Карлес Сумаррока: «Моду либо ты создаешь сам, либо нужно ее игнорировать»

Карлес Сумаррока: «Моду либо ты создаешь сам, либо нужно ее игнорировать»

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

20 июля 2020

Публикуем наше архивное интервью с основателем Bodegues Sumarroca Карлесом Сумаррокой, промышленником и филантропом, который обычно не дает интервью, но для нас сделал исключение.

Беседа состоялась в конце 2018 года.

В 1983 году Карлес Сумаррока приобрел имение в Альт-Пенедесе. Он не думал о виноделии, а просто хотел быть ближе к земле. Но все это вылилось в создание AgroMillora, крупнейшего в мире производителя саженцев, и Bodegues Sumarroca, которое делает 2,5 млн бутылок кавы и тихих вин в год.

Карлес один из самых успешных и влиятельных предпринимателей Испании, но россиянину фамилия Сумаррока ничего не скажет. Пока мы осматривали финку с редчайшим сортом щарелло вермель, привитым на старых лозах сиры, мимо проехал пыльный Duster – мечта российских дачников. За рулем сидел 84-летний Карлес, и вид у него тоже дачный.

С женой Нурией они живут прямо посреди финки в старинном особняке с довольно скромным убранством – еще не винтаж, но уже не с иголочки: огромный обеденный стол, домашняя часовня, где крестили внуков, кабинет с бесчисленными фотографиями детей. Каталонский флаг гордо развевался на входе, к счастью, без желтых ленточек в поддержку так называемых политзаключенных – число этих ленточек множится с каждым километром по дороге от Барселоны вглубь настоящей Каталонии.

Карлес в политику больше не лезет, хотя в свое время близко дружил с бывшим председателем правительства Каталонии Жорди Пужолем и даже стоял у истоков партии «Демократическая конвергенция Каталонии». Та была со временем преобразована в Демократическую европейскую партию, выдвинувшую Пучдемона, организатора референдума о независимости, успешно скрывшегося в Бельгии.

Я решил последовать мудрому совету старших коллег и даже не пытаться вступать в разговоры о политике, а наслаждаться кавой. Все-таки у нас журнал о вине, поэтому истории о застройке Коста-Бравы во времена Франко, электрификации испанских скоростных железных дорог AVE, химической промышленности, заводах на берегах Байкала и даже крупнейшем в мире производителе саженцев (ко всему этому Карлес имеет прямое отношение) вы прочитаете где-нибудь в другом месте. А мы поговорим про непростую судьбу кавы.

У вас трое сыновей, но во главе винодельни стоит человек с другой фамилией. Им не интересно это дело?

Это не так, они обожают нашу финку. Просто получилось так, что я создал больше компаний, чем воспитал детей. Один сын биолог, второй – инженер по коммуникациям, третий – высокий начальник, и каждый занят своим делом. Внуки пошли в высокие технологии и фармацевтику, за этими индустриями будущее.

Для многих успешных бизнесменов виноделие – способ потратить деньги и потешить самолюбие. Но мне кажется, что в 1980-х годах в Испании это было не совсем так. Как родилась идея заняться этим далеко не самым прибыльным делом?

Я родился в семье фермера в Центральных Пиренеях неподалеку от Андорры, в провинции Ллейда, у нас был небольшой виноградник. Это очень холодная высокогорная зона под названием Палльярс-Жуссá (Pallars Jussà), где доминируют белые сорта, хотя есть и немного красных. Вина получались незатейливые, но честные. Сейчас у нас там несколько виноградников, посмотрим, помогут ли последние достижения энологии и современное оборудование создать что-то выдающееся. Так что можно сказать, что мое первое призвание – это сельское хозяйство, а индустриалистом я стал по воле судьбы.

Жили мы в Барселоне, и когда дети выросли, им уже не хотелось ездить в Пиренеи за 200 км, пришлось купить финку поближе к Барселоне. Хотя у меня было несколько проектов по застройке недвижимости на побережье, я выбрал особняк в Альт-Пенедесе, все-таки я человек гор, а не моря. В усадьбе росли фруктовые деревья, я решил высадить еще и столкнулся с проблемой. Пока повсюду шагал прогресс, апельсины, персики и миндаль выращивали так же, как во времена древних римлян. Это совершенно нерациональное использование человеческого труда и земельных ресурсов! Так и родилась компания AgroMillora, на сегодняшний день это самый большой производитель саженцев в мире, сто миллионов растений в год.

Повторите, пожалуйста, название компании. К сожалению, мы о ней даже не слышали, а оказывается, мы делаем интервью с основателем крупнейшего питомника в мире.

AgroMillora. Название с каталонского можно перевести как «Улучшая сельское хозяйство». Я хотел использовать достижения науки, чтобы облегчить ручной труд. В то время только появилась технология микроклональной селекции, и я понял, что за ней будущее. На переход к промышленному использованию этого метода потребовалось три года, и вскоре мы задались новым вопросом – почему нельзя высаживать оливы или миндаль с такой же плотностью, как сажают лозы? Так родилась технология суперплотной посадки, которая позволяет максимально использовать ресурсы и применять машинный сбор.

А лозы в своих питомниках вы тоже размножаете?

По большей части посадочным материалом нас обеспечивает Vivai Cooperativi Rauscedo, мы представляем их интересы по всему миру. А как появилась кава Sumarroca? У нас есть картина 1880 года с вот этим самым домом, рядом течет крошечный приток реки Анойа. В подвале стояла небольшая «бумажная мельница». Говорят, дом принадлежал Колумбу, но думаю, это легенда, зато мы знаем наерняка, что бумагу здесь производили с XVI века. А если есть погреб или, по-каталонски, «кава», то можно и каву выдерживать. Все началось с шутки одного из сыновей, но я всегда серьезно подхожу к новым начинаниям, поэтому, обдумав все за и против, занялся покупкой виноградников, лоз и так далее. В 1992 году купили еще одну финку Сабартес (Sabartés) в Байш-Пенедесе, виноградников стало 20 га, а потом добавилась и наша ключевая финка в 400 га.

У нас широкая палитра сортов, благо собственные питомники позволяют высадить все, что душе угодно. 500 гектаров в собственности дают полную свободу действий, мы сами решаем, что сажать, когда убирать, как винифицировать, а не полагаемся на умение или неумение продавцов винограда.

Сельское хозяйство – лучшее занятие на пенсии. Мы с Нурией живем прямо здесь, утром я встаю и еду осматривать виноградники, она занимается садом. Разве это не счастье вернуться к своим корням? Нам здесь все в радость.

Для семенных растений есть два привычных способа размножения – семенной и вегетативный, который применяется для виноградной лозы. У них есть недостатки, невозможно контролировать генетический фон, есть риск инфекций и вирусов. Достижения в изучении клеток и тканей в середине прошлого века позволили найти иной способ вегетативного размножения, при котором используется не целый отросток, а одна клетка. В пробирке создаются генетические копии растения-прародителя, без всяких вирусов. Другие плюсы в высоком коэффициенте размножения и ускоренном переходе от ювенильной к репродуктивной фазе развития.

Сложно ли вам конкурировать с крупными историческими бодегами типа Codorniu и Freixenet?

У каждого свой путь, меня не интересует производство сотен миллионов бутылок. Моя задача сделать вино наилучшего качества и продать его по наилучшей цене. В индустрии кавы всего три гиганта с немыслимыми объемами, потом с большим отрывом идем мы, середнячки, и еще много производителей с объемами до 100 тыс. бутылок.

Как за 20 лет поменялась индустрия?

Сегодня все делают хорошие качественные вина. Есть энологи, ноу-хау, уровень развития технологий и оборудования шагнул далеко вперед не только в Каталонии, но и во всем мире. Но коммерческим командам работать стало сложнее. Мы теперь конкурируем не с соседями, а с просекко, зектами, игристыми из Чили и Аргентины.

А почему просекко так популярно, а кава показывает пока не слишком выдающиеся результаты?

В любом уголке мира найдется итальянский ресторан и там пьют итальянские вина – все просто. Я хорошо знаком с просекко, потому что мы продаем миллионы саженцев глеры через Raushedo. Просекко не нужен погреб (кава) для выдержки, технология незамысловатая. Но они знают толк в продажах и маркетинге, а мы вместо этого играем в ценовые войны, лишая себя рентабельности.

Но про каталонцев тоже говорят, что среди испанцев они самые работоспособные и ориентированные на успех и продажи всего, что только можно?

Чистая правда. Но когда появилась кава, она ориентировалась только на внутренний рынок, и долгое время его хватало. А когда мы вышли на мировые рынки, было уже поздно, поэтому пришлось снижать цены, чтобы встать хотя бы на полки супермаркетов, пусть и самые нижние.

А вообще каталонцы какие?

Мы совершенно не воинственный народ, крайне трудолюбивый и постоянно ищущий способы для инноваций. Каталония не богата природными ресурсами, как соседние области, и больших просторов для сельского хозяйства у нас нет, пришлось много работать и выдумывать способы прокормиться и разбогатеть. Индустриализация здесь началась в XV веке, текстильная промышленность, торговля – мы преуспевали во всем. И сегодня это одна из самых индустриально развитых областей страны. Стоит только выехать за окрестности Барселоны, как вы увидите бесчисленные фабрики и заводы.

Какая из ваших кав самая любимая?

Я просто обязан назвать каву, посвященную жене, иначе будет нехорошо. Núria мы производим с отдельного участка с самыми старыми лозами, и мы сильно ограничены природой в объемах. А на каждый день хорош брют натюр. Главное в вине – оно должно быть сделано без всяких технологических уловок и без спешки. Кава должна провести в каве достаточное время – это закон.

Игристое без дозажа сегодня и в каве в моде?

Да, хотя я бы сказал, что для некоторых рынков куда лучше работает полусухой вариант или даже полусладкий. А вот другая модная тема – розе, это замечательный аперитив. Но вообще, скажу я вам, моду либо ты создаешь сам, либо нужно ее игнорировать. Пытаться угнаться за чужой модой – крысиные бега, думать надо о другом.

О чем же?

Если вы начинаете дело, оно должно быть чем-то новым, пусть в небольшой детали, и приносить пользу для общества. Это и называется инновациями.

Разве остался еще потенциал для инноваций в сельском хозяйстве?

Конечно, проще делать все по старинке, кивая на дедовские традиции. Сельское хозяйство неповоротливо, но я вижу несколько направлений: улучшение условий труда, сокращение стоимости производства и вредных выбросов, сохранение земли, ведь эрозия, о которой мало кто думает, – одна из главных проблем будущего. Но в борьбе за чистоту и органику нельзя забывать о людях. Для меня простой работник в приоритете, я хочу, чтобы он работал меньше, а чувствовал себя лучше. Только так можно прийти к мировой гармонии. 3 рабочих дня в неделю по 4 часа – идеал, к которому нужно стремиться. Но я неисправимый мечтатель, не слушайте меня.

Да вам в политику надо! С такой программой вы бы обеспечили себе подавляющее количество голосов, в России так точно.

Мне уже поздно в политику, нам с Нурией по 84 года (на конец 2018 года. – Прим. ред.), хотя на покой мы пока не собираемся, дел хватает. Виноградники, сады, дети, внуки. Нурия любит готовить, ее рыба в соусе из кавы просто божественна. Пишем мемуары. 57 лет вместе – не шутка, есть о чем поведать. Мы из одной деревни, вместе росли. Романтическая история началась, когда нам было по 19 лет, но после школы я уехал в Барселону, занялся бизнесом. Только когда встал на ноги и понял, что могу обеспечить семью, мы поженились. Мне несказанно повезло, что она меня дождалась. Представляете, целых семь лет!

Глупо спрашивать про ваш секрет успеха, но может, дадите совет молодым предпринимателям или просто мечтателям?

Если боитесь провала, не стоит и начинать. Иначе это уже бы кто-то сделал за вас. И не забывайте быть полезным для общества, иначе все не имеет смысла.

Факты о cava Sumarroca

Био

Виноградники бодеги разделены на три финки, самая крупная – 400 га. Это уникальный случай в Каталонии, когда такой большой виноградник принадлежит одному хозяйству. В Альт-Пенедесе на высоте 200-240 м почвы содержат глину, известняк, мелкую гальку. На финке Сумаррока в земле много камней, это в итоге дает выраженную горчинку во вкусе базового вина. Микроклимат формируют два ветра – по утрам дует с моря (но от излишней влажности защищает горный массив Гарраф на востоке), сухой и жаркий ветер из центральной части полуострова спасает от гнили и ботритиса. При такой розе ветров было несложно перейти на органическое виноградарство: бодега получила официальную сертификацию ecocert по регламенту ЕС с урожая 2018 года.

Дозаж без затей

Стиль кав Sumarroca – свежесть с доминантой фруктовых и цветочных нот, акцент на минеральности и средиземноморский обертон. В хозяйстве не используют одиозных техник для придания мнимой сложности винам – это касается в первую очередь рецептуры дозажного ликера. В Пенедесе некоторые хозяйства полагаются на него, чтобы поддерживать стиль дома, добавляя не только сахар, но и бренди, старые вина или замысловатый набор других ингредиентов, секрет которого хранят за семью печатями.

Дополнительная выдержка

После дегоржажа вино минимум 6 месяцев выдерживают в бутылках. Это позволяет всем компонентам прийти к гармонии а резкие тона автолиза уходят на второй план.

Щарелло

Ключевой сорт из каталонской троицы сортов для кавы – щарелло. Он дает больше тела и длины вкуса, к тому же лозы более устойчивы к болезням. Это истинно каталонский сорт, и хотя парельяда тоже местная, за ней закрепилась репутация variedad de relleno – «сорта для заполнения», у нее нет особой индивидуальности, да и растет она лучше в высотных областях.

Собственный виноград

Бодега полностью обеспечивает себя виноградом, что редкость в индустрии кавы.

Местные сорта

В 1980-х годах Sumarroca была одним из первых хозяйств, которое стало использовать международные сорта, однако сегодня акцент сместился на каталонские сорта, в том числе и практически вымершие, такие как фуркат и эскурач. Очень интересный сорт – щарелло вермель или щарелло красный. По виду он напоминает пино гри с пурпурной кожицей, а в аромате выдает себя тоном антоновских яблок.

Слева направо: Cava Sumarroca Brut Reserva; Cava Nuria Claverol Homenatge Extra Brut; Cava Sumarroca Brut Nature Gran Reserva

Проекты Сумарроки

Кава в поддержку каталонского языка

В честь 20-летия Plataforma por la Lengua, неправительственной организации по поддержке каталонского языка в Испании, Франции, Андорре и Италии, Sumarroca выпустила специальное кюве Por la Lengua. С продажи каждой бутылки €1,39 идет в бюджет движения.

Кава в поддержку сексуальных меньшинств

True Collors Изначально проект был запущен ради шведского дистрибьютора Althia, сегодня кава продается в Испании и еще десятке стран. Часть прибыли идет на борьбу за права ЛГБТ-сообществ.

Вино в поддержку Посидонии Океанской

Ученые спорят, к какому семейству относится эта посидония (Posidonia oceanica), к водорослям или водным растениям, а Сумаррока озабочен другим – его пугает резкое снижение популяции посидонии в Средиземном море, а ведь ее считают индикатором уровня чистоты воды. Прибыль от продажи тихих вин Sumarroca идет в фонд защиты и исследования.

Техническая справка для любителей деталей и экспериментов

На экспериментальном участке около реки высажены лозы PIWI (немецкая аббревиатура от Pilzwiderstandsfähige Rebsorten – сорта винограда, не подверженные грибковым заболеваниям). Первые пиви появились путем скрещивания vitis vinifera и американских лоз labrusca и riparia, для которых ни милдью, ни оидиум не представляют большой угрозы. Однако первое поколение гибридов (конкорд, делавер и всеми любимая изабелла) унаследовало от американцев не только стойкость к заболеваниям, но и неприятные лисьи ароматы. Работа возобновилась в 1950-х, и сегодняшнее поколение гибридов более пригодно для виноделия, а на волне повальной моды на органику и заботу об окружающей среде, они находят гораздо больше сторонников, чем раньше. PIWI, кстати, относятся к vitis vinifera и разрешены в ЕС.

Другой масштабный эксперимент Viñedo del Mundo закончен – виноградник пришлось вырубить. Совместно с Университетом Ровира и Вирхилий (Таррагона) на одном из участков были высажены 360 (!) сортов винограда со всего света, в том числе мцване и ркацители. Из 80 прижившихся через несколько лет выбрали трех победителей: мальбек, карменер и пино гри. Жаль только, что они-то в Пенедесе к высадке пока не разрешены, но Сумаррока начал за них бороться.

А еще автор статьи своими глазами видел у Сумарроки экспериментальные посадки, где лозы каберне совиньон высажены не просто плотно, а очень плотно: на расстоянии 100, 50 и 25 см от лозы к лозе. Способы подрезки и инновативной формовки лозы пока в разработке.

Фото на обложке: архив SWN.

Фото: архив SWN.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №120.

  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

  • 20 июля 2020

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari