Вина Приората: сорта винограда, дегустационные характеристики, гастрономические сочетания
Приорат: что нужно знать

Приорат: что нужно знать

Приорат: что нужно знать

Современное испанское виноделие началось в Приорате примерно 30 лет назад, и с тех пор его прогресс не остановить. Чем же так хорош этот заброшенный в каталонской глубинке регион с парой тысяч местных жителей?

Ангелы и лестницы

Монастырское виноделие всегда дает хорошие результаты. Так случилось и с Приоратом. Его история начинается в XII веке, когда король Арагона Альфонсо II Целомудренный решил выделить эти бесхозные земли монахам-картезианцам. Приорат достался ему не просто так: он стал первым арагонцем на посту графа Каталонии и несколько лет занимал пост графа Прованса. Именно оттуда он пригласил в Каталонию монашеский орден, и решение было крайне мудрое – после изгнания мавров не хватало населения, а основание нового объекта вполне могло привлечь нужные инвестиции и народ. Так и случилось.

Легенда основания монастыря Скала Дей гласит, что якобы на его месте то ли монахи, то ли рыцари увидели высокое дерево, от которого тянулась огромная лестница, по которой ангелы поднимались на небо. Зачем ангелам лестница, если у них есть крылья, не совсем понятно, но в те времена, видимо, не спрашивали, так что заложенный в 1194 году монастырь так и назвали Scala Dei в честь божественной лестницы.

Фото: © Cellers de Scala Dei

Фото: © Cellers de Scala Dei

Монахи быстро поняли, что место выбрали крайне живописное, но уж очень суровое, кроме винограда здесь особенно ничего не растет, так что ставку они сделали именно на вино. Винодельческий регион получил свое название от слова «приор», настоятель монастыря. Фактически он был главой администрации, который решал не только церковные, но и все бытовые вопросы. Крестьяне находились в непростых условиях: они и так еле выживали, но еще и были вынуждены бесплатно работать на монастырь, полностью подчиняясь ему во всем. Владычество церковного ордена длилось долго. Когда в 1835 году вышел закон об обращении церковной собственности в светскую, монахи отказались. Крестьяне, недолго думая, сожгли монастырь, монахи обиделись и навсегда покинули эти земли. На чьей стороне правда – не понятно, но руины сохранились живописные.

Это положительно сказалось на развитии местного винного бизнеса. Бывшие владения монастыря скупили пять местных семей, основав старейшую винодельню Cellers de Scala Dei. Развитие шло активно: вино продавали на север, чтобы крепить и давать цвет более жидким каталонским и французским винам, количество виноградников выросло до 20 000 га, что в 10 раз больше сегодняшних. Но с приходом филлоксеры начинается тотальный кризис: население переезжает в Реус и Барселону, оставшиеся старики объединяются в кооперативы, жизнь фактически останавливается. Даже ставка на фундук, который здесь просто волшебный, не удалась: выход на рынок бюджетных производителей из Турции уничтожил всю возможную конкуренцию. И так бы и умер Приорат, если бы не «великолепная пятерка». Переходим в 80-е годы XX века.

Фото: © Cellers de Scala Dei

Фото: © Cellers de Scala Dei

Хиппи и белые скатерти

Историю пяти энтузиастов, спасших Приорат и почти все испанское виноделие от исчезновения и статуса исключительно супермаркетных вин, известна. Есть даже несколько документальных фильмов, все с английскими субтитрами, а кое-что и с русскими. Если коротко, то Рене Барбье, потомственный винодел родом из Прованса, почти случайно обнаружил эту зону, собрал друзей, и они решили, что надо действовать. Каждый взял в аренду по винограднику или куску земли, медленно, но верно начали восстанавливать посадки или высаживать заново, а к лету 1989 года Рене и компания поняли – пришло время, пора делать вино.

Винодельни не было, денег тоже, компания была больше похожа на коммуну хиппи, чем на группу бизнесменов, поэтому решено было все делать вместе. Причем не просто используя одни мощности, нет. Сделали одно единственное вино, на которое каждый дал собственный виноград, а потом за него получил причитающееся количество бутылок. Завет был прост – каждый продает вино под своей этикеткой, главное, чтобы название было на французский манер, Clos в основе. Бывшее здание коровника, где сделали первое вино, сегодня размещает в себе Clos de l’Obac и имеет почетную табличку, а в сейфе хранится первая бутылка того самого современного Приората.

Фото: © Clos de l'Obac Winery

Фото: © Clos de l'Obac Winery

Пионеров было больше пяти, но многие не смогли продолжать это дело, поэтому до наших дней дотянула только «великолепная пятерка»: Рене Барбье и Clos Mogador, Альваро Паласиос и Clos Dofi (сейчас Alvaro Palacios), Хосе Луис Перес и Clos Martinet, Дафна Глориан и Clos Erasmus, Карлес Пастрана и Clos de l’Obac. Из-за своего непростого характера последний разругался с бывшими товарищами и больше с ними не общается. Но это не отменяет его статус легендарного винодела и одного из основателей современного Приората.

Чем же так легендарна пятерка? Тем, что они смогли не только сделать вино выдающегося уровня, но и начать продавать его за большие деньги. История Альваро Паласиоса с американскими импортерами и белыми скатертями явно войдет в учебники по маркетингу, связи Рене и Дафны помогли открыть первые рынки, про Приорат быстро заговорили. Но что это было за вино?

Первый этап в развитии Приората прошел под знаком Бордо. Звучит странно, но пионеры действительно верили в спасительную силу каберне и мерло и не доверяли гарначе, не говоря уже о кариньяне. Французскими сортами не ограничивались, особенно любили и французскую бочку, причем чем больше, тем лучше. Ну а кто в 90-е думал про элегантность? Боб Паркер был на коне, тонкости и бледности были совсем не в моде. Но к концу прошлого века до многих дошло, что истинная суть Приората совсем в другом. Альваро Паласиос почти полностью перешел на гарначу. Сара Перес, дочь Хосе Луиса Переса из Clos Martinet, с удивлением открыла для себя великолепный кариньян из Порреры, который они продавали балком, движение пошло в сторону автохтонов и более свежего стиля.

13Jose255918845_2413102908821590_8431953601412584337_n.jpg

Фото: © José Carlos León/DOQ Priorat

Но в 2000-е это поняли далеко не все, и многие новые хозяйства действовали по программе максимум, достигая предельного уровня алкоголя, концентрации и нового дуба. Многие из них продолжают до сих пор, и винить их сложно, ибо такой стиль продается, особенно в Испании. Но есть и другая сторона. И за нее стоит сказать спасибо Terroir al Limit, который основали легендарный винодел из ЮАР Эбен Сади и мясник из Мюнхена Доминик Юбер. Да-да, именно мясник. В Приорат он попал случайно, постажировался у Сары Перес и больше в Германию не возвращался. И вот его философия, оцененная Луисом Гутьерресом в 100 баллов:

  1. Винам Приората совсем не нужен дуб, здесь достаточно спелости и не нужно пытаться округлить зеленый танин. Scala Dei использовали только цемент, и это одни из самым тонких и долгоживущих вин.
  2. Кариньян должен быть ведущим сортом, он держит кислотность и не перезревает. Для гарначи нужны самые высокие и прохладные терруары, а их не так уж много. Не зря L’Ermita имеет северную экспозицию и постоянно в тени.
  3. Винодельческие практики для повышения концентрации – это необходимость более северных регионов, здесь нет проблем со спелостью, зрелостью, алкоголем и цветом.
    Clos l'Ermita.jpg

    Clos l'Ermita. Фото: © Архив SWN

С таким радикальным подходом согласны далеко не все, а точнее, большинство против. Доминика не любят, но это их местные разборки, для нас главное, что он дает другое понимание вин региона. Ибо на двух с небольшим тысячах гектаров получаются очень разные вина. Самое время разобраться с основами.

Сланцы и жара

Регион находится в провинции Таррагона, что на юго-западе от Барселоны. Всего несколько десятков километров от моря, но его влияние заметно лишь в парочке мест, до большей части бриз не доходит. Со всех стороны горы – с севера известняковый Монтсант, с другой стороны горы пониже и не столь живописные, но почти полностью отрезающие Приорат от остального мира. Единственная водная артерия, река Сиурана, в летний период превращается в ручей или вообще пересыхает, а впадает она в Эбро где-то в районе Терры-Альты.

Необязательно быть религиозным, чтобы поверить монахам, увидевшим лестницу в небо и ангелов. Летом здесь очень и очень жарко. Ощущение, что находишься на сковороде, ибо почти со всех сторон окружают относительно высокие горы, почвы черные-пречерные и похожие на уголь или золу, и нет ни единого дуновения ветра. А стоит поднять взгляд наверх – там быстро плывут облака, но они там, а ты здесь. Осадков здесь очень мало, около 400 мм в год, что примерно на уровне Монтильи в Андалусии, где делают вина в стиле хереса. А вот приоратцам удается странным образом делать даже элегантное вино.

Фото: © José Carlos León/DOQ Priorat

Фото: © José Carlos León/DOQ Priorat

И секрет явно не в почвах. Когда рисовали границы аппелласьона, власти обратили внимание именно на них. Где черные сланцы, которые местные называют ликорелья, – там Приорат, где они заканчиваются – все остальное. Есть, конечно, исключение: одно из величайших вин региона Terroir al Limit Les Manyes сланцев не видело никогда. Сланцы эти состоят из глины и вулканического пепла, которые под действием давления и высоких температур еще 400 миллионов лет назад фактически запеклись и превратились во что-то совершенно непохожее.

Почвы крайне интересные на вид. Оттенок меняется с почти черного до охристого, серого и даже оранжевого. Это тонкие и не очень каменные полоски, выложенные одна параллельно другой. Кажется, что почвы очень жесткие, но все наоборот: они очень легко крошатся даже в руках. Корневая система лозы может перемещаться между ними, однако процесс этот непростой, и корни принимают причудливые формы, постоянно поворачивая под разными углами в поисках воды.

Виноградники в Приорате по большей части старые, однако далеко не всегда есть упоминания года посадки. Именно поэтому официальная классификация Vinyes Velles разрешает использовать снимки местности с американских военных самолетов 1945 года. Если есть виноградник, то он стар, нет, то ищите доказательства, что ему больше 75 лет.

Фото: © José Carlos León/DOQ Priorat

Фото: © José Carlos León/DOQ Priorat

Сочетание засушливого, жаркого климата, почти безжизненных почв и старых лоз не позволяет делать много вина: урожайность рекордно низкая даже по испанским стандартам, в среднем всего 500 литров с гектара, тогда как в остальных частях страны – от 2500 литров. Низкую урожайность часть напрямую связывает с качеством вина, но не все так просто. Зато часто это определяет стиль очень насыщенных и концентрированных вин.

Гарнача и кариньян

Подавляющее большинство вин Приората красные, поэтому особенное внимание обратим именно на эти сорта. Разрешенных сортов аж 10, даже пино нуар зачем-то можно высаживать, но на этикетках бы будете встречать всего пять – гарнача, кариньян, каберне совиньон, сира, мерло. Два исконных испанца и три француза, при этом распространенному здесь до филлоксеры монастрелю странным образом места не нашлось, а зря: солнце и жару он любит, созревает поздно, так что должен хорошо подходить. И ходят слухи, что кое-то с ним уже экспериментирует.

© José Carlos León | DOQ Priorat.jpg

Фото: © José Carlos León/DOQ Priorat

А вот гарнача разрешена, и не зря: здесь она показывает один из своих характеров. Сорт, рожденный в Арагоне, распространился по Средиземноморью и в Приорате чувствует себя как дома. Характер местной гарначи с ликорельи – это полная противоположность тонкости Гредоса. В этих винах глубокий, насыщенный оттенок, аромат очень спелых и даже переспелых красных и черных ягод и много-много пряностей. Во вкусе неожиданно появляется танин, тела много, как и алкоголя, – здесь с этим не скромничают: часто можно встретить вино, которому 15+ в градусе. Но есть и исключения: на сборе холодного и влажного винтажа 2021 года многие недоумевали, что делать, ведь далеко не везде виноград набрал нужный потенциальный алкоголь в 13,5%, а шаптализация запрещена.

Если гарначу в Испании начали уважать, то у кариньяна пока еще проблемы с имиджем. А зря – на старых лозах он умудряется давать очень глубокие, сложные и закрытые вина с высоким уровнем не только танина, но и кислотности, что для Приората большая редкость, и удивительной черно-минеральной тональностью с оттенками горячего асфальта, нагретых камней и мазута. Одна проблема – этим винам нужно очень много времени, чтобы хоть как-то раскрыться.

274752903_2493724450759435_1414945079097042926_n.jpg

Фото: © DOQ Priorat

Другое дело французы. Им время пошло только во вред: свое право на существование они не доказали, так что приличные виноделы массово отказываются в пользу исключительно автохтонов. Но есть и исключение. Карлес Пастрана, один из «великолепной пятерки», по неизвестным причинам изгнанный из нее, до сих пор верит, что формула того самого первого винтажа 1989 – это идеал, и в Clos de l’Obac повторяют ее из года в год. 35% каберне совиньона, 25% гарначи, 10% сира, 10% мерло, 10% кариньяна. И не дай бог мерло не уродится: приходится значительно снижать объем, ибо первая формула – это священный Грааль.

Белых в Приорате мало, климат все же непростой, однако на виноградниках можно встретить в основном гарначу бланка, макабео и педро хименес, хотя есть и шенен блан и крайне интересный автохтон пикепуль. Легко понять, что стилистики шабли здесь не достигнешь: белые получаются плотными, насыщенными и очень маслянистыми. Есть одно исключение – Mas d’en Gil. Про них вообще нужно запомнить, ибо это хозяйство было единственным вместе со Scala Dei, кто продолжал бутилировать вино в XX веке под маркой Masia Barril, а не продавать все в кооперативы. Находятся они в совершенно уникальном месте в деревне Бельмун, где встречаются не только сланцы, но и галька, пески. И именно с них делают Coma Blanca, гарнача бланка и макабео с биодинамических виноградников 1941-1945 годов посадки.

Фото: © Mas d’en Gil

Фото: © Mas d’en Gil

Для любителей вин понатуральнее есть свои звезды. Правда, делают они не совсем белое, а так называемый Brisat, «брисат», вино из белых сортов винограда, сделанное с ферментацией на кожице. Это традиционный стиль, когда-то распространенный по всей Каталонии, сегодня он возвращается в моду. А вот Vi Ranci, «рансьо», оксидативные вина из белой и красной гарначи, почти исчезли, и только стараниями таких энтузиастов, как Сара Перес, удается спасти старые солеры, некоторым из которых уже больше ста лет!

Деревни и виноградники

Приорат стал вторым и с тех самых пор единственным, кто получил высшую степень классификации по испанским меркам. Но это все бюрократия, DOQ в Приорате и DOC в Риохе не гарантируют ничего – везде полно посредственных вин. Однако стараниями Альваро Паласиоса и компании регион стал испанским пионером, который пошел по бургундскому пути и сначала ввел классификацию вин из отдельных деревень, а потом пошел дальше и выстроил пирамиду качества в зависимости от происхождения винограда. Выглядит она следующим образом:

  • DOQ Priorat. Региональное вино.
  • DOQ Priorat Vi de Vila. Аналог бургундского вилляжа. Вино из одной из 12 деревень Приората, минимум 60% гарначи/кариньяна, возраст лоз – от 10 лет. Первый винтаж – 2007.
  • DOQ Priorat Vi de Paratge. Вино с одного из 459 парцелей, выделенного властями, минимум 60% гарначи/кариньяна, возраст лоз – от 15 лет. Первый винтаж – 2017.
  • DOQ Priorat Vinya Classificada. Аналог бургундского премье крю. Вино с отдельного классифицированного виноградника, которое производится больше пяти лет. Минимум 60% гарначи/кариньяна, возраст лоз – от 20 лет. Первый винтаж – 2017.
  • DOQ Priorat Gran Vinya Classificada. Аналог бургундского гран крю. Вино с отдельного классифицированного виноградника, которое производится больше пяти лет. Минимум 90% гарначи/кариньяна, возраст лоз – от 35 лет. Первый винтаж – 2017.
    2© José Carlos León | DOQ Priorat280517305_462225522395619_7903639297771956351_n.jpg

    Фото: © José Carlos León/DOQ Priorat

Классификация не обязательная, сейчас в ней участвует 51 хозяйство. Премье и гран крю пока мало: их не только нужно делать с отдельного участка больше пяти лет, но и пройти суровую дегустационную комиссию. Первым официальным гран крю ожидаемо стала великая гарнача L’Ermita от Alvaro Palacios (деревня Гратальопс), к которой присоединились два кариньяна – Mas de la Rosa от Vall Llach (деревня Поррера) и Tossal d’en Bou (раньше 1902) от Mas Doix (деревня Поболеда).

Вина, которые стоит попробовать

Alvaro Palacios Camins del Priorat

Альваро Паласиос проявил талант не только винодела, но и гениального маркетолога: без него мы бы точно не говорили про Приорат исключительно в превосходной форме. Базовое вино от мастера, которое показывает его подход к гарначе – всегда сочной, шелковистой и очень ягодной. Такой Приорат можно пить и без гастрономии!

Mas Martinet Bru

Сара Перес экспериментирует со всем, чем можно: и амфоры, и стеклянные демижоны, и флор, и выдержка на мезге. Но это кюве – ее база, дань традициям и вкладу отца, который до сих пор преподает виноградарство и виноделие в университете. Вино про глубину и насыщенность – его стоит пить чуть постарше и точно декантировать.

Terroir al Limit Arbossar

Долгожданная новинка на российском рынке. Специалисты скажут, что это один из лучших кариньянов планеты, и они будут правы. Черная минеральность на свежей ягодно-пряной подложке и ощутимая кислотность – фирменный стиль хозяйства. Обязателен хороший бокал и правильная компания, не тратьте это вино на абы кого.

Collage Shablon.jpg

Слева направо: Alvaro Palacios Camins del Priorat; Mas Martinet Bru; Terroir al Limit Arbossar

Фото на обложке: © José Carlos León/DOQ Priorat.

Статьи по теме:

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также