Российские терруары — долины, склоны и взгорья.

Российские терруары, о которых вы еще услышите

Фархад Нагдалиев

к.б.н., руководитель проекта «Усадьба Сенетх»

8 октября 2020

Идея «найти на карте российское Бордо» звучит все чаще. Фархад Нагдалиев по просьбе SWN разложил по полочкам и террасам наши лучшие терруары: долины, склоны и взгорья.

Наша Родина, несмотря на развитие церкви, не сохранила многовековой культуры потребления «крови господней». Россия шагнула в районы, где мог расти виноград, сравнительно недавно. Крушение империи похоронило под собой первые зародыши высокого отношения к лозе. В советские времена целых два десятилетия (1950-60-е) можно было назвать уважительными по отношению к отрасли, а дальше было опять падение.

К счастью, мы не утратили главного – природных ландшафтов, пригодных для возделывания самого лучшего винограда. Западные отроги Малого Кавказа, когда-то бывшие дном моря, с их заповедными лесами, почти дикой природой, почвами, тысячелетиями подвергавшимися ветровой эрозии. Западный Крым с долинами рек Кача, Бельбек и Черная, стекающими с Крымских гор в Черное море.

Если на многих виноградниках Европы и Нового Света влияние океана и морей является определяющим, то на наших холмах континент активно конкурирует с Черным морем, что, вкупе с пересеченным ландшафтом, создает большое разнообразие микроклиматических зон и стилей вина.

© Ваня Березкин

Сейчас мы наблюдаем ренессанс европейского вина в России. Почему ренессанс? Потому что современные наши хозяйства ищут на нашей земле прочтение лучших французских/итальянских/испанских образцов. И иногда добиваются этого.

В долине Качи на известняково-глинистых почвах мы имеем свой Пенедес, с игристыми винами южного стиля, очень фруктовыми, но пронзительно кислотными, свежими, хрусткими. В Альминской долине на суглинках и каменисто-песчаных почвах прекрасно вызревающий сира переносит нас ассоциативно в Северную Рону, а прохладные взгорья над речкой Черная, дающие интересный пино нуар, обращают нас взором на Бургундию.

Двигаясь на восток через перевал на Южный Берег, мы попадаем в царство ликерных и крепких вин. Почвы окрестностей Массандры – это красноземы. В сочетании с засушливым приморским климатом они рождают ягоду, насыщенную сахаром и экстрактивными веществами. Типология здешних вин давно известна нашему потребителю и по-прежнему востребована. Мы не будем проводить параллели с сицилийской марсалой, средиземноморскими мальвазиями и малагой, но достойные образцы подобного профиля вин, а также хересы на ЮБК есть.

© Ваня Березкин

© Ваня Березкин

Перемещаемся восточнее, на мыс Меганом, где в трех долинах, поднявшихся со дна моря в юрский период, растут автохтонные сорта Крыма, самый интересный из них – кокур. Такие тельные и ароматные белые сухие вина можно найти во многих регионах Южной Европы, особенно в Италии. В таком стиле мне доводилось пробовать верментино на Сардинии и верначчу в Сан-Джиминьяно в Тоскане.

Буквально через пару часов мы пересекаем Керченский пролив по Крымскому мосту, последние опоры которого тонут в зыби песков Тамани. Открывшаяся нашему взору равнина с редкими холмами засажена стройными рядами лоз. В советское время здесь росло более половины винограда Краснодарского края.

Под научным термином «каштановые черноземы» скрываются суглинок и супесь – хорошо дренируемые грунты, прекрасно подходящие для массового виноградарства. В окружении трех морей (Черное, Азовское и Керченский пролив), здесь возделывается европейская классика, особенно удачно – шардоне и пино нуар с показателями в сторону игристых вин.

© Игорь Улько

Трасса вскоре раздваивается, но оба пути обещают продвинутому винолюбу новые впечатления. Левая дорога поведет нас в Крымский район, в «холодный пояс виноградарства». А свернув направо, мы попадаем на песчаные косы Анапы. Когда-то здесь зеленели виноградники и выходили в свет знаменитые рислинги Анапы и Су-Псеха, а ныне глаз скользит лишь по пестрой малоэтажной застройке. Тем не менее этот мощный южный бензольный стиль рислингов, подобных австралийским, и сейчас встречается в образцах из винограда, выращенного у ближайших соседей, на супесях Таманского полуострова.

За городом мы попадаем на трассу, идущую в сторону Новороссийска. Она пролегает по Анапско-Натухаевской равнине, окруженной хребтами Семисам (южнее) и Безымянный (севернее). Почвы здесь известняковые, на шлейфах холмов – бедные, эродированные, у основания – суглинистые. Разнообразием экспозиций, почв и сортов винограда вкупе с близостью моря и жарким приморским климатом этот район напоминает французский Лангедок. Есть здесь и своя Долина Роны с руссаном, марсаном, вионье, сирой и мурведром.

На мергелевых сланцах традиционно удавался каберне совиньон. Сейчас приоритет переходит к каберне франу. Джемовых, новосветских образцов здесь нет – недостаточно жарко.

Открытые северо-восточным континентальным ветрам Семигорье и Новороссийск добавляют в климатическую палитру новые краски – здесь прохладнее, и стилистика вин немного меняется. На мергелевых сланцах верхнего и нижнего мелового периодов традиционно удавался каберне совиньон. Сейчас приоритет переходит к каберне франу.

Джемовых, новосветских образцов здесь нет – недостаточно жарко. Дальше, поднимаясь над уровнем моря, мы выходим в район озера Абрау, где пальма первенства отдана не тихим винам, а игристой классике. Но это все-таки не Шампань, климат принципиально иной.

© Игорь Родин

© Игорь Родин

В отличие от района Новороссийска Геленджик прикрыт от континентальных фронтов высоким Маркотхским хребтом. Здесь совсем мало влаги и нередки суховеи. У подножья хребта климат почти полупустынный. Летом может показаться, что попал в Бароссу. В Геленджике на мергеле производят спелые красные вина с ежевично-вишневой органолептикой, зрелыми танинами. Мне нравится их сравнение с тосканским мореллино.

К северу, за Маркотским хребтом, лежит «холодный пояс», образованный виноградниками Красной горки у станицы Гостагаевская, долиной Лефкадия, Саук-Дере и Нижнебаканской. Это сильно изрезанная холмистая возвышенность северного и северо-западного склонов Кавказского хребта, украшенная заповедными лесами, с серыми почвами различного происхождения, в том числе карбонатными, лежащими на известняковых сланцах. Холмы Красной горки выходят за гряду на западной ее оконечности и смотрят в сторону моря, на юг и юго-запад. Здесь зона прекрасных, звенящих белых вин и элегантных красных, которые вслепую можно отправить во Фриули. Большая разница ночных и дневных температур в период созревания позволяет ягоде сохранить органические кислоты, что обеспечивает винам потенциал жизни в бутылке.

© Игорь Родин

Продолжая разговор о типологии российских вин, нельзя не упомянуть и о донском виноделии, которое зиждется на платформе автохтонных сортов, интересных в своем содержании безотносительно участка произрастания. Виноградарство Нижней Волги – это прежде всего тщедушные белые. Возможно, когда-нибудь мы рассмотрим в них Штирию. Дагестан и Ставрополье – пока массовое производство, где стиль вина диктует не климат а винодел.

Ландшафты виноградарской России необычайно богаты, а типы вин очень разнообразны. Они ждут своего пытливого исследователя-винолюба. Встать на этот путь познания очень интересно. Возможно, скепсис франкофила будет вскоре развеян или хотя бы поколеблен. А вы отдадите должное не только вину, но и прекрасной нашей природе. В дорогу!

Фото на обложке: © Игорь Родин.

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari