Архитектура виноделен: расскажем о самых ярких представителях
Эстетический момент: архитектура виноделен

Эстетический момент: архитектура виноделен

Марина Юшкевич

Историк архитектуры, журналист и преподаватель

14 мая 2021

Специально для SWN историк архитектуры Марина Юшкевич подготовила материал про винодельни-шедевры, а также обозначила причины, которые заставляют виноделов думать не только о практичности, но и об эстетике.

Содержание
  • Гери и Калатрава
  • Хадид и Фостер
  • Виды сверху
  • Арены для бочек
  • Игры с шато
  • Маркизы в строю
  • Виноделы и коллекционеры
  • Родные пенаты

Последние 20 лет в строительстве виноделен случился настоящий бум: еще сравнительно недавно сугубо утилитарные постройки сегодня превращаются в настоящие архитектурные аттракционы. Причин такого стремительного роста популярности «винной архитектуры» много.

Во-первых, это борьба за клиента. Винодельни давно перестали быть местом, где только производят вино. Здесь создают еще и бренд вина, а также многочисленные связанные с ним впечатления и воспоминания. А для этого помимо технологий, традиций и винодельческих секретов в ход, чтобы обойти конкурентов, идут самые разные (благородные) приемы. Хорошая запоминающаяся архитектура места – один из них. И очень действенный.

Любители путешествовать по винодельням и дегустировать вино прямо на месте, где его производят, если мы говорим не о специалистах винного бизнеса, – как правило, довольно специфичная прослойка: это люди достаточно образованные, интересующиеся жизнью вокруг, чаще обеспеченные. В этой прослойке быть если не знатоком, то любителем современного искусства вообще и современной архитектуры в частности – норма, а умение отличать стиль Фрэнка Гери или Филиппа Старка от почерка Захи Хадид или Сантьяго Калатравы считается хорошим тоном.

Стремясь выделиться и получить знаковый продукт, виноделы все чаще приглашают архитектурных звезд первой величины, притцкеровских лауреатов (Притцкеровская премия – это главная награда отрасли, «архитектурный Оскар»).

Гери и Калатрава

Часто звезды строят показательные части комплекса, «белые винодельни» – то, что не стыдно показать туристам, оставляя основное производства в утилитарных постройках. Или возводят на территории комплексов проекты инфраструктуры: дегустационные залы, галереи, рекреационные пространства. Так в 2006 в Ла-Риохе, в 110 км от Бильбао, на территории Marques de Riscal была выстроена удивительного вида гостиница с безупречно узнаваемыми фасадами из гнутых титановых лент от Фрэнка Гери.

Фрэнк Гери для окрестностей Бильбао – культовый персонаж. Именно благодаря его шедевру, Музею Гуггенхайма, в городе началось экономическо-туристическое чудо, названное позднее «эффект Бильбао». Чудо обычно повторить не удается, но у владельцев Riscal получилось сделать это в рамках конкретной винодельни: они стали всемирно известным центром винного туризма c отелем, рестораном, SPA и теперь входят в десятку самых посещаемых виноделен мира по версии The Guardian.

Еще одним обязательным пунктом в архитектурно-винном маршруте Риохи является винодельня Bodegas Ysios (2001) от знаменитого испанца Сантьяго Калатравы, автора Города Наук и Искусств в Валенсии. Он создал замечательный авангардный образ, похожий то ли на огромный орган, то ли на нарисованную крупными пикселями линию гор, которые окружают хозяйство: притягательный образ «храма вина».

Но излишняя эффектность сыграла со зданием плохую шутку. Калатрава, который известен в первую очередь как великолепный инженер, а потом уже архитектор, здесь не рассчитал свои силы. У здания постоянно течет крыша, и собственники даже судились с архитектором. В подготовленном к суду заключении эксперта было сказано, что волнообразная крыша, сделанная из дерева и алюминия, попросту не может защитить здание от дождя.

Marques de Riscal © Marques de Riscal

Bodegas Ysios © Татьяна Платонова

Хадид и Фостер

После того как две винодельни Риохи обновили свой образ с помощью ведущих архитекторов мира, хозяйство López de Heredia Viña Tondonia в 2006 году решило примкнуть к «архитектурному маршруту» и пригласило Заху Хадид, легенду и первую женщину-архитектора, получившую Притцкеровскую премию, чьи футуристичного вида проекты до сих пор кажутся приветом из будущего. Проект Захи не так масштабен, как предыдущие, но тоже заслуживает того, чтобы специально посетить винодельню: она спроектировала дегустационный павильон, и характерные для ее стиля сложные изгибы и необычная геометрия складываются здесь в хорошо читаемый образ декантера.

Здесь же в Риохе стоит Bodegas Portia, первая из виноделен от крупнейшего мирового бюро Foster + Partners, наверно, лучше всего известного лондонским небоскребом-корнишоном. Первая, потому что потом сэр Норман Фостер построил еще несколько. Когда он впервые приступил к работе, сразу признался, что ничего, буквально ничего не смыслит в производстве вина, но это еще не причина, чтобы не ответить на вызов. Разобравшись, он узнал, что основные этапы создания вина – это брожение, выдержка в бочках и выдержка в бутылках. Не ища сложных путей и образов, он придумал здание-трилистник, где все это самым наглядным образом разделено. Получилось удобно и показательно: из центрального застекленного объема можно обозреть все стадии виноделия, что всегда нравится туристам.

Однажды озадачившись темой, сэр Фостер втянулся и в 2015 спроектировал новое здание для Château Margaux в Бордо (отдельное строение для производства белых вин), деликатно вписав его в охраняемый ЮНЕСКО ландшафт, а теперь проектирует винодельню-купол Le Dôme в Сент- Эмильоне.

López de Heredia Viña Tondonia © Hélène Binet/Zaha Hadid Architects
1/5

Виды сверху

Сегодня «звездные» винодельни строятся по всему миру и в самых разных стилях. Более того, архитекторы, создающие архитектурный аттракцион, нарочито придерживаются своих узнаваемых приемов. В частности, один из самых ярких представителей европейского постмодернизма швейцарец Марио Ботта создал для винодельни Petra в итальянском Суверето прекрасный образец своей сложной телесной архитектуры с садами на крыше.

Активно поработали в этой области и оба «отца» хай-тека – британец Ричард Роджерс и итальянец Ренцо Пьяно, создатели центра Помпиду в Париже. Верные своему стилю, они пошли по пути романтизации индустриальной составляющей. Роджерс спроектировал Bodegas Protos в Пеньяфьеле (Рибе- ра-дель-Дуэро), которая особенно хорошо смотрится сверху: ее равные по ширине волны рыжевато-коричневых сводов вписаны в почти равносторонний треугольник. И это неслучайно: все приезжающие в Пеньяфьель туристы обязательно посещают стоящий на холме замок, и вид, открывающийся оттуда, важно сохранить почти в неприкосновенности – а заодно и вызвать желание рассмотреть постройку поближе.

© facebook@BodegasProtos
1/3

Арены для бочек

Ренцо Пьяно создал винодельню Rocca di Frassinello на тосканском побережье (проект владельцев Castellare di Castellina в Маремме. – Прим. ред.), сохраняя верность индустриальному стилю, но смягчив его увитыми лозами опорами и удивив всех невероятным погребом с бочками, похожим на античные арены. Сходство особенно усиливается, когда здесь дают камерные концерты.

Работают в этом направлении и хозяйства Нового Света. Самый известный пример – сложенная из гранитных габионов винодельня Dominus в Напе (основана знатоком и коллекционером современного искусства Кристианом Муэксом, легендарным управляющим Pétrus в Помроле. – Прим. ред.) от швейцарского дуэта Herzog & de Meuron, знаменитого зданием Эльбской Филармонии в Гамбурге и проектом перестройки Бадаевского завода в Москве. К слову, свой Притцкеровский приз в 2001 году Herzog & de Meuron получили как раз за винодельню.

Rocca di Frassinello © Denancé, Michel/Rocca di Frassinello
1/3

Игры с шато

Не стоит думать, что подобные пиар-ходы предпринимают в основном молодые или не самые известные хозяйства. И старинные, респектабельные и очень успешные винные дома приглашают современных звезд, не в последнюю очередь, чтобы подчеркнуть: история историей, но и они идут в ногу со временем.

Например, управляющие поместья Château Les Carmes Haut-Brion в бордоском Пессак-Леоньяне, ведущего историю с XVI века, пригласили ироничного и талантливого дизайнера Филиппа Старка, который совместно с архитектором Люком Арсеном-Генри сделал здесь футуристичного вида подземный винный погреб, чья надземная часть похожа то ли на инопланетный корабль, приземлившийся в центре водоема, то ли на перевернутую вверх килем лодку.

Château Les Carmes Haut-Brion © Château Les Carmes Haut-Brion
1/3

Маркизы в строю

Тосканская династия Антинори, которая уже 28 поколений занимается виноделием, в 2012 перестроила свою флагманскую винодельню в Кьянти-Классико с помощью Archea Associati, получив гравитационную винодельню полного цикла и удивительно деликатное современное здание, которое буквально сливается с пейзажем. Главный акцент постройки, встроенной в склоны холма, – поразительной красоты винтовая лестница из кортеновской стали, ведущая на засаженную виноградом крышу.

В прошлом году собственная новая совершенно футуристичного облика винодельня появилась у Masseto. До этого культовое супертосканское производилось в одном здании с Ornellaia (оба бренда принадлежат маркизам Фрескобальди). Винодельня Masseto, получившая название «Карьер», создана известной миланской студией ZitoMori в аскетично-минималистичном, но невероятно эффектном ключе. Глубоко вырезанная в древней голубой глине, которая является одним из важнейших элементов терруара Массето, новая винодельня стала визуальным символом захватывающей истории хозяйства.

Винодельня Masseto © Masseto
1/3

Виноделы и коллекционеры

Впрочем, маркетинг, пиар и желание развить рекреационное направление – лишь одна, хотя, безусловно, самая популярная причина архитектурного бума в винной области. Вторая деликатнее. Иногда в область виноделия заступают не специалисты, а энтузиасты. Те самые хорошо образованные, очень обеспеченные люди, которые воспринимают вино не только как бизнес, но и как занятие для души. И вот тут порой разные страсти соединяются: страсть к хорошему вину и современному искусству. Примеров немало: на винодельне Terra Remota в каталонском регионе Эмпорда регулярно выставляет свои сокровища коллекционер Клерман Сивидино, но самый известный и яркий пример – это, конечно, Château La Coste Патрика Маккилена: его винодельня в Провансе окружена арт-объектами от лучших художников и архитекторов мира.

Бизнесмен, сделавший состояние на недвижимости, совладелец знаменитых лондонских отелей Claridge’s, The Berkeley и The Connaught, около 15 лет назад купил винодельню недалеко от Экс-ан-Прованса с виллой 1682 года, мощеными дорогами времен Римской империи и 120 га виноградников. Буколический пейзаж Прованса показался Маккилену идеальным выставочным залом, поэтому он решил создать не просто винодельню, но собрать архитектурную и арт-коллекцию от самых громких авторов нашего времени.

Он заказал бродильный цех Жану Нувелю, еще одному притцкеровскому лауреату в этой истории, который также построил винодельню проекта Андрея Филатова Art Russe в Сент-Эмильоне (в поместье Château La Grace Dieu des Prieurs. Прим. ред.). Затем Маккилен набрал команду и перевел производственный процесс на биодинамические рельсы. В главном здании модернистских форм расположились Центр искусства, офис, ресторан, информационный центр, созданные великим японцем Тадао Андо, который известен своим вниманием к естественному свету и использованию ландшафтных форм в архитектуре.

Бассейн, окружающий постройку Андо, украшает скульптура Crouching Spider Луизы Буржуа (подобного жуткого паука несколько лет назад привозил в Москву музей «Гараж»), а по всей территории разбросаны скульптуры, произведения ленд-арта, павильоны. Также Маккиллен добавил к этому списку Фрэнка Гери, купив на аукционе его летний павильон лондонской Галереи Серпентайн 2008 года: его перевезли во Францию и собрали на винодельне в качестве «музыкальной комнаты». А самое недавнее приобретение (2020) – «висячая» галерея от Ричарда Роджерса, которая вопреки всем законам физики нависает немыслимой консолью над склоном холма. Сегодня на территории винодельни установлено уже несколько десятков арт-объектов, но это далеко не конец. Безупречную комбинацию «искусство и вино» продолжают мишленовский ресторан и новый бутик-отель, остановиться в котором можно за сумму от 1200 евро. Коллекция Маккилена рассчитана на самые сливки общества.

Tadao Ando "Art Centre" 2011 © Tadao Ando Chateau La Coste 2016
1/4

Родные пенаты

В России тема «винной архитектуры» совсем молодая, как и само увлечение виноделием. Но тем не менее есть уже несколько примеров, достойных путешествия не только ради дегустаций и открыточных видов на виноградники, но и ради любования особой пластикой хорошей архитектуры, что всегда отдельное удовольствие.

Один из самых успешных проектов – винодельческий комплекс «Гай-Кодзор», расположенный между Анапой и Новороссийском. По проекту московских архитекторов Kleinewelt Architekten здесь построили новый туристический центр, утонченная полупрозрачная конструкция которого не нарушает красоты окружающего ландшафта. Простой прямоугольный объем «растекся» по холму с потрясающим видом на Анапскую долину. Сплошные стены перемежаются с огромными окнами или полупрозрачными элементами из кортеновской стали, а внутри размещен небольшой садик с редкими видами растений. Помимо производственного комплекса, на винодельне есть музейное пространство и культурный центр.

Неподалеку, тоже под Анапой, совсем недавно была завершена винодельня «Сикоры», созданная по проекту француза Матье Брюллона и российских архитекторов: лаконичное двухуровневое здание благодаря максимально возможному использованию натуральных материалов, отделочного камня близких по цвету местной земле пород и большой плоскости остекления очень деликатно вписалось в ландшафт Семигорья.

Самый новый и, наверно, самый выразительный пример современной российской винодельни с хорошей архитектурой – совсем новая Côte Rocheuse («Скалистый берег»), расположенная в селе Варваровка рядом с Анапой, построенная по проекту Александра Балабина, «Северин Проект». Винодельня гравитационного типа с характерным, заметным издалека силуэтом, увенчанным округлым объемом-«галькой», сочетает в себе производство и площадки для дегустации, а для отдыха предусмотрена эксплуатируемая кровля с панорамным видом. Здание уже полностью завершено, ведется отделка внутренних пространств, рассчитанных на туристов. Осенью 2020 здесь произвели первое вино, а первые посетители планируются уже в этом, 2021 году.

Хорошая традиция сочетать вино и искусство, похоже, постепенно приживается и на российской почве, и уже прошлый год, когда романтические маршруты по Бордо и Риохе оказались недоступны для наших путешественников, показал: у нас тоже можно строить неплохой винно-архитектурный тур. И наверняка маршрут будет только расширяться и усложняться.

винодельческий комплекс «Гай-Кодзор» © «Гай-Кодзор»
1/4

Архитектор Александр Балабин:

«В отличие от многих "белых виноделен", созданное нами здание Côte Rocheuse включает в себя пространства для полного цикла создания вина. Все помещения винного хозяйства собраны под одной крышей с ее необычным силуэтом. Строительство новой винодельни совпало с пандемией и вызванным ею ростом внутреннего туризма, поэтому владельцы хозяйства быстро переориентировались и вместо панорамных дегустационных залов наверху теперь будет ресторан с великолепным видом на море, который точно заслуживает поездки».

Об авторе

Марина Юшкевич, историк архитектуры, журналист и преподаватель. В равной мере любит архитектуру и вино, но в первой разбирается пока значительно лучше. После написания этого материала страстно мечтает проехать по «архитектурным» винодельням Краснодарского края, а как откроют границы, то и Риохи, чтобы получить удовольствие от всех своих увлечений разом.

Фото на обложке: © Château Les Carmes Haut-Brion.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №139.

  • Марина Юшкевич

    Историк архитектуры, журналист и преподаватель

  • 14 мая 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari