Pio Cesare: 140 винтажей Бароло | Simple Wine News
Pio Cesare: 140 винтажей Бароло

Pio Cesare: 140 винтажей Бароло

Pio Cesare: 140 винтажей Бароло

Юбилейный 2021 год стал для Pio Cesare одновременно трагическим – весной ушел из жизни легендарный Пио Боффа. Но хозяйство в надежных руках, 23-летняя Федерика Боффа унаследовала от отца все лучшие качества.

Погреб-музей

Несмотря на то, что Альба – это столица Ланге, виноделен здесь почти нет. Ведь по правилам консорциумов Бароло и Барбареско вина можно выдерживать только внутри аппелласьонов, шаг влево, шаг вправо – и ты уже просто неббиоло. Но адрес Pio Cesare начиная с 1881 года неизменен: дом 6 по улице Чезаре Бальбо, Альба. В здании конца XVIII века находится не только офис, но и погреба для выдержки и сама винодельня. Как же так?

«Pio Cesare делали бароло задолго до того, как появился DOC, поэтому для нас сделали исключение из правил, все наши вина хранятся, производятся и разливаются прямо здесь, в Альбе», – рассказывает Августо Боффа, кузен Пио, который в семейном деле с 90-х годов и отвечает за экспорт в Канаду, Мексику, Японию, Россию и еще несколько стран. Визит он предлагает начать с посещения погребов.

Фото: © Lorenzo Ugo Fanti

Никогда не стоит пренебрегать приглашением в дом 6 по улице Чезаре Бальбо к Pio Cesare: это одна из самых атмосферных, необычных и интересных виноделен Пьемонта, а может, и всей Италии. Сначала попадаешь в большое светлое помещение с внутренним двориком, где чувствуешь себя как в музее изящных искусств: мрамор, бронза, позолота, балюстрады, резьба, статуэтки, фонтанчики – бережно сохраненная Belle Époque. В полу сделано окошко в погреб на манер, как демонстрируют археологические раскопки под ногами. А внизу и правда археология. 

До того, как основатель винодельческой династии Чезаре Пио купил это здание, в нем располагались конюшни. Место историческое, ведь именно здесь проходила древнеримская стена, которая защищала город Альба-Помпея от набегов недружественных соседей. Древней кладке и остаткам римских путей уже больше 2000 лет, встретить их можно в зале с барриками, которых в последние 10 лет становится все меньше! Впрочем, остальные части погреба кажутся не сильно моложе, стены покрыты мхом и плесенью, повсюду лабиринтами расположены ботти и чаны, освещение едва добивает до некоторых углов. Дополняют атмосферу канделябры и люстры со свечами, которыми действительно пользуются. Последняя реновация была в начале нулевых, но превращать это огромное старинное пространство в хайтековскую винодельню никто не собирается, ведь, на самом деле, оно функционально и удобно.

53835470_1676802269131133_6092464641848377344_n.jpg

Фото: © Pio Cesare

При свете канделябров

Сегодня винодельня располагается аж на четырех уровнях под землей, самый глубокий – ниже реки Танаро, так что стены пришлось изрядно укрепить бетоном, иначе давление быстро смыло бы все старания.

Несмотря на ощущение масштаба, Pio Cesare остается артизанальным и далеко не самым крупным производителем. Лидер по объему – барбера, ее делают около 80 000 бутылок, столько же классического бароло, а все остальное как минимум в два раза меньше. А зачем же тогда огромный чан на 50 000 литров, который в тесных погребах кажется настоящим колоссом? – Делать финальный бленд дольчетто, дабы каждая бутылка была один в один как предыдущая.

Рождение идеи шардоне

С сортами здесь все довольно интересно. История Ланге – это неббиоло, барбера, дольчетто и мускат, без них никуда, добавим гави, вычеркнем арнеис, и классическая линейка почти закончена. Почти? Нельзя забывать про шардоне, ведь Pio Cesare вместе с Gaja стали одними из пионеров в работе с этим бургундцем в Пьемонте. 

Дело было так. Джузеппе Боффа, отец Пио, подружился с Бобом Мондави, которого особенно заинтересовала техника с утапливаемой шапкой при ферментации. Между виноделами завязалась дружка, и Боб предложил Беппе отправить 16-летнего сына к нему в Напу, пусть посмотрит, что к чему за океаном. От этой идеи Пио был не в восторге, так как планировал провести лето на побережье, но спорить было бесполезно. Поездка выдалась крайне насыщенной, как вспоминал Боффа, она во многом открыла ему глаза на мир вина и подтвердила главное – отец все правильно делает, к неббиоло нельзя относиться, как к мерло или каберне, сорт – один такой в мире, так что нет смысла пытаться изобрести велосипед.

Фото: © Lorenzo Ugo Fanti


Но вот в белых его заинтересовал шардоне. «Они делают белое вино так, как мы красные», – рассказывал он отцу и уговаривал посадить хоть пару гектаров. Джузеппе был непреклонен, но, когда в 1980 году пришлось пересаживать несколько участков Иль-Брикко в Барбареско, он согласился. В 1985 году сделали первый винтаж Piodilei, который посвятили всем женщинам в роду, ведь хозяйство досталось семье Боффа именно по женской линии.

Могут себе позволить

На этом эксперименты не закончились, зачем-то попробовали с красными французскими сортами, которые до сих пор смешивают с местными в линейке эксцентричных вин, и в том же 1985 году сделали первое бароло с отдельного виноградника Ornato. Оправдать его появление до сих пор непросто, потому что Pio Cesare отстаивают концепцию традиционного бароло как ассамбляжного вина. «Именно за счет сочетания неббиоло из разных коммун можно получить самые сложные, комплексные вина, отдельные виноградники никогда не смогут их затмить», – повторял Пио, а ему вторит и Федерика. Но несмотря на это, в 1990 году появилось барбареско Il Bricco, а в 2015 году родилось второе крю бароло Mosconi из Монфорте-д’Альба. Вина с отдельных виноградников – это экспрессия места, уникальный характер, тогда как классические бароло и барбареско – визитная карточка в том же смысле, как гран кюве у шампанского дома.

Мало кто знает, но начиная с 2010 года Pio Cesare работали вместе с бордоским консультантом и мастером белых вин Дени Дюбордьё (он умер в 2016 году). Уж не по его ли совету на виноградниках в Бароло появился совиньон блан, который три года назад решено было выпустить в моносортовом варианте? Ответ на этот вопрос мы уже не узнаем, но новая глава компании Федерика результатами довольна.

Юность королевы

Она единственный ребенок в семье, и, по ее словам, это не отец привел ее в вино, это вино сблизило ее с отцом. Он был строгим, требовательным к себе и окружающим лидером, поэтому тратить время на нежности не любил. Времени особенно и не было, он путешествовал 280 дней в году! По словам дочери, во время пандемии, привыкший к встречам и разъездам, Пио чувствовал себя как лев в клетке, а хронические проблемы с легкими заставили его просчитывать все негативные сценарии развития семейного бизнеса. Словно предчувствуя COVID и уход из жизни, он решил ускорить подготовку наследницы из пятого поколения семьи.

 

Федерика Боффа. Фото: © Lorenzo Ugo Fanti

«Сразу после Университета Турина по специальности “управление бизнесом” в сентябре 2020 года я попала в “школу Pio Cesare”, что оказалось куда сложнее. Я с ранних лет путешествовала с отцом, а когда стала старше, мы начали вместе дегустировать и обсуждать самые разные стороны бизнеса, так что в семейном деле я еще с 2016 года, например, мы вместе обсуждали возрождение традиционных категорий вермута и бароло кинато».

Федерике Боффа всего 23, но даже 73-летний дядя Августо уже называет ее не «подрончина»*, а «босс», и докладывает обо всем происходящем. Последние 20 лет вместе с Пио работал сын старшей сестры, племянник Чезаре Бенвенуто, тоже представляющий пятое поколение, но финальные решения теперь на владелице и управляющей домом. Возглавить компанию исторического значения в столь юном возрасте, когда сверстники только и думают о путешествиях, романтике и всяких глупостях, непросто, но по Федерике и не скажешь, что она в прострации. Она знает ответ на любой вопрос, мало ест, мало пьет, почти лишена чрезмерных эмоций и не тратит время зря. Строгая школа Пио Чезаре не прошла даром, хотя ее отец явно был куда более радушным, чем дед, ведь, по его воспоминаниям, тот похвалил сына всего раз в жизни – за пару месяцев перед смертью. Попробовав последний винтаж, Джузеппе ударил костылем по ботти и сказал: «Я хочу поздравить сына. 30 лет он тратил мои деньги на путешествия, исследования и эксперименты, и, наконец, он смог сделать вина, как делал я 50 лет назад. Разница в одном – у меня это получалось без лишних трат».

Несмотря на жесткость характера, Пио всегда уважал любые решения отца, но не забывал и свое видение. Его мечтой было превратиться из негоцианта в держателя виноградников. Его мечта сбылась: начиная с 2014 Pio Cesare больше вообще не покупают виноград, 75 га полностью покрывают запросы компании. Федерике досталось хорошее наследство, в погребе даже сохранилось несколько бутылок первого бутилированного винтажа, 1918 года. Сберечь такое богатство непросто, преумножить еще сложнее, но мы уверены, что это получится. И за это предлагаем выпить бокал одного из двух редких юбилейных кюве в честь 140-летия компании: Barolo Riserva 2000 и Barolo del Сomune di Serralunga d’Alba 2017, ассамбляж четырех лучших виноградников из Серралунги, где начиналась история дома Чезаре Пио. Да-да, прапрадеда Федерики Роси Боффа Пио и основателя рода звали Чезаре, а Пио – это фамилия, просто в те времена имя ставили на втором месте.

* дочь владельца.

PIOCESARE-47-min.jpg

Фото: © Lorenzo Ugo Fanti

Классические и экспериментальные вина

Pio Cesare производят пьемонтскую классику – барберу д’альба, дольчетто, гриньолино, гави и москато, раньше был и арнеис, но собственных виноградников в Роэро нет, поэтому от него решено было отказаться. В своих немногих интервью Пио Боффа всячески открещивался от модернизма, экспериментов и трендов, делая ставку на традиции семьи, но слов из песни не выкинешь, и на виноградниках Pio Cesare в Ланге встречаются:

  • cовиньон блан, в 2019 году его впервые сделали в чистом виде, а также добавляют в небольшой доле в шардоне L’Altro;
  • пино нуар, его ассамблируют с неббиоло для кюве Il Nebbio;
  • каберне, мерло и пти вердо идут в шокирующий бленд с неббиоло и барберой Oltre;
  • сира, небольшая его часть добавляется к барбере для розового вина Rosy.

Последняя новинка от нового, пятого, поколения семьи, Федерики и Чезаре – традиционные вермут и бароло кинато. Их производили до 1950-х годов, когда решили сделать ставку в пользу сухих вин, однако в 2016 году в архивах нашли сохраненные рецепты мамы Пио Роси Боффы, которая протоколировала все, что когда-то производилось на винодельне. 

Вермут производят из шардоне и муската, к которым добавляют 26 трав, немного сахара, спирта и жженого сахара для цвета. Бароло из классической линейки настаивают 21 день на хине, после чего добавляют набор трав и пряностей по семейному рецепту, нужное количество бароло, и ещё через полгода бароло кинато готово к выходу в продажу. В Пьемонте его подают на дижестив, тогда как вермут может служить и аперитивом, если подать его со льдом и лимонной цедрой.

Классическая линейка

Pio Cesare Barolo DOCG 2017

Ферментация в стали, мацерация на мезге 25-30 дней, выдержка 30 месяцев в ботти из французского дуба с небольшой частью барриков.
James Suckling 95
Robert Parker 94+
Decanter 93

Никогда не называйте это бароло базовым! Это классическое кюве, история региона, полагавшегося на ассамбляж, а не на экспрессию отдельных участков. Пять деревень, каждая отвечает за свою часть: Серралунга-д’Альба – структура и потенциал к выдержке, Гриндзане-Кавур – изящество и тело, Ла-Морра – элегантность и открытость, Новелло – свежесть и фрукт, Монфорте-д’Альба – мощь и структура.

Pio Cesare Barbaresco DOCG 2017

Ферментация в стали, мацерация на мезге 25-30 дней, выдержка 30 месяцев в ботти из французского дуба с небольшой частью барриков.
James Suckling 95
Robert Parker 92

В хозяйстве не проводят различий в винификации и выдержке между бароло и барбареско, оба классических кюве выдерживаются в дубовых емкостях с небольшой долей барриков и выходят в продажу в один год. Барбареско – ассамбляж урожая с двух виноградников: Иль-Брикко в коммуне Трейзо и Сан-Рокко Сено-д’Эльвио в Альбе. Иль-Брикко дает свежесть и долготу, Сан-Рокко – тело и округлость во вкусе.

PIOCESARE-58-min.jpg

Фото: © Lorenzo Ugo Fanti

Вина с отдельных виноградников

Il Bricco Barbaresco DOCG 2017

Ферментация в стали, мацерация на мезге 30 дней, выдержка 30 месяцев в ботти из французского дуба с небольшой частью барриков.
James Suckling 97
Robert Parker 93

Это вино происходит даже не с отдельного виноградника, а с трех небольших участков на этом винограднике. Иль-Брикко – одна из самых высоких и прохладных зон в Барбареско, что гарантирует свежесть, кислотность, строгий, поначалу закрытый и редуктивный аромат с характерными тонами красных ягод, граната, смолы, сушеных цветов и черного чая. Непривычно полнотелое барбареско с мощными танинами и прочной структурой, которая гарантирует вину долгую жизнь.

Ornato Barolo DOCG 2017

Ферментация в стали, мацерация на мезге 30 дней, выдержка 30 месяцев в ботти из французского дуба, небольшая часть вина выдерживается в барриках первые 12 месяцев.
​James Suckling 98
Robert Parker 94
Decanter 96

Первое бароло с отдельного виноградника появилось в коллекции Пио Чезаре в винтаже 1985 года. Серралунга-д’Альба исторически была самым важным поставщиком неббиоло для семьи, отвечая за структуру, мощные танины, но при этом и сохраняя свежесть и потенциал к длительной выдержке. Кстати, предыдущий урожай, Ornato 2016, стал «Лучшим красным вином Италии» по версии главного винного гида страны Gambero Rosso 2021.

Mosconi Barolo DOCG 2017

Ферментация в стали, мацерация на мезге 30 дней, выдержка 30 месяцев в ботти из французского дуба, небольшая часть вина выдерживается в барриках первые 12 месяцев.
James Suckling 98
Robert Parker 95
Decanter 95

10 га виноградников в коммуне Монфорте-д’Альба были подарком Пио самому себе на 60-летие. Как он признавался, цена была неоправданно высока, но оно того стоило, ведь характер коммуны радикально отличается от соседней Серралунги. Москони – небольшой виноградник, который в теории должен быть похож на Кащину Орнато: высота 400 метров против 380, в обоих случаях южная экспозиция, в почвах глина, известняк и песчаник. Но стиль радикально отличается: Москони дает вина, которые сочетают привычную мощь с элегантностью, открытостью уже в  молодом возрасте и поразительной свежестью даже в жаркий год.

Piodilei Langhe Chardonnay DOC 2018

Ферментация начинается в стали и заканчивается в барриках, 1/3 из них новые, выдержка на тонком осадке 8 месяцев.
​James Suckling 94

Впервые шардоне появился на виноградниках Pio Cesare в 1980 году, когда пришлось пересадить часть неббиоло в Иль-Брикко (Барбареско). Вино Пио посвятил женщинам, ведь именно благодаря его маме хозяйство перешло под управление семьи Боффа. Первые винтажи были сильно «американизированы» и не стеснялись в дубовой экспрессии, со временем пришел более тонкий и изысканный стиль. С винтажа 2019 года вино будет производиться исключительно с виноградника Москони в Монфорте-д’Альба (Бароло). Также с винтажа 2017 года барбера д’альба Vides поднялась по классификации до категории «супериоре» и теперь производится исключительно с виноградника Москони в Монфорте-д’Альба.

Винтаж 2017 по версии Августо Боффы: «Это был очень жаркий и сухой год, в итальянской прессе писали о катастрофе и повторении урожая 2003-го. Но в Пьемонте в августе было сразу несколько гроз, которые значительно освежили винтаж. Особенно хорошо показал себя неббиоло, он имеет активную корневую систему, а на терруарах с глиной влагу удалось сохранить на протяжение всего сезона. Итог? Бароло и барбареско от Pio Cesare продолжают классическую линию, это вина с большим количеством спелых красных ягоды, к которым добавляются смола и сушеные цветы, вина с обильным, но полированным танином и энергичной кислотностью. Этот винтаж куда раньше будет готов к употреблению, но у него также хороший потенциал для выдержки».

PIOCESARE-56-min.jpg

Фото: © Lorenzo Ugo Fanti

Любимая паста Федерики: Maltagliati alla salsiccia di Bra

Мальтальяти – один из популярных на Севере Италии форматов пасты. Само слово означает «неправильно порезанный»: изначально мальтальяти – то, что осталось после лепки равиоли или тортеллини (ну, как после того, как вы бокалом вырезали кружочки для пельмешков в тонко раскатанном пласте теста). Сальсичча из Бра – гордость Пьемонта, аппелласьонная говяжья колбаска из коммуны Бра. Чтобы приготовить рагу для пасты, от сырой колбаски отщипывают маленькие кусочки, фактически превращая ее обратно в фарш. Вот такие затейники пьемонтцы.

Фото на обложке: © Lorenzo Ugo Fanti.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №142.

Статьи по теме:

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также