Лука Санджуст, хозяин Petrolo, не признает итальянское игристое
Лука Санджуст: «Я никогда не буду делать пузырьки и розе. Игристые в Тоскане – безумие»

Лука Санджуст: «Я никогда не буду делать пузырьки и розе. Игристые в Тоскане – безумие»

Лука Санджуст: «Я никогда не буду делать пузырьки и розе. Игристые в Тоскане – безумие»

Шеф-повар Petrolo Франческа Лари покормила нас и Луку волшебной пастой с рагу из утки и с большим энтузиазмом показала нам кухню, где стоит ее любимый огромный старинный стол со столешницей из мрамора, предназначенный для замешивания теста и раскатывания пасты.

Для теста Франческа использует муку из местной пшеницы древнего сорта: «У нее особый тип глютена, совсем не то, что в современной белой муке. Современная белая мука из индустриальной пшеницы очень скучная, совершенно плоская». Утка от местного фермера. Куски утки для правильного рагу тушатся с луком, сельдереем, морковью и белым вином 2-2,5 часа. Потом нужно руками (Франческа советует делать это в перчатках, чтобы запах рагу не остался с вами на всю ночь) отделить мясо от костей (оно легко отходит), разобрать на волокна, вернуть в соус.

Petrolo-Valdarno.jpg

Фото: © Архив SWN

Поместье Petrolo (280 га, 31 га – виноградники, вилла XVIII века) находится в стороне от Кьянти-Классико, но пусть вам и в голову не придет, что Вальдарно – тосканское захолустье. На фоне нарядной элегантности Petrolo захолустьем покажутся Панцано, Гайоле и Радда. Богатые виды окрестностей, энергия спрессованной в недрах античности заряжают из-под пят ощущением, что место это особенное, какие-то мощи тут точно закопаны. Будете планировать отпуск в Тоскане – вам сюда. Можно снять саму виллу или один из пяти фармхаусов в концепции доступной роскоши, каждый с бассейном. Есть теннисный корт, гольф-поле и та самая башня Galatrona, экспроприированная у Санджустов правительством («Это монумент национального значения, и хорошо: нам ее реконструировали за бесплатно. Но ключи у нас. Туристов пускаем летом по выходным».) Половину Тосканы видно со смотровой площадки башни.

Лука Санджуст, хозяин Petrolo, появлялся на страницах SWN не раз, но с ним не соскучишься, он играет разные роли. То он деятельный президент Консорциума Val d’Arno di Sopra DOC. То философствует, что французское «терруар» – детский лепет по сравнению с латинским Genius Loci. То загибает, что великое вино должно быть по карману всем людям: равенство, братство, разумные цены. Сегодня он в фанфаронском настроении, сыплет бравадами, видно, очень доволен Galatrona 2019, которую вчера бутилировали. Лишь слегка подосадовал, что из-за проклятого ковида фармхаусы этим летом стоят пустые.

_DSF4756.jpg

Фото: © Нино Мирзашвили

2019-й – 25-й урожай Galatrona, одного из главных или, по другим версиям, просто главного мерло Тосканы. 2018-й – 30-й урожай Torrione, славного вальдарнского санджовезе, любимого детища мамы Луки, Лючии, недавно покинувшей этот мир. Луке 61. Его жена Сабина Мирри – известный художник, часто выставляется. Сын Рокко (29) – профессиональный гольфист, дочь Лючия (26) работает дизайнером в доме Burberry в Лондоне. До 40 лет Лука сам был художником. Его картины и рисунки чередуются с картинами Сабины и друзей на стенах виллы. Но Лука больше не пишет, искусство не может быть хобби, на вино уходит 100% жизни, нельзя разорваться.

Я пью только шампанское. Итальянские пузырьки? Увольте. Может, на Севере есть пара приличных. Я никогда не буду делать пузырьки и розе. Делать игристые в Тоскане – безумие.

Как ваши мольберты? Все еще под замком?

Да. С 31 декабря 1999 года.

И не тянет?

С меня довольно. Зачем делать больше мусора. 99% современного искусства уйдет в мусор.

Можно сказать то же о вине?

Абсолютно. Вино выпивается, и потом вы писаете. Даже если это Galatrona или Pétrus.

Какие планы на ближайшие годы?

Развлекаться.

После всех достижений на винном поприще наконец можно не работать?

А вы думаете, я работаю? Ах. Это Бог работает за меня. Бог есть Природа. Нам повезло быть в магическом месте, и наша единственная задача – не портить то, что дала Природа. Мы наблюдатели. Мы лишь трансформируем природу в искусство.

Внуки?

У меня нет. Я пока сам делаю детей. Неофициально (это шутка).

Новости?

Выиграл у Тельмо Родригеса (культовый винодел из Риохи) ужин в Asador Extebarri (культовый ресторан Страны Басков), потому что в полуфинале Евро Италия выиграла у Испании. Если бы было наоборот, я должен был бы вести Тельмо в Enoteca Pinchiorri (легендарный ресторан во Флоренции). В октябре после урожая поеду к нему.

Что будете пить?

Все. Лучшие и самые дорогие вина. Я люблю Тоскану, Пьемонт, Бургундию, Бордо. Классику. И Шампань, конечно. А также лучшую Калифорнию.

_DSF4502.jpg

Фото: © Нино Мирзашвили


Какую, например?

К сожалению, самую дорогую. Screaming Eagle, Harlan Estate. Восхитительные вина, время от времени удается их пить, но цены – это безумие, как у бургундских гран крю.

А Испания-то?

Конечно, Тельмо. Pingus, L’Ermita: Питер Сиссек и Альваро Паласьос – мои хорошие друзья. <…> Так, спитун – это мне. Вы ведь не будете сплевывать Boggina и Galatrona? А я не могу, после вас у меня теннисный турнир.

Профессионально играете?

Ну, какое там в моем возрасте. Так, балуемся с друзьями-соседями.

Кто лучший игрок на районе?

Я. Что за глупый вопрос. В Petrolo у нас нет вин entry-level, все top. Возможно, мы единственное хозяйство в Тоскане, которое не делает кьянти.

А куда вы деваете виноград, который получился так себе, продаете?

Мы работаем так, чтобы не было «винограда так себе». Все 100% идут в кюве, все – топ. Мы выпускаем 700 гектолитров с 31 га, у нас 155 тысяч лоз, делаем 80 тысяч бутылок в год. Все. С 20 га оливковых рощ делаем оливковое масло, состоим в союзе Laudemio.

Вместе с Фрескобальди?

Там больше 20 производителей. Вчера наш агроном был на дегустации в палаццо у Фрескобальди, наше масло на высоте.

Что важного происходит в аппелласьоне?

Ждем от Евросоюза официального подтверждения того факта, что Valdarno di Sopra – первый полностью органический аппелласьон Италии. Все наши хозяйства на 100% сертифицированы как Organic. Нас сейчас 25 хозяйств, но мы открыты для новых членов, постоянно растем.

А когда, говорите, появился аппелласьон Valdarno di Sopra DOC?

В 1716 году. Козимо III Медичи, король Тосканы, издал указ, что в Тоскане великие вина делают только в четырех зонах вокруг Флоренции: Карминьяно, Помино, Кьянти-Классико и Вальдарно-ди-Сопра. Три области получили свои DOC/DOCG в 1960-1990 годах. А Вальдарно был брошенкой. 30 лет назад мы с мамой начали бой за него, и вот 10 лет как у нас свой DOC.  Я президент, то есть я могу устанавливать правила. Но я либерал, иду навстречу товарищам: если они, например, хотят производить игристое, мы его разрешаем в нашем DOC.

Asilo_Petrolo-2013-12.jpg

Фото: © Архив SWN

А вы не хотите?

Я пью только шампанское. Итальянские пузырьки? Увольте. Может, на Севере есть пара приличных. Я никогда не буду делать пузырьки и розе. Делать игристые в Тоскане – безумие.

А ваша идея про великое белое из треббьяно разве сначала не была безумием?

В Университете Флоренции мы нашли документы, где говорилось, что треббьяно рос здесь уже в XIII веке, в годы жизни Данте. Это было одно из лучших вин Италии. И это было минимум за пять веков до того момента, как в тех же архивах появилось имя санджовезе. Когда сорт так долго живет на данной территории, он с ней срастается. И наш треббьяно-ди-вальдарно совершенно особенный.

Посадки треббьяно были в Petrolo еще при моем папе, из него делали Vin Santo. Но мне долгие годы не давала покоя мысль, что у этого винограда другое предназначение. 10 лет назад я познакомился с Муниром Саума, гениальным парнем из Бона, у него дом Lucien Le Moine: виноградников у самого нет, но полно друзей с участками на бургундских гран крю. Он разливает их вина. Он же один из главных покупателей на Hospices de Beaune. Мунир стал приезжать сюда и говорить, как вы можете в Тоскане с такими терруарами не делать великого белого вина? Я решил рискнуть.  Поначалу он нас с Симоне многому научил по технологии. Boggina B винифицируется в лучших бургундских барриках, которые достал для нас Мунир. 15 месяцев на осадке, Симоне делает батонаж 3-4 раза в день.

Если сравнивать Boggina B с Бургундией, то с какой коммуной?

Шассань-Монраше. Когда Мунир принес это вино на дегустацию своим друзьям, бургундским виноделам, они подумали, что это вино какого-то нового доменчика в Шассани. В нем меньше лимона, чем в шардоне, но тот же тип минеральности и того, что называют sapidita (дегустационный термин, который сложно перевести на русский, что-то вроде «обильный вкус». – Прим. ред.). Это волшебное вино к обеду и ужину, особенно к сыру.

Какие планы на ближайшие годы? Развлекаться

Ок. А теперь скажите, чем ваше санджовезе отличается от того, что в Кьянти-Классико?

Мы по стилю между брунелло и кьянти-классико. Санджовезе у нас светящееся, хрустящее, деликатное, но не легковесное, с серьезной структурой. Boggina C будет для санджовезе такой же звездой, как Galatrona для мерло. После 15 лет развития этого проекта мы близки к совершенству, и я очень возбужден. Винтаж 2018 – фантастика. С ним мы еще сделаем ответвление, будет Boggina CR: Riserva.

А что с Boggina A?

Оно более женственное и мягкое за счет магической микрооксигенации, которая происходит при выдержке в амфорах. 25 лет назад я познакомился с Элизабеттой Форадори, мы большие друзья. Я влюбился в ее идею с амфорами. У нее тинахи, я тоже купил пару тинах Juan Padilla, но потом подумал, что это в Тоскане 2000 лет назад этруски придумали амфоры, почему я должен за ними куда-то ехать. Берем у брата Джованни Манетти из Fontodi и у Artenova в Импрунете. Сейчас у нас их 13.

У вас в погребе есть еще какие-то большущие округлые штуки, похожие на амфоры, это что?

О, новое приобретение, они от Nico Velo, итальянского артизана по бетону. Он делает бетонные емкости для Бордо. Мы купили два года назад шесть штук: все вина перед бутилированием ассамблируем в них и выдерживаем в них же еще три месяца. Они из особого грубоватого бетона, непокрытого.

Ваш топ мерло сейчас в мире?

Номер один – L’Eglise-Clinet, вино моего лучшего друга Дени Дюранту, он, к несчастью, умер в прошлом году. Он имел большое влияние на меня. Vieux Château Certan семьи Тьенпон (Le Pin). Pétrus.

В Италии?

Galatrona, La Ricolma, L’Apparita – эти в одной зоне. На побережье: Messorio, Redigaffi, Masseto – но это не мой стиль.

Мы абсолютно очарованы Лукой и его винами. Верим каждому слову и надеемся вернуться.

_DSF4427.JPG

Фото: © Нино Мирзашвили

Вина Petrolo

Boggina B
B = Bianco
100% треббьяно-ди-вальдарно, винификация «по бургундскому методу» в тонно.

Boggina C
C = Classico
Санджовезе с выдержкой в дубе (700 л тонно) и бетоне (чаны-амфоры Nico Velo).

Boggina A
A = Amphorae
Год в тосканских терракотовых амфорах: до мая на мезге, потом на осадке.

Torrione
Санджовезе
«Визитная карточка».

Galatrona
Звездное мерло, классическая винификация, выдержка в барриках.

Фото на обложке: © Нино Мирзашвили.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №142.

Статьи по теме:
  • Анастасия Прохорова

    Главный редактор Simple Wine News

  • 17 октября 2021

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также