Глава старейшей винодельни Аргентины рассказал о новой коллекции вин De Sangre
Альберто Арису: «Сегодня Аргентина делает лучшие вина в своей истории»

Альберто Арису: «Сегодня Аргентина делает лучшие вина в своей истории»

Альберто Арису: «Сегодня Аргентина делает лучшие вина в своей истории»

Автор, независимый эксперт

Статьи по теме:

21 сентября в Мендосе началась весна, дом Luigi Bosca готовится отметить свое 120-летие.

Илья Кирилин позвонил Альберто Арису-младшему, главе старейшей семейной винодельни Аргентины, чтобы поздравить с юбилеем, поговорить о новой коллекции вин De Sangre с акцентом на терруары Лухан-де-Куйо и Долины Уко и узнать про последние новости в стране.

120 лет – солидный возраст не только для аргентинского, но и мирового виноделия. Что это значит для вас?

Luigi Bosca – самая старая винодельня Аргентины, которая до сих пор управляется семьей основателей. История семьи Арису – классическая история иммигрантов, которые приехали с пустыми карманами, но с мечтой о новой лучшей жизни. Именно иммигранты из Испании и Италии сделали Аргентину большой и очень богатой страной, их влияние заметно во всем: в том, как мы говорим, в том, что мы едим, в том, что мы до сих пор обожаем вино и пьем больше соседей.

 

Фото: © Luigi Bosca

Как вам удалось сохранить компанию в своих руках, тогда как многие были проданы или разделены между наследниками?

Фокус на качество и людей! Мой прадед был одним из пионеров, кто начал высаживать качественные европейские сорта. Тогда в Мендосе было больше гектаров, чем сегодня, но большая часть из них была под местными «креольскими» сортами. Они давали огромное количество вина для потребностей населения, но прадед решил пойти по другому пути, сделав ставку на fine wine, потребление которого было почти на нуле. И с тех пор мы никогда не теряли фокус на качество во всем. Второе – это наша команда, это целых 250 профессиональных, талантливых и опытных людей, которые потратили всю свою жизнь, чтобы сделать дом Luigi Bosca тем, чем он является сегодня.

Какой период за всю историю Luigi Bosca был самым непростым?

В Аргентине никогда не бывает скучно, мы как на американских горках: то медленно поднимаемся вверх, то на скорости катимся вниз и входим в очередную мертвую петлю. Я в компании уже 30 лет, самым сложным был кризис 2000-2001 годов с огромной девальвацией песо. Но именно этот драматичный для страны период заставил нас занять нишу на мировой арене: в первое десятилетие миллениума мы вышли на все ключевые рынки, включая Россию, мы росли на десятки процентов каждый год, и вместе с другими аргентинскими виноделами мы смогли показать миру наш флагман – мальбек (любопытно, что аргентинцы произносят сорт на испанский манер с ударением на первый слог – мáльбек). В этом большая заслуга моего отца, который был одним из основателей первого аппелласьона в Южной Америке в 1989 году. (Речь о классической зоне лучших мальбеков в Мендосе: Лухан-де-Куйо. – Прим. ред.)

Фото: © Luigi Bosca

Фото: © Luigi Bosca

А зачем потребовалось делать DOC, европейцы на них только жалуются?

30 лет назад про мальбек не знали ни в мире, ни в самой Аргентине, важно было заложить стандарты качества и стиля. Отец еще тогда предвидел, что у каждой зоны будет своя типичность. Сегодня мы играем второй тайм на поле мальбека, продвигая субзоны и отдельные участки в Мендосе, но мяч на поле вывели именно с введением DOC Lujan de Cuyo. Почему именно там? Все просто: эту зону не просто так называют Primera Zona, первая зона, именно оттуда пошло современное виноделие Мендосы. (DOC – Denomination of Controlled Origin; аналог европейских AOP, аппелласьонов; GI – Indicaciones Geográficas; аналог европейских IGP /IGT / VdP)

А в чем разница между DOC, которых в стране всего два, и GI, которых уже более сотни?

GI сертифицирует только географическое происхождение винограда, DOC сертифицирует и гарантирует все – от возраста лоз до предельной урожайности. Идея DOC – продвигать лучшие практики, чтобы показать персональный характер вина, мы вдохновлялись Риохой и Кьянти-Классико. Например, мы знаем, что в Мендосе именно гуйо идеально подходит для мальбека, мы знаем, что лоза достигает баланса в себе и дает лучшие плоды после 20-летнего возраста, что урожайность не должна превышать 7000 кг на гектар. DOC в Лухан-де-Куйо разрешен только для мальбека, но в GI разрешены исторические сорта зоны, включая каберне, сира, совиньон блан и шардоне. В будущем все аргентинские GI будут «переходить» в DOC, так как это более полная система и гарант качества и стиля для потребителя.

Насколько отличаются между собой разные части Мендосы?

У нас два исторических виноградника в Лухан-де-Куйо, но последние 20 лет мы инвестируем в Долину Уко. Почему? Меняется климат, меняются вкусы, меняется стиль, мы ищем больше свежести, кислотности и питкости. В Долине Уко этого проще достичь, и дело не в высоте. Скажем, и зона Лас-Компуэртас, которая находится в Лухан-де-Куйо, и зона Гуальтальяри в Долине Уко – обе лежат на высотах около 1100 метров. Но климат там разный. Лухан защищен от холодных потоков воздуха с Анд второй горной грядой, Прекордильерами, а в Уко такого нет, и там гораздо прохладнее в целом. Это отлично заметно на нашем шардоне из Уко: в нем куда больше зеленого характера, нежели сладких тропических фруктов, которые встречались 10-15 лет назад.

 

Finca Miradores в Долине Уко. Фото: © Luigi Bosca

В Европе в этом году были заморозки, дожди, град и пожары. Какие изменения климата вы отмечаете в Мендосе?

Мендоса – это пустыня. Самый редкий ресурс, который сдерживает расширение региона, – вода, ее не хватает. Нашей главной инвестицией последних 50 лет однозначно стоит назвать систему капельного орошения, сегодня мы можем предельно точно рассчитывать четкое количество воды, нужное лозам. При посадке нового виноградника мы должны учитывать три фактора: почвы, генетический материал и орошение. В Мендосе неравномерные аллювиальные почвы, на 30 га вы найдете 6-7 типов почв. К каждому нужно подобрать правильные лозы, а уже к ним – свою систему ирригации. На одном винограднике система капельного орошения может быть разделена на пять зон, которые мы контролируем с помощью снимков со спутников: где-то нужно чуть больше влаги, а где-то надо сдержать чрезмерный рост кроны лозы.

У Мендосы особый характер каберне: розы и черные ягоды, это куда сексуальнее, чем зелень и пиразины в Чили и Франции. Наши вина мощные, плотные, но с мягким танином и отличной питкостью, правда, нужны лучшие территории, как Агрело и Лас-Компуэртас или Парахе Альтамира и Гуальтальяри.

Возможно ли в Мендосе иметь виноградник без ирригации?

Нет, у нас меньше 200 мм осадков в год, а лозе нужно чуть больше 600 мм. Если у вас в Мендосе нет источника воды, то не вырастет ничего. Источника три – вода с Анд, которая идет по каналам, накопленная дождевая вода или подземные источники. С ними становится все сложнее: буквально недавно на винограднике Miralejos в Альтамире, в Долине Уко, мы вынуждены были поменять насос. Его мощность рассчитана на скважину в 100 метров глубиной, но теперь в поисках воды нам приходится углубляться на 250 метров.

Фото: © Luigi Bosca

Фото: © Luigi Bosca

А как насчет самых северных виноградников Аргентины в Сальте? Там у вас нет своих виноградников, почему?

Там мы покупаем исключительно торронтес. Этот сорт есть везде в стране, но мы сделали ставку на Сальту. Сорт любит солнце: на высоте в 1800 метров у него проявляется особенно яркий цветочный характер, тогда как в Риохе и Мендосе вина часто получаются более тяжелыми. Но нужно понимать, что торронтес выходит в линейке La Linda, это яркие, веселые вина на каждый день, в них не стоит искать сложности, глубины и терруара, как в винах Luigi Bosca.

Новая линейка вин De Sangre призвана заменить замысловатые ассамбляжи из линии Gala?

Бренд Gala действительно уходит в прошлое, но De Sangre – никак не замена. Эти вина крайне важны для моей семьи, мой дед каждый год отбирал лучшие вина, которые выдерживал в личном погребе. Эти вина не выходили в продажу, он делился ими только с друзьями и с семьей, и когда на столе появлялась бутылка неизвестного происхождения, на ней было написано De Sangre, что значит примерно «из моей крови»: эти вина были от сердца. И первое вино, которое мы так назвали, вышло еще в 2011 году – это был красный бленд каберне, сира и мерло. Потом мальбек Lujan de Cuyo DOC вошел в коллекцию. 

Сегодня в линейке целых три прекрасных, но разных мальбека – тот самый DOC из Лухана, селекция лучших участков в Долине Уко и лимитированная коллекция Парахе Альтамира, вино для которой мы производим только в лучшие годы (первый урожай был в 2017-м, второй – в 2020-м). Есть и каберне фран со старинных лоз Finca El Paraiso в Майпу, но главная гордость – это каберне совиньон.

LB_2536_alta.jpg

Фото: © Luigi Bosca

Последние 10-15 лет мы посвятили себя именно этому сорту. Он был с нами с самого начала, и до 80-х годов Luigi Bosca был более известен каберне, чем мальбеком. У Мендосы особый характер каберне: розы и черные ягоды, это куда сексуальнее, чем зелень и пиразины в Чили и Франции. Наши вина мощные, плотные, но с мягким танином и отличной питкостью, правда, нужны лучшие территории, как Агрело и Лас-Компуэртас, Лухан-де-Куйо, а также Парахе Альтамира и Гуальтальяри, два самых холодных участка в Уко.

Но дело даже не в этом, дело в мировых рынках. Как можно показать свое мастерство винодела? Сделай каберне, это самый главный красный сорт планеты, на него приходится 16% глобального потребления, мальбек – только 3%, при этом сравниться тут мы можем только сами с собой. Никто не пытается сместить мальбек с флагманских позиций, но сорт номер один с точки зрения потенциала и уникальности для меня – это каберне совиньон. И расскажу о новинке – до конца 2021 года выйдет топовое вино Paraiso, ассамбляж мальбека и каберне совиньона. Оно сделано по схожей схеме, как и Icono, но, если Icono показывает нашу историю и опыт, Paraiso – наше будущее, это очень современное вино.

Finca El Paraíso. Фото: © Luigi Bosca

Finca El Paraíso. Фото: © Luigi Bosca

В последнее время все больше разговоров о Парахе Альтамире. Почему?

Долина Уко начала засаживаться виноградниками 25 лет назад, а в Альтамире история началась куда раньше: у нас в Finca Miralejos есть лозы 70 лет и старше. Здесь есть история и стиль, вы узнаете Альтамиру по отчетливым тонам фиалки и такому же фиалковому оттенку в цвете вина. Здесь очень вертикальные, прямые, напряженные вина с мягким, но плотным танином и выраженной кислотностью, они сильно отличаются от стиля мягких, округлых мальбеков Лухан-де-Куйо. Аргентина – старая страна с точки зрения истории виноделия, но молодая с точки зрения описания разницы стилей, нужно время, чтобы выработать язык. Но могу точно сказать, что Лас-Компуэртас, Вистальба (Лухан-де-Куйо), Альтамира и, возможно, Гуальтальяри уже нашли свой язык. Но нужно время.

Говоря о времени – вы были президентом Wines of Argentina многие годы. Что сейчас происходит в отрасли в стране?

Мы не можем оставаться в стороне от происходящего в стране, и стабильности явно не хватает, хотя равнение на слабый курс песо к доллару помогает экспортировать и инвестировать. Но главное другое – сегодня Аргентина делает лучшие вина в своей истории. Два фактора: стабильность винтажей, ведь за последние 10 лет у нас не было ни одного неудачного урожая, и новое поколение виноделов, которые открыты мировым рынкам и тенденциям, а не просто варятся в собственном соку.

Ну и последний вопрос – планируется ли огромная парилья на праздновании 120-летия?

Конечно, как без нее. Моя мама прекрасно готовит, моя жена отлично готовит, мои сыновья любят готовить – гастрономическая культура у нас в крови. Я готовлю нечасто, но если приходится, то в деле всегда участвует огонь. Я не фанат барбекю, которое быстро делается на углях, и жирной говядины зернового откорма. Я предпочитаю травяной откорм, огромный кусок на кости и долгую-долгую готовку на костре. Уходит часа три-четыре, но в этом и вся культура парильи: вы собираетесь вечером, общаетесь, пьете вино и спокойно ждете, пока часам к 10 ночи наконец будет готово мясо.

В коллекцию De Sangre входят:

  • De Sangre White Blend – ассамбляж 50% шардоне с семильоном и совиньоном блан. Виноград родом из Гуальтальяри и Тупунгато в Долине Уко. Шардоне винифицирован во французском дубе.
  • De Sangre Red Blend – ассамбляж на основе каберне совиньона с добавлением сира и мерло. Виноград из Лухан-де-Куйо, в том числе со 100-летнего виноградника Finca Los Nobles.
  • Cabernet Sauvignon – селекция каберне из двух зон в Лухан-де-Куйо (Лас-Компуэртас и Агрело) и двух самых прохладных участков в Долине Уко (Гуальтальяри и Альтамира).
  • Cabernet Franc из Долины Майпу.
212511793_4532720950080329_3178187843488866019_n.jpg

Фото: © Luigi Bosca

Три мальбека из отдельных зон:

  • De Sangre Malbec DOC из Лухан-де-Куйо с 70-летних лоз, высота 960 м.
  • De Sangre Malbec Valle de Uco с двух виноградников в Уко на высоте 1120-1150 м.
  • De Sangre Malbec Paraje de Altamira из Альтамиры в Уко, с отдельной финки Миралехос на высоте 1120 м.
Фото на обложке: © Luigi Bosca.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №143.

Статьи по теме:

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также