии и калибру виноделы. В результате наше вино становится «широкоформатным» – в нем теперь представлены не только исторические гиганты («Фанагория», «Абрау»), но и весьма любопытные, что называется, идейные проекты. Хрестоматийный пример – Uppa Winery. Ее харизматичный лидер Павел Швец, в свое время променявший шик и блеск московских ресторанов нулевых (Павел был одним из первых сомелье в России) на сельские трудовые будни без выходных в крымской глуши. 

Ради справедливости стоит сказать, что в становлении современного российского вина значительную роль сыграли приглашенные в Россию иностранные консультанты. Так, «Гай-Коздор» направлялся твердой рукой Алена Дюга и Ноэля Рабо. Оба товарища с блеском отслужили на одном из ведущих хозяйств в Долине Роны Chateau La Nerthe, поэтому успех «Гай-Кодзора» с винами из ронских сортов вполне объясним. Если кого-то коробит вторжение «чужестранцев» в российские дела или возникает мысль о том, что «вот так всегда – сами ничего сделать не можем», стоит вспомнить поучительную историю про знаменитых маркизов Антинори из Тосканы.

Аристократическое семейство за 700 лет упорного труда собаку съело на производстве вина, но, затевая свой новый проект, не постеснялось позвать заокеанского консультанта Андре Челищева. Его рекомендации по выбору сортов оказались просто провидческими, хотя шли вразрез с пожеланиями работодателя. Спустя пару десятилетий тосканское мерло Masseto стало бомбой, порвавшей привычные шаблоны о качестве и ценах итальянского вина.

Причина №3. Правильно вложились

Самая затратная история, без которой обретение качественного вина (особенно если предполагается производить какой-то более-менее приличный объем) – это правильные и, к сожалению, немалые инвестиции в сам процесс производства. В целом, обустройство собственной винодельни, снабженной современными ферментационными чанами, прессами, системой розлива и прочими необходимым «аксессуарами» – надежный и быстрый путь стать миллионером. При условии, если вы ввяжетесь в это мероприятие с миллиардом в кармане.

Полномасштабное строительство в виноделии – это головная боль и сверхзадача не только в нашей стране. Например, строительный бум в Бордо в последние 15 лет, повлекший полную реконструкцию самых именитых шато, был вызван не только желанием вызвать зависть соседей, но и стремлением к дальнейшему апгрейду качества вин, особенно в годы сложных винтажей.

На сегодня в России уже не так мало современных винодельческих предприятий, построенных с нуля, с учетом самых новейших технологических решений. Винодельня «Лефкадии» впечатляет даже самых зажравшихся винных путешественников. Это не только архитектурный объект, что важно для туристов всех мастей, но и максимально функциональные пространства, адаптированные к производству определенных категорий вин. В таких местах практически нереально накосячить в самом процессе производства, так что еще одна звонкая монета брошена в копилку роста качества отечественного вина.

© пресс-служба «Лефкадии»

© Игорь Родин

Причина №4. Три веселых буквы

Да-да, нормативное регулирование отечественного виноделия в самом разгаре. Кто привык чтить и читать букву закона, изучайте с удовольствием свежайший ФЗ-468 «О виноградарстве и виноделии в Российской Федерации». Если лень углубляться в дебри российского винного законодательства, можно просто искренне порадоваться тому, что страна постепенно обретает все больше ЗГУ или «вина защищенного географического указания» с обозначением региона производства. Таким образом виноделие России пытается аккуратно примерить на себя систему классификации вин, которая базируется на происхождении винограда и довольно успешно функционирует в европейских и новосветских странах.

Главное, что сегодня обеспечивает ЗГУ потребителю – возможность отличить на полке вина из российского винограда (то есть на 100% российское вино) от бутылок, маскировавшихся под «отечественное», но при этом произведенное из иностранного виноматериала.

© Сергей Ратанов

Причина №5. Достучались до небес

Еще один веский повод перестать напрягаться от качества российских вин – их международное признание. Безусловно, речь идет не о сомнительных болгарских или молдавских конкурсах, а о солидной международной винной критике. Такие ребята видят весь мировой контекст виноделия, поэтому способны вполне объективно оценить уровень отечественных вин.

Прорыв в этом направлении случился благодаря винам «Лефкадии» и «Сикор», которые пока остаются самыми рейтинговыми из отечественных производителей. Впервые за всю историю рислинг и бордоский бленд из России смогли набрать свыше 90 баллов (оценки Wine Advocate, который больше 30 лет является самым авторитетным ресурсом), что обозначает прямое попадание в сегмент «превосходные» (outstanding). 

Российское вино упорно пыталось достучаться и до британской винной критики, в авангарде которой находится журнал Decanter. Они проводят не только обширные тематические слепые дегустации, но и ежегодный конкурс вселенского масштаба – Decanter World Wine Awards. Его итоги вполне себе подсвечивают глобальные перемены в мире вина.

Первые результаты россиян были довольно скромными: авторитетное жюри лишь скупо и немногословно одобряло некоторые образцы. Однако в 2017 году чопорные судьи захлебнулись от умиления во время дегустации «Саперави 100 Оттенков Красного» 2015 «Фанагории», упиваясь сочетанием сочной спелости и дерзких минеральных нот. В этом году вино закрепило свой успех на конкурсе, набрав рекордные 96 баллов. 

© архив SWN

Фото на обложке: © Сергей Ратанов

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari