Долина Лефкадия — виноградники России

«Лефкадия»: новые грани аппелласьона

Игорь Родин

Фотографии

Глеб Короленко

Автор

12 октября 2020

Следующая остановка в путешествии SWN по винодельням юга – Долина Лефкадия. Глеб Короленко разобрался в многочисленных винных брендах семьи Николаевых и выяснил, как продвигаются дела в становлении Долины в статусе аппелласьона.

Многим кажется, что Долина Лефкадия в селе Молдаванское – такое же градообразующее предприятие, как Banfi в Монтальчино, но это не так. Не сравнивал их только ленивый: тосканская аллея тополей, исследованный вдоль и поперек терруар, наконец, особые отношения с местными жителями...

Простые люди здесь, как и деревенские тосканцы, не понимают, что такое девелопмент и инвестиции, и почему у них по селу взад-вперед ездят «порше» и «мерседесы». Наши «жигули», к счастью, косых взглядов не получили. Молдаванское – в двух часах езды от Анапы, по хуторам и станицам, полям и виноградникам. Отсутствие кондиционера позволяло насладиться терруарными запахами юга.

В пути я размышлял о судьбе европейской концепции аппелласьона в нашей стране. ЗНМП – как отклик на AOC – уже есть, но в наших реалиях их параметры несовместимы. Аппелласьон под одну винодельню – не самая популярная история даже в Европе, согласитесь, зато у нас сплошь и рядом. В «Долине Лефкадия» на территории одного ЗНМП виноделен много, что уже ближе к европейскому аналогу подобной истории.

© Игорь Родин

Долина Лефкадия появилась на карте мира в 2005 году, когда земли при Молдаванском начал осваивать предприниматель Михаил Иванович Николаев. В античные времена на этих землях жили понтийские греки, и – что самое важное – тоже делали вино. Этому есть куча ископаемых доказательств в музее виноделия.

Название «Лефкадия» – просто понравившееся Михаилу Ивановичу греческое слово. Только спустя два-три года после начала работы стало известно, что на одном из греческих наречий переводится как «долина белого вина». Мало кто знает, что населенный пункт с таким же именем есть в северной части Греции, на территории аппелласьона Наусса, и уже совсем неудивительно, что вино делают и там. Это как Санкт-Петербург в России и Saint-Petersburg во Флориде.

Наша российская «Лефкадия» появилась 15 лет назад, можно сказать, вместе со всем премиальным отечественным виноделием. Началом нового русского вина, кстати, принято считать 2003 год, когда под Крымском появилась винодельня Château le Grand Vostock.

Уникальность «Лефкадии» в том, что все эти 15 лет семья Николаевых не жалея инвестировала в виноградники, исследуя каждый камень терруара, выбирая нужные саженцы и проводя тестовые винификации. Такого долгого и системного развития в нашей стране пока не знает ни одно другое хозяйство. Тот самый терруарный подход, которого в первую очередь требует новый российский Федеральный закон № 468, здесь раскрыт на 101%.

Михаил Иванович и Михаил Михайлович Николаев © Андрей Ковалев

За 15 лет Долина Лефкадия прошла все стадии становления настоящего аппелласьона. На территории 3000 га, почти как у Бароло, расположено 220 га виноградников, 15 га партнерских и клиентских винодельческих проектов, а за ними бесконечные леса, поля и охотничьи угодья. В 2018 году все это богатство официально получило ЗНМП, и к этому времени уже не нуждалось в рекламе – о «Лефкадии» без моей помощи знали даже мои родители.

Многие думают, что это такая винодельня, но это не так. Вот что говорит сын основателя «Долины Лефкадия» Михаил Михайлович Николаев: «Нет такого хозяйства "Лефкадия". Здесь винодельческий регион, который называется Долина Лефкадия, он находится между селами Молдаванским, Новокрымским, Саук-Дере и хутором Виноградным. У нас две коммунальных площадки, чтобы создавать вино на этих территориях: винодельни в Молдаванском и в Саук-Дере. У земель и у брендов разные собственники. У моего отца КФХ (крестьянско-фермерское хозяйство) "Николаев Михаил Иванович", и в его рамках делаются определенные бренды. Я занимаюсь своими брендами в рамках своего КФХ. Кроме того, есть наши соседи, например, "Мантра", и они, хоть и винифицируют в нашем цеху, выпускают вино под своим юридическим лицом». Круто, да? Я тоже запутался еще сильнее.

Давайте попробуем иначе. В аппелласьоне Долина Лефкадия есть вина Николаевых и вина тех, кто купил там виноградники: Мантра, LeGato, Once и другие. У Николаевых есть бренд вин, который носит общее с аппелласьоном имя. Другие известные бренды – «Амфитрион», «Саук-Дере», «Ликурия», «Темелион», «Магнатум», «Коллекция холостяка», «Холодный душ». Итог: имеются разные хозяева, разные стили, разные терруарные особенности. Единственное, что отличает их от нормального человеческого аппелласьона, – наличие собственной винодельни у каждого владельца виноградников. Бывают, конечно, подобные коммунальные хозяйства, например, Colterenzio в Альто-Адидже, но суть там в том, что на один бренд работают разные виноградари. Здесь же из общего только винодельня и знания Николаевых, которые эту землю изучили и помогают новым соседям творить.

© Игорь Родин

© Игорь Родин

Одна из главных фишек «Лефкадии» – партнерство со звездами винного мира. В самый разгар домашней изоляции в одном из Zoom-интервью знаменитый прованский винодел Саша Лишин сказал SWN: «Я пробовал ваши русские розе от Патрика, они действительно хороши, и это понятно, ведь они сделаны по моим технологиям».

Дело в том, что ныне покойный гениальный энолог Патрик Леон консультировал как его Château d’Esclans, так и «Лефкадию». Для наших он сделал очень многое, и его профессиональная въедливость ощущается здесь до сих пор.

С момента основания аппелласьона Долина Лефкадия и по сей день их консультирует энолог Жиль Рей (Gilles Rey), в свое время работавший в Château Mouton Rothschild. Неудивительно, что флагманский бренд вин Николаевых «Лефкадия Резерв» делается в бордоском стиле. Топовый игристый бренд «Темелион» запускал Рудольф Петерс, известный рекольтан из Шампани. Его след тоже заметен: 36, 48 и 60 месяцев выдержки на осадке – путешествие по глубинам топовой «классики», и в два-три раза дешевле шампанского. Николаев отмечает, что «Темелион» больше похож на франчакорту, чем на Шампань – климат иной.

За время изоляции Николаевы решились на ресет своих линеек. «Мы решили, что многие наши бренды должны быть значительно у́же. Раньше в Саук-Дере было 18 этикеток, теперь будет 3-4: сухой рислинг, рислинг-айсвайн, красный авторский бленд, совиньон блан и, возможно, петнат. Сейчас на рынке слишком много одинаковых вин, сделанных по одной и той же технологии. Мы постараемся сделать ударение на особенности аппелласьона».

Браво, фантастико! Первые хозяйства в нашей стране завершают поиск своей сортовой идентичности и начинают работать с тем, что получается у них лучше всего. Напоследок скажу: если вам доведется посетить «Лефкадию», обязательно отыщите там пиццерию и попробуйте местную пиццу под пиво, которое готовит Михаил-младший. И то и другое – на уровне, за которым стоит погоняться многим московским рестораторам.

© Игорь Родин

© Игорь Родин

Михаил Николаев:

У «Лефкадии» самый холодный терруар на северо-востоке винодельческой России. Контрасты температур ощущаются даже летом, разница дневных и ночных температур – 13-15 градусов. Эта прохлада – наша свежесть, ароматы, кислотность. Виноград с участков для «Темелиона» мы собираем на три недели позже, чем все остальные зоны страны. Этот длинный период вызревания позволяет нам делать вина-долгожители. 

У нас самое большое количество красной глины среди всех виноградников России. Это тяжелые почвы, они дают более танинные, концентрированные, пышные, округлые вина. Кроме глины, у нас можно найти известняк, мергель и даже песок.

Поймите, мы – аппелласьон. Самая большая проблема в том, что потребитель считает, что мы – хозяйство. А мы – аппелласьон, размером в 3000 га, как Бароло. На сегодняшний день здесь работает шесть разных марок, и это еще не сложно. Сложно будет, когда их станет сто. 

Нам уже сейчас требуется дополнительное деление. То, что у нас сейчас происходит, похоже на Шампань. Там есть основной аппелласьон, а есть в его рамках другие стили: Rosé des Riceys и Coteaux Champenois. Единственное, у нас другие стилистики: один блок – условно бордоский, другой – кавказский, третий – игристый. 

У нас появляется все больше соседей. Наша территория делится на разные хозяйства, и у каждого своя стилистика. Кто-то работает более консервативно, кто-то придерживается классической лефкадийской истории. Вина LeGato, например, ближе к историческому стилю бренда «Лефкадия» – фруктовые, новосветские, экстрактивные. Вина «Мантры» – наоборот, скорее старосветский стиль, для длительной выдержки.

© Игорь Родин

Фото на обложке: © Игорь Родин.

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari