Domaine Tariquet: Гасконь на винной карте мира

Ольга Бебекина

Автор

23 июня 2020

После двух дней, проведенных в Гаскони вместе с братьями Грасса, мы убедились: делать качественные вина можно и при миллионных оборотах.

Кто бы мог подумать, что приехав в Domaine Tariquet, я первым делом попрошу кофе, а не бокал холодного шардоне. Бессонная ночь и долгая дорога из Москвы в Гасконь дают о себе знать. Меня встречает высокий статный красавец Реми Грасса, младший из братьев, стоящих сегодня у руля домена. Посочувствовав моему графику, он советует не снимать солнечные очки. При всех миллионных оборотах и объемах, превративших Domaine Tariquet в настоящую империю, здесь нет никакого снобизма и пафоса. И это, скажу я вам, как глоток свежего воздуха.

Реми отвечает за маркетинг хозяйства. Старший брат, Армин, погружен в виноградники. У обоих за плечами опыт работы в Бургундии, Луаре и Калифорнии и энологическое образование, так что винификация проходит под чутким контролем. Представители третьего поколения виноделов семьи Грасса – маньяки своего дела. Дай им волю, они и ночевать будут рядом со стальными чанами. Страсть к виноделию у них семейная. Их отец Ив Грасса – легенда Гаскони, да и за ее пределами тоже. Это Ив нанес на винную карту мира Гасконь, впрочем, и сегодня больше известную как родина д`Артаньяна. До 80-х годов прошлого века здесь делали только арманьяк и дешевое пойло, что шло в балк. Ив Грасса буквально в одиночку изменил ход истории. «Отец был первопроходцем, в 1982 году он одним из первых стал производить вина в Кот-де-Гаскони», – подхватывает рассказ брата подошедший Армин.

Гасконь не знает слова «трус»

Винная история домена началась в 1982 году, когда Ив выпустил первую партию кюве Classic. В отличие от текущего ассамбляжа нескольких сортов, тогда это был стопроцентный юньи блан – один из разрешенных сортов для производства арманьяка. Причиной революционного для региона шага послужила простая необходимость в «быстрых деньгах» во время кризиса. Вино должно было стать спасательной шлюпкой для поддержания домена, ведь путь арманьяка от виноградника до полок магазинов долог и коммерчески нестабилен. Никто не ожидал, что вино станет не просто выходом из кризиса, но и новым витком успешного бизнеса.

«Отец хотел сделать качественное простое вино по доступной цене. И у него получилось. Для продвижения вина он вкладывал в коробки с арманьяком бутылку Classic. А мы теперь делаем наоборот: в ящик с вином кладем бутылку арманьяка», – смеется Армин.

В начале 80-х Ив уехал учиться виноделию в Университет Дэвиса, работал в Калифорнии, Австралии и Южной Африке. С новыми знаниями и вдохновением он вернулся в Гасконь. Первые вина он создавал из арманьячных сортов, но вскоре высадил и другие, нетипичные для региона – шардоне, гро мансан, совиньон блан, шенен блан и семильон. Площадь виноградников увеличилась с 9 до 700 га.

Область Vin de pays des Côtes de Gascogne образовалась в 1974 году, повторяя территорию Арманьяка. С новыми правилами в 2009 году зона получила статус IGP Côtes de Gascogne, сегодня это 13 тысяч га виноградников, разделенных на три части: Верхний Арманьяк, Нижний Арманьяк и Тенарез. За статусом AOC Армин Грасса не гонится, лишние правила и ограничения ему не по вкусу. «Нам нравится свобода, которую дает IGP. Мы вольны экспериментировать и не придерживаться навязанных рамок. Мы любим удивлять, делать то, что от нас не ожидают. Из удачных экспериментов, скажем, гро мансан в сухом стиле и бленд шардоне и совиньона блан, который получился у отца по чистой случайности». Вот так область, толкающая балк, прославилась свежими и фруктовыми белыми винами. Невольно в голове всплывают строчки из песни д`Артаньяна в исполнении Боярского: «Но умнице фортуне, ей богу, не до вас, пока на белом свете есть Гасконь».

Вдали от обезумевшей толпы

Сердце и душа Domaine Tariquet обитают в шато XVII века, где уже много лет по выходным собирается многочисленная семья Грасса. Под хруст гравия под ногами и чириканье птиц я брожу по окрестностям замка. В воздухе разлит дурманящий аромат цветущих деревьев и разогретой хвои, на каменных ступеньках щурится разомлевшая от жаркого солнца кошка, не обращая внимания на снующих вокруг нее ящериц. И как в таком месте люди вообще способны работать, а не сидеть целыми днями в саду с книжкой и бокалом холодного белого?

В тенистом саду спрятаны столики и стулья для туристов, которым устраивают бесплатные дегустации. С пустыми руками, говорят, не уезжает никто.

«Наше хозяйство находится in the middle of nowhere. Сюда никто не попадает случайно, если только не заблудились, – смеется Реми. – Туристы приезжают в основном летом ради термальных источников в Оше. В остальное время здесь тишь и покой, я даже дверь в дом не закрываю. С весны по осень Гасконь проходят паломники, идущие в Сантьяго-де-Компостелу, но они, как вы понимаете, не особо интересуются винными дегустациями».

От укротителя медведей до винодела

В одном из коридоров я останавливаюсь перед старой черно-белой фотографией, на которой запечатлены четверо мужчин с медведями на поводке. Это тоже часть истории Грасса. В начале прошлого века хозяйство принадлежало семье Арто, дрессировщикам медведей. Глава семьи, после странствий по свету и нескольких лет, проведенных в Штатах, его сын Жан-Пьер, работавший бартендером, и его жена Полин купили заброшенное шато в 1912 году. Во время Второй мировой войны дочь Жан-Пьера Эллен познакомилась с симпатичным военным, звали его Пьер Грасса. Вдвоем они занялись возвращением Tariquet былой славы. Из четырех детей только двое – Ив и Матэ – посвятили себя хозяйству. И мы видим, к чему это привело.

На рубеже 2000-х бразды правления королевством Тарике приняли Армин и Реми. Пока Ив разворачивает бизнес в Румынии, его сыновья за несколько лет удвоили площади виноградников, объемы производства и продолжают модернизировать винодельню, придерживаясь отцовской философии: простые и доступные вина, отличающиеся свежестью и фруктовостью.

В особо крупных размерах

Узнать братьев Грасса просто: они разъезжают по своим владениям на белоснежных внедорожниках-близнецах Mercedes. Такой вот простой гасконский шик: два мушкетера на белых железных конях. И это я еще не видела старинный замок Армина у озера или пасторальный домик Реми, чья жена разводит лошадей. Но сейчас не об этом.

Мы отправляемся на обзорную экскурсию по виноградникам. Из окошка автомобиля видны ровные ряды с деревянными шпалерами. «Металл не в нашем стиле, мы за естественность», – отвечает Армин на мой незаданный вопрос. Глупо спрашивать, где именно виноградники Tariquet – они почти везде.

Грасса владеют более 1200 га, их домен – крупнейшее частное хозяйство во Франции. Участки разбросаны по округе в радиусе 20 км от винодельни. «Это не Бордо и не Бургундия, по счастью, у нас много земли, поэтому расширяться в Гаскони проще и дешевле», – говорит Армин. Размах и просторы здешних земель впечатляют: один только парцелль может достигать 40 га. Несмотря на масштабы братья ответственно и скрупулезно следят за качеством винограда. Тонкие настройки уборочных машин позволяют собирать урожай очень нежно и деликатно, отсекая листья, мусор и неспелые ягоды. Грасса не скупятся на дорогостоящее оборудование, считая, что оно помогает им быть в авангарде местного виноделия: «Нередко большой парк уборочных машин играет решающую роль, особенно если нужно вместо восьми недель сбора уложиться за пять из-за надвигающегося дождя». Все остальные работы на виноградниках выполняются в ручном режиме.

То, что братья называют «центром Ничего», и есть сердце Гаскони, которая расположена между Атлантикой и Пиренеями, южнее Бордо. Близость к океану формирует мягкий умеренный климат с достаточной влажностью. Высокие перепады между дневной и ночной температурой обеспечивают винограду оптимальную кислотность и хороший потенциал. В калейдоскопе почв можно различить глинисто-песчаные, каменистые и самые ценные – глубокие песчаные охристого цвета из-за повышенного содержания железа, известные здесь как Sables Fauves. Такой тип особенно любит юньи блан и гро мансан, выдавая на нем тонкие и фруктовые вина.

Гордость терруара – Sables Fauves, глубокие песчаные почвы охристого цвета из-за повышенного содержания железа.

Красные сорта (сира, мерло, мальбек, танна, пино нуар, каберне совиньон, каберне фран и марселан) высажены на более плотных почвах с преобладанием глины. («Если пройтись по винограднику после дождя, вынесешь на ботинках килограммы земли», – усмехается Армин.) Они занимают всего 5% от общей площади виноградников, Гасконь – страна белых вин. Здесь лоза получает чуть меньше воды и потому дает более концентрированный урожай. Красные сорта идут на производство розе, а также красных вин под брендом Domaine du Mage. Такой ход конем не случаен, Армин говорит, что в красных винах невозможно выдержать фирменный стиль Tariquet, потому их решили развести по разным углам.

На виноградниках нет деления на крю, урожай собирают парцелль за парцеллем, и судьба каждого решается по итогам дегустации. Есть участки, которые дают более структурированные вина, идущие на выдержку в дубе. Разный характер вин при ассамбляже позволяет сохранять баланс между свежестью и твердым характером.

«А вы никогда не задумывались о производстве игристых вин?» – спрашиваю я. Армин загадочно улыбается: «Мы проводим эксперименты». Возможно, в ближайшем будущем нас ждет очередная удивительная новинка от братьев Грасса, и на этот раз – игристая. 

А поговорить?

Бокал освежающего Classic с устрицами – самое то после прогулки по виноградникам. Пейринг с винами Domaine Tariquet высоко оценили японские устричные фермы и даже создали сертификаты, подтверждающие сей факт. Мы собрались на аперитив в помещении, где несколько месяцев в году пыхтят арманьякские аламбики. На кухне в переоборудованной огромной бочке готовится изысканный обед. Антураж – получше мишленовского ресторана. К нам присоединяется тетя Армина и Реми – Матэ. Она активно участвует в работе, отвечая за административные вопросы и бумажную работу. Матэ, к несчастью для меня, не говорит по-английски, я, к несчастью для всех, не говорю по-французски, но это совершенно не мешает нам общаться. Глядя на Матэ, понимаешь, что такое истинный французский шарм и аристократизм – вот она, гордая дама из драм Франсуа Озона.

12-летний сын Армина хочет стать архитектором. «Я его стращаю, что если будет плохо учиться, то станет виноделом, как отец», – смеется старший Грасса. На мой вопрос хотел ли сам Армин стать не виноделом, а кем-то еще, тот не раздумывая отвечает, что с детства мечтал заниматься семейным бизнесом. 

Сердце и душа Domaine Tariquet обитают в шато, где много лет по выходным собирается многочисленная семья Грасса.

Нежнее, еще нежнее

Лидеры Гаскони Грасса не собираются почивать на лаврах. Domaine Tariquet – идеальный пример хозяйства, которое при миллионных оборотах неустанно повышает качество вина. Инвестиции в высокотехнологичное оборудование исчисляются сотнями тысяч евро.

Все направлено на защиту винограда от окисления и сохранение свежести и фруктового стиля. Ягоды после сбора покрываются слоем инертного газа и в таком виде отправляются на винодельню. Там урожай проводит 12 часов в контакте с кожицей, а затем идет под многочисленные пневматические прессы Pera. После прессования сусло оставляют на пять дней для седиментации, затем оно отправляется на улицу бродить в стоящих там огромных стальных чанах. Два года назад Грасса добавили один этап перед ферментацией: недельный контакт с осадком при низких температурах. Они говорят, что это укрепляет структуру будущего вина. Ферментация длится четыре недели при максимально низкой температуре. Три раза в день братья Грасса пробуют сок. «Я часто беру с собой сына, он обожает сладкий ферментационный сок», – говорит Армин. При намеке на редукцию немного играют с кислородом с помощью легкого ремонтажа.

Белые вина минуют малолактику ради прямой и чистой кислотности, стабилизируются при -4 °C и затем фильтруются. Вино ждет розлива при -2 °C порой год и даже дольше, оставаясь безупречно свежим и яркофруктовым. На всех этапах его максимально защищают от оксидации, а количество серы сводят к минимуму.

Лишь небольшая часть вина ферментируется и выдерживается в дубе. Небольшая в случае Tariquet – это около тысячи бочек по 400 и 225 л. Дуб – только легкой обжарки, чтобы избежать излишней ванили, но добавить структуры. Дуб ювелирно вписывают в первоначальный профиль. После 2-3 лет бочки идут на выдержку арманьяка. И никогда наоборот.

Сумасшедшая и самая модерновая линия розлива (ее запустили в 2011 году) почти не засыпает и крутится ежедневно, выдавая по 30-35 тысяч бутылок в день. Несложно подсчитать общие объемы производства – да-да, вы не ошиблись, это более 10 млн бутылок в год! Несколько лет помещения перестраивались, чтобы сегодня все работало как часы. Отдельный зал посвящен розливу в Bag-in-box, которые Tariquet выпускает для Норвегии. Кстати, с 2019 года планировали запустить продажу тетрапаков и во Франции эксклюзивно в сети Monoprix. Стекло, коробки, этикетки на 100% биоразлагаемы.

Рост производства повышает степень ответственности, братья ввели свою eco-friendly систему по переработке энергии. Еще пара лет, и благодаря новомодным разработкам и солнечным панелям они перейдут на полное самообеспечение электроэнергией. Вот такие они, мушкетеры XXI века. 

Линейка вин Domaine Tariquet, представленная в России

Слева направо: Classic 2018; Réserve 2017; Sauvignon 2019

Линейка вин Domaine Tariquet, представленная в России

Classic 2018
Юньи блан 45%, коломбар 35%, совиньон 10%, гро мансан 10%

Флагман и визитная карточка хозяйства. С ним Ив Грасса впервые вышел на винную арену в 1982 году. Но тогда это было абсолютно другое вино – 100-% юньи блан. Деликатное легкое вино с нотами лимона, яблока, белых цветов и намёком на тропические фрукты. Во вкусе освежающее со средней кислотностью и минеральным финишем. Идеально с устрицами.

Réserve 2017
Гро мансан 40%, шардоне 30%, совиньон 20%, семильон 10%

После 6 месяцев выдержки в дубе по отдельности сорта ассамблируют и оставляют на год в стали. На выходе получается вино с ярким букетом тропических фруктов, персика, подпеченного яблока, ванили, меда и цветения. Дерзкий характер вина выражается и в его вкусе, сбалансированном чистой незамаскированной кислотностью и мягко вписанном дубом.

Sauvignon 2019

Чистый совиньон с ароматами ананаса, личи, зелени и морского бриза. Идеальное сочетание хрусткой кислотности и минеральности, травянистых оттенков и тропиков.

Слева направо: Chardonnay 2018; Chenin-Chardonnay 2018; Amplitude 2018

Chardonnay 2018

1/3 вина выдерживается 3–4 месяца во французском дубе для придания структуры и комплексности. Мягкое и нежное шардоне с нотами яблока, сливочного масла, белых цветов. Кремовая текстура вина приятно обволакивает и подкупает богатством вкуса.

Chenin-Chardonnay 2018
Шенен блан 75%, шардоне 25%

Абсолютно нетипичный ассамбляж для региона, раскрывающий оттенки спелых фруктов, лимонной цедры и буйства весеннего цветения. Стройное вино с твердым стержнем и легкой пикантной горчинкой в конце.

Amplitude 2018
100% гро мансан

Неожиданный гро мансан в сухом стиле, сбивающий с ног откровенными нотами манго, дыни, крыжовника и грейпфрута и уносящий мыслями в жаркие экзотические страны.

Фото: Domaine Tariquet.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №124.

  • Ольга Бебекина

    Автор

  • 23 июня 2020

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari